МУЗЫКА
Rolling Stone \ Статьи \ МУЗЫКА \ Интервью \ Юрий Шевчук. Радио шансон
 
Юрий Шевчук

Юрий Шевчук
© Фото: Андрей Дорохин, www.rollingstone.ru

Юрий Шевчук. Радио шансон

Автор: Евгений Левкович

"Rolling Stone", №36

DDT записали новый альбом «Прекрасная любовь», который Юрий Шевчук называет антитезой русскому шансону. RS встретился с Юрием Юлиановичем накануне его 50-летия и поговорил с ним о Грушинском фестивале, первом канале и квасном патриотизме.

В пресс-релизе к вашему новому альбому «Прекрасная любовь» сказано: «Это вызов любителям “авторской песни под электрическую гитару” и целому жанру, именуемому “русским шансоном”». При этом на пластинке звучит вполне кабацкий набор инструментов. В чем вызов-то?

Вызов не в форме, а в содержании. Мы почему-то называем шансоном унылую песню про то, как человек садится в тюрьму и там выживает. «Я и Маша — у параши». И все. Но ведь у нас были и Окуджава, и Высоцкий, и Галич. Это разве не шансон? Мы постарались создать пластинку, на которой были бы продолжены именно те традиции, а не развиты ныне существующие, когда в песнях нет ни поэзии, ни метафоры, а есть только атмосфера. Вот Гарик Сукачев тоже «шансонит», и атмосфера у него, чего греха таить, хороша — сразу хочется выпить, закусить. Но нет слов, нет искусства настоящего.

Вы себя сейчас так запросто причислили к настоящему искусству…

Ни в коем случае. С моей стороны «Прекрасная любовь» — просто попытка что-то изменить, а насколько она получилась — судить не мне. Хотя я рад, что завтра нас пригласили сыграть концерт на канале «Культура». Не в тюрьму пригласили и не в казино. Хотя в тюрьме я в августе прошлого года тоже эти песни играл. В Выборгской пересыльной…

Вам не кажется, что время, когда человек выходил на сцену с одной гитарой и поднимал стадионы, безвозвратно ушло? И эффективно бороться за культуру масс можно, только разговаривая с публикой на более современном языке?

Чушь. Во-первых, я не хочу подстраиваться под лохов, которые живут полиэтиленом и пластмассой и для которых главное, чтобы «не грузили мозги». В этом смысле моя цель — «грузить». Может быть, поэтому я такую программу и записал, чтобы была возможность показать ее в любой глуши. Ведь большой электрический концерт в каком-нибудь поселке не развернешь… А во-вторых, ты был когда-нибудь на Грушинском фестивале? Триста тысяч людей! Почему его ни разу не показали по телевидению? Это ведь совершенно народное, не ангажированное никаким шоу-бизнесом явление! Я был там два года назад и могу сказать, что этот фестиваль — возможно, единственная на сегодня попытка создать духовную оппозицию попсе. Любой человек может выйти и спеть, нет этого идиотского деления на хедлайнеров и разогревающих. Я там услышал десятки очень талантливых людей. Наверняка Грушинский фестиваль тоже чем-то болен, но там все равно гораздо светлее, чем на любой нашей рок-тусовке, где очень много технологий и бабла, а толку — никакого. Ты посмотри, что делается: у нас все пытаются играть американскую музыку! Просто вставляют в тексты русские слова — и готово! Огромная страна — никто не может изобрести что-нибудь свое. И весь наш рок — он никакой не русский, а американский на самом деле. Кроме Димы Ревякина, «АукцЫона» и, может быть, еще двух-трех команд.

Многих поражает ваша категоричность в суждениях. Вы не замечаете за собой такого?

Да, Костя Кинчев все время говорит, что я там кого-то учу…

Не только Кинчев.

Да все нормально — я же очкарик. (Смеется.) Если мне природой выпало быть очкастым, то я просто обязан заниматься просветительством.

Кстати, о Кинчеве. Для своего нового альбома Костя написал очередной рок-гимн, в записи которого приняли участие все известные отечественные рок-музыканты…

(Перебивает.) Ну, все очень любят харизматичную личность Кости, всех связывает с ним прошлое — хорошее и романтичное, поэтому ему никто не отказал. Хотя Костя попытался объединить движение, которого сейчас, на мой взгляд, не существует.

Изначально песня «Рок-н-ролл» была написана Кинчевым в ответ на вашу песню «Мама, это рок-н-ролл». Кинчев был возмущен тем, что вы поете «Рок — это я», и в своей песне поставил вопрос: «А кто тогда мы?»

Я в разговорах с Костей язык стер объяснять, что строчка «Рок — это я» подразумевает всего лишь личную ответственность за то, что я делаю, — и ничего больше. Я не тяну на себя одеяло. А объективный индивидуализм — это неотъемлемая часть любого художника. Костя моих объяснений не понимает. Не знаю почему.

Однако больше всего меня удивил тот факт, что Кинчев все-таки пригласил вас на запись и вы даже спели один из куплетов, но в итоге вашего голоса на альбоме «Алисы» нет…

Я сначала согласился — из уважения к Косте, но в последний момент, когда все уже было сыграно и спето, позвонил ему и попросил вырезать мой кусок.

Почему?

Дались вам наши с Кинчевым отношения! У нас произошли идеологические разногласия, мы спорим с ним достаточно давно. Он ко мне апеллирует в своем творчестве, его задевает то одно, то другое. Но это нормально, даже хорошо. Хотя дело, конечно, не в Косте — это наш с ним личный спор. Дело вообще в системе, которую наше государство выстраивает. Мы идем назад к брежневизму, опять этот квасной патриотизм, плакаты. О Родине поют певцы, соли и пота не евшие и крови не нюхавшие. Я написал об этом в песне «Генерал ФСБ»: «Я умереть за нашу родину несчастную готов, но, к сожалению, есть семья и дети». Я против такого патриотизма. Мне кажется, вместо того чтобы тратить миллиарды рублей на плакатики, посвященные 9 Мая, лучше нашим фронтовикам создать коммунизм — бесплатную жизнь. Их осталось-то всего несколько десятков тысяч, дохнущих в коммуналках в полном одиночестве. Неужели это так сложно сделать? Стране пытаются поднять дух чудовищным плоским образом. Опять нашли внешних врагов — Америка, Грузия. Опять мы бряцаем оружием, повылезали эти бездарные генералы, которые просрали все локальные войны. Опять эти глебы павловские сучат кулачками… Шевченко на Первом канале… Это безумие, что они творят! Страну от внутренних проблем пытаются отвлечь внешними! Ребята, при чем тут Америка? У нас у самих такое количество говна! Я стоял осенью прошлого года на русско-китайской границе — тысячи вагонов кедрового леса в день уходят в Китай! Через пять лет у нас тайги не будет! Воровство кругом безумное! Воровство и пьянство. У нас даже в Кремле пьют, вон одного похоронили недавно… Оказывается, Америка во всем виновата, Грузия и Украина. Я пожил при советской власти и могу сказать, что сейчас происходит то же самое. Невероятно, как быстро мы до этого докатились. Меня в этом плане Россия просто восхищает.

Если убрать весь пафос, как вы относитесь…

(Раздраженно перебивает.) Что вы все так пафоса боитесь? Вот это ваша журналистская ирония надо всем — она задолбала уже на хер! Все эти м***и, постмодернисты… В 1991 году, когда рухнула советская власть, я категорически отказался исполнять гимн СССР в стиле диско, хотя в свое время был изгнан из комсомола, за мной следил КГБ, мне шили статью за антисоветскую пропаганду. Потому что я уважаю своих родителей и дедов. И считаю, что негоже топтать их чувства. Пускай люди доживут, они служили этому всю жизнь, хотя и заблуждались. Надо бережнее и интеллигентнее отвечать, не так зло. И не ржать над тем, что для других свято.

Пикет возле эстонского посольства, организованный после сноса Бронзового солдата в Таллине, — это квасной патриотизм или искренний?

Патриотизм был там, в Таллине, а то, что было здесь, — чудовищно! Все эти движухи, «наши», «не наши» — такое вранье! Я жалею, что сам не был в Эстонии с русскими ребятами. Вот им — полная поддержка. Там на самом деле был подъем духа, никем не организованный. А то, что его опять возглавили наши херовы политологи и сделали из него плакат — это ужасно! Никто ведь не задумывается, почему Кремль не разорвал с Эстонией экономические связи, путевое сообщение, а просто помахал у посольства плакатиками. Просто сын Матвиенко купил в Эстонии остров. А еще в Таллине половина московского бизнеса осела. Кстати, знаешь, откуда пошло выражение «квасной патриотизм»?

Нет.

Был такой американский миллиардер Арманд Хаммер, который в годы советской власти скупил почти весь «Эрмитаж». И вот в очередной его приезд товарищ Луначарский водит его по Москве. Ну, естественно, решил показать ему баню — как-никак часть традиционной российской жизни. Естественно, «Сандуны». Приходят они туда, а там сидят три чувака — поэт Голодный, поэт Бездомный и поэт Горький. Все пьют квас и хвалят советскую власть. Американец спрашивает: «Кто это?» А Луначарский отвечает: «Как, вы не знаете? Это же наши главные патриоты!» (Смеется.) Байка наверняка, но красивая.

Комментарии

( Оставить комментарий )

Юра, перестань заниматься политикой.

Только в дерьме измажешся.
Пиши песни!
Москвич,    13:37   2008-12-17
  •   
    • 1
Загрузка...

Наши партнеры: Технично.ру, "Пятое колесо".

© 2006 - 2008 Издательский дом СПН
Любое копирование материалов с сайта запрещено
Rambler's Top100