«Мерзлая земля»

30 Июля 2013 | Автор текста: Александр Кондуков
ROLLING STONE:
«Мерзлая земля»
Николас Кейдж в фильме «Мерзлая земля»

© Imaxtree
Твитнуть

Режиссер — Скотт Уокер
В ролях — Николас Кейдж, Джон Кьюсак, Ванесса Хадженс

После того, как Джон Кьюсак с диким пылом, толком и расстановкой сыграл сексуального маньяка в «Газетчике», каждое появление актера на территории, граничащей с судебной психиатрией, стоит ждать как реальное откровение. Кьюсак, пускающий слюну с винтовкой в руках, и является главной приманкой «Мерзлой земли», подчеркнуто скромного и почти аскетичного по духу проекта новозеландца Скотта Уокера. Знатокам жанра фильмов о маньяках «Мерзлая земля» здорово напомнит «Теда Банди», столь же минималистский проект, создатели которого так же подумали, что в самих преступления достаточно барочного состава, чтобы не особенно перегружать кадры картины. Как и в случае с «Землей», итог получился зверским и убедительным: особенно, когда на титрах показывают весьма комичных внешне реальных участников событий.

Картина у определенно очень талантливого Уокера получилась ярким творческим заявлением по всем фронтам. Во-первых, он познакомил всех со своим стилем: повествование в затемненных кадрах а ля Уильям Фридкин ведется в тягучем темпе, к которому до конца нельзя привыкнуть. Сражаясь с нервической структурой «Мерзлой земли», какое-то время не обращаешь внимания на условные и, видимо, стилизованные реплики персонажей, которые еле давят из себя шаблонные для детективного триллера фразы. Во-вторых, документальная сторона истории и то, что действие развивается на Аляске, позволили Скотту насытить кадры картины деталями, которые обычно в фильмах жанра не используются как недостаточно гламурные. Тут и заплеванные стриптиз-клубы с жирными танцовщицами, и диковатая натура северного штата, которая лишает внутреннего комфорта (кажется, что на экране все время продирающий до костей холод) — ничуть не менее эффективно, чем деятельность пекаря Роберта Хансена.

Персонаж Джона Кьюсака — шизоид и подонок, который, помимо изнасилования девушек и последующей стрельбы по ним, промышлял воровством чучел. При этом у очкастого Хансена, блуждающего с вечно озабоченным лицом, имеется набожная жена и работа в пекарне, которая неясным образом блокирует его от неприятностей с законом. Проблема возникает в лице верткой смуглой работницы секс-индустрии Синди, которая выскальзывает из рук маньяка и портит тихий выход на пенсию сержанту национальной гвардии (Кейдж). Последний словно бы выходит из заморозки и, наплевав на укоры жены (Рады Митчелл) отдает себя гонке за маньяком, действуя со страстью, в принципе не уступающей драйву хансеновских преступлений. Для тех, кто опасается драматического напора Кейджа, заметим, что Аляска подморозила и его: актер лицом не особенно хлопочет.

«Мерзлая земля» холодила бы не так интенсивно, если бы не работа Ванессы Хадженс («Отвязные каникулы»), которая в роли перепуганной шалавы, да еще и с Фифти Сентом (продюсером фильма, кстати) в качестве сутенера, напоминает о высотах, когда-то освоенных покойной Бриттани Мерфи. Что-то между опытной актрисой и несущимся по лесу олененком с простреленным боком. Хадженс повадками напоминает Бэмби, голову которой с удовольствием отвернул бы (да руки оказались коротки) пекарь-реднек. Неплохой разворот карьеры для девушки из «Школьного мюзикла», которая в свои 24 года играет 17-летних и прозрачно намекает на то, что ее интересуют роли, когда-то достававшиеся молодой Джульетт Льюис. И ближе к финалу становится понятно, что крохотное существо, столь отчаянно цепляющееся зубами за мерзлую землю Аляски в надежде спасти свою жизнь, не по зубам адскому пекарю, который просто не сталкивался с по-настоящему дикими животными, а больше все-таки приворовывал чужие охотничьи трофеи.     

Твитнуть