«Ной»

26 Марта 2014 | Автор текста: Алексей Комаров
ROLLING STONE:
«Ной»
Рассел Кроу и Дженнифер Коннели в фильме «Ной»

© Imaxtree
Твитнуть

Режиссер — Даррен Аронофски
В ролях — Рассел Кроу, Дженнифер Коннели, Рэй Уинстон

Если название нового фильма Даррена Аронофски читать не как имя собственное, а как глагол в повелительном наклонении и воспринимать как данный герою этого фильма наказ свыше, все встает на свои места. Ной в «Ное», действительно, только и делает, что ноет и жалуется — на судьбу-злодейку, на нечестивцев из рода Каина, на погоду, в конце концов — слыханное ли дело, муссоны в сорок дней и сорок ночей! Адресат этих жалоб, Господь, грузит истца маловразумительными психоделическими видениями, в которых в фирменном для Аронофски рваном стиле смонтированы сцены грехопадения, изгнания из Рая и убиения Авеля, а также недвусмысленных намеков на грядущий Армагеддон. Избранному же Ною дается карт-бланш на спасение семьи и всякой живности, не повинной в преступлениях рода людского.

Какие бы опасения ни терзали верующую часть зрителей еще на стадии сценарной разработки фильма, оговоримся сразу: «Ной» — ни в коем случае не «экранизация Библии». Во всяком случае, не более чем, скажем, «Отель Гранд Будапешт» Уэса Андерсона — экранизация произведений Цвейга. Отсебятины здесь хватает, начиная от полностью деформированного генеалогического древа Ноя и заканчивая падшими ангелами в образе уродливых каменных големов, но обижаться на Аронофски за вольную трактовку религиозных сюжетов по меньшей мере опрометчиво, поскольку право авторской интерпретации первоисточника никто не отменял.

Протечки в ковчеге обнаруживаются совсем в иных местах — там, где левый борт чрезмерных амбиций режиссера наталкивается на риф формализма, а правый борт завышенных ожиданий его поклонников пробивают скалы несоответствия этих ожиданий реальности. И сквозь щели льется вода, вода, вода — пустопорожние псевдофилософские размышления о том, что нет пророков в своем отечестве, что каждый человек априори грешен, а «Бог ненавидит нас всех», но при этом от проклятия до прощения один шаг. Краткий курс религиоведения для чайников столь же до банальности прост, сколь пестра обложка, в которую он завернут, и Аронофски впаривает этот курс не менее настырно, чем бродячий арбатский зороастрист — житие очередного самопровозглашенного святоши.

У бедняги Адама, когда к нему привели Еву и сказали «выбирай себе жену», выбор и вправду был невелик, чего нельзя сказать о Ное, перед которым стоит не много ни мало — дилемма спасения человеческого рода. Однако в правильности его решения почти не сомневаешься, ведь Рассел Кроу, озаренный неземным сиянием, так страдальчески возводит глаза к небу и по-жаверовски тоскливо смотрит вдаль, что каждому становится ясно — этот парень не подведет. Другое дело, заслуживают ли вообще спасения его сынок Сим со смазливой физиономией новоявленного Ромео — Дугласа Бута, и его нареченная, а по совместительству приемная дочурка Ноя Ила — смыть макияж Эммы Уотсон оказалось не под силу даже водам Всемирного Потопа.

Единственный по-настоящему живой персонаж здесь — дед Ноя Мафусаил (Энтони Хопкинс) с его чисто человеческим желанием успеть полакомиться ягодами, пока мир окончательно не рухнет в тартарары, но по сравнению с суровым внуком он скорее юродивый, вряд ли способный «зажечь глаголом» хоть чье-то сердце.

Даррен Аронофски: «Я сказал Расселу Кроу, что не буду снимать его с двумя жирафами за спиной»

Может, человечество и вправду доживает последние денечки — недаром постапокалиптические ленты в последние годы появляются словно грибы после дождя. Может, все мы на самом деле порочны и не заслуживаем даже шанса на спасение. Но после «Ноя» хочется молить Всевышнего избавить нас отнюдь не от грешников и лиходеев. Избави, Господи, от тех, кто думает, что выполняет Твою волю.

«Ной»
В русский прокат фильм выходит 27 марта

Твитнуть
  • Дружить с нами
  • Twitter
  • Facebook
  • Вконтакте
USA|Spain|Japan|MiddleEast|Mexico|Italy|Indonesia|India|Germany|France|Bulgaria|Brazil|Argentina