«Выживут только любовники»

5 Апреля 2014 | Автор текста: Алексей Комаров
ROLLING STONE:
«Выживут только любовники»

Кадр из фильма «Выживут только любовники»


© Imaxtree
Твитнуть

Вампир Адам (Хиддлстон) — суицидальный мизантроп и романтик, живет в Детройте и коллекционирует винтажные гитары, на которых время от времени наигрывает тягучий мрачноватый блюз. Вампирша Ева (Суинтон) — верная подруга Адама, любит беленькие айфоны, очки RayBan и мороженое «кровь на палочке». Когда Ева приезжает к Адаму из Марокко, ничто, кажется, не может нарушить их медитативное вегетарианское существование с обязательным условием не кусать живых людей. Для нарушения идиллии в город прибывает хищная сестрица Евы — Ава (Васиковска), которая сразу начинает вносить в жизнь героев элементы первобытного хаоса. Вот так 61-летний режиссер Джим Джармуш возвращается с десятым по счету  фильмом «Выживут только любовники» — звенящим гитарными переборами и липким от крови двухчасовым медитативным кинотрансом о вечности искусства и мимолетности жизни.

В одном из интервью середины 80-х Джармуш, обладатель каннской «Золотой камеры» за лучший дебют, признался, что всегда чувствовал себя чужаком на американской земле. Эта некоммуникабельность присуща героям всех его лент, став основой их перекати-поле-мировоззрения. Неприкаянные вампиры-любовники — не исключение. Вселенское одиночество вкупе с этикой нарциссизма возвышают Адама и Еву над человечеством и бесконечно отдаляют от него. От крови живых они отказались столетия назад, причем в силу не гуманистических убеждений, а здорового прагматизма.  

Премьера: Джим Джармуш и Йозеф Ван Виссем в клипе «Etimasia»

Люди, отправившие на заклание Ньютона и Галилея, испокон веков были злыми и вредными, а теперь окончательно деградировали, поэтому и кровь у них невкусная, будто бы прокисшая. А их культурные достижения только вампиры и способны оценить по достоинству, поэтому не случайно в качестве псевдонимов они выбирают имена из литературных и кино-шедевров, начиная от «Великого Гэтсби» и заканчивая «Доктором Стрэйнджлавом». Одновременно режиссер изящно и немного по-хулигански переиначивает отдельные фрагменты истории искусств, приписывая клыкастым создание «Гамлета» и струнного квинтета Шуберта.  

Вампирская драма «Выживут только любовники» Джармуша в Торонто

При всем колоссальном многообразии фильмов о вампирах Джармуш снял, пожалуй, самую тонкую, чувственную и удивительную ленту со времен «Голода» Тони Скотта (1983), где Катрин Денев пыталась остановить стремительное старение Дэвида Боуи. Но если в «Голоде» речь шла о разрушении тела, то здесь Джармуш показывает умирание духа и впервые за четырнадцать лет, с момента выхода «Пса-призрака», вспоминает, каково это — быть великим, обходясь без радикальной трансформации киноязыка. В этой глянцевой, если угодно — хипстерской элегии, блестяще разыгранной Хиддлстоном и Суинтон на фоне богемных ар-деко-интерьеров и постиндустриальных пейзажей, модные апокалиптические мотивы овеяны горькой иронией, донельзя убедительной в устах тысячелетних эстетов, уставших жить, но упорно не желающих умирать.  

Вампиры воюют за кровь, люди — за нефть, не за горами и битва за воду, поэтому, по мнению Адама и Евы, человечество обречено. Наблюдать за его неторопливой агонией им надоело, и они решают уйти первыми, хотя втайне осознают, что даже в этом проклятом мире остались проблески красоты, ради которых можно потерпеть еще немного. Там, где вампиры ведут себя совсем (или почти) как люди, их абсолютное, космическое одиночество наиболее болезненно, но лишь память о человеческом прошлом способна рассеять вековую пыль и облегчить бремя бессмертия.  

Все эти раздумья Джармуша стали материалом для его очередной попытки найти «чистое искусство» в мире, где ничего «чистого» уже давно не предусмотрено. Касается это не только крови, но и жанров, которые можно спасти только в том случае, если использовать знакомые конструкции для искренней медитации. Киноманам, оценивающим «Любовников», есть над чем призадуматься: роман двух уставших от жизни вампиров в некотором роде иллюстрирует стремление нынешних режиссеров преклонных лет угнаться за вечной молодостью (и в этом преуспеть). И если Мартин Скорсезе не так давно в «Волке с Уолл-Стрит» делал это со сведенными от амфетамина скулами, то Джармуш сопереживает вечности как усталый рокер — заставляя героев перебирать струны «гибсона» на диване эпохи Людовика XIV. Каждому — свое.  

«Выживут только любовники»
Фильм Джима Джармуша в российском прокате с 10 апреля   

Твитнуть
  • Дружить с нами
  • Twitter
  • Facebook
  • Вконтакте
USA|Spain|Japan|MiddleEast|Mexico|Italy|Indonesia|India|Germany|France|Bulgaria|Brazil|Argentina