Высоцкий: Спасибо, что живой

30 Ноября 2011 | Автор текста: Александр Кондуков
ROLLING STONE:
Высоцкий: Спасибо, что живой
Высоцкий
Твитнуть

Андрей Смоляков, Оксана Акиньшина

Режиссер Петр Буслов

Формат условного Голливуда на «Первом»  подразумевает, что киноманы-продюсеры Эрнст и Максимов активно интересуется бесогонскими комедиями и чуть меньше — фильмами, более чистыми с точки зрения жанровой составляющей. Пять лет возни с «Высоцким» говорили о том, что инфернальная сторона истории таганского мегабарда все-таки должна быть очень сильна, раз «Первый» искренне тратит на ее раскрутку столько усилий. И это явно очень личный проект для создателей ленты, потому что едва ли у кого-то повернется язык сообщить, что «Высоцкий: Спасибо, что живой» — это блокбастер, а не мемориальная плита.

Свистопляска с исполнителем главной роли, видимо, так надоела продюсерам (и примкнувшему к ним сценаристу Никите), что они вообще решили отказаться от фигуры ведущего актера. Физически Высоцкий на экране присутствует, но скорее раздражает, чем привлекает внимание. Хочется, чтобы он отвернулся и отполз бы куда-нибудь за кулисы, благо основные по степени эмоционального накала события разворачиваются на сценах узбекских ДК. Мерцающий взгляд и выдвинутая вперед челюсть, совсем как у повелителя бандерлогов — мультяшного питона Каа, град пота и общая вялость не очень вяжутся с задачами «Первого» как развлекательного предприятия. «Спасибо, что похож», — вот и весь казус нынешнего «Высоцкого».

 

Владимир Высоцкий, морфинист и суперстар, отправляется на гастроли в Узбекистан, где местный КГБ задорно трясет еврея-промоутера (переигравший всех в итоге «наш Альмодовар» Дмитрий Астрахан), а тщедушные таксисты готовы при случае насиловать русских блондинок. Моральный выбор в «Высоцком» стоит таким образом, что не очень понятно, за кого переживать: за КГБ в лице Андрея Смолякова, решивший прекратить торговлю левыми билетами и взять великого барда на поводок, или за банду неприятных гастролеров. Максим Леонидов, Андрей Панин, Иван Ургант и их бледнолицый патрон больше напоминают персонажей зооэкзотариума, нежели драматических персонажей. И тут настает час Акиньшиной ("Ненавижу твои стихи", крутая фраза, - которая в некоторой степени объясняет странный выбор песен) — в роли 19-летней Татьяны Ивлевой, с грацией Бэмби везущей морфий в Узбекистан. 

Надо думать, что режиссерская победа Петра Буслова («Бумер») сводится к тому, что вечный «необработанный бриллиант» нашего кино Акиньшина ведет себя в кадре почти как настоящая актриса, а не как заглянувшая в кадр кислая ПТУшница. Все остальное – на уровне дирекции кино «Первого кино», каленой продюсерской рукой изничтожающей в режиссерах все остатки человеческой своеобычности. Как и в случаях прочих лент «Первого» (особенно предновогодних), кажется, что конечный вариант фильма — в данном случае не очень гармонично смонтированного, сцену с кривляющимся на восточном базаре можно было бы урезать раза в четыре, — снимал не конкретный режиссер, а некий носитель коллективного разума, эдакий кубриковский монолит с «единицей» на борту. Едва ли «Высоцкий» добавит пищи для размышлений тем, кто еще не вволю нафантазировался о внутренней логике создателей «Ночных дозоров», а всем остальным просто покажется, что русские актеры второго плана по-прежнему готовы дать фору Де Ниро и Де Вито вместе взятым. Может, зря. 


Сценарист фильма Никита Высоцкий о фильме:

Текст: Сергей Миненко

Уступки и Буслов 

«Мы не то что тестировали Буслова, он человек уже с весьма определенным бэкграундом. К тому времени мы обсуждали человек семь-восемь на эту роль. Кто-то отказывался сам, понимая, что ответственность такая, что потом раздавят. Есть такие фильмы, когда ты понимаешь, что если получится, то ты достигнешь определенной ступени, а если нет, то ты улетишь так низко, что даже до той ступени, на которой находился до этого, будешь еще ползти всю оставшуюся жизнь. «Высоцкий» — редкая картина, в которой актеры готовы сниматься, идя на уступки: что-то отменять, чем-то жертвовать. У нас были случаи, когда люди, прочитав сценарий, отказывались именно поэтому. Потому что понимали, что если что-то не пойдет, то можно потерять репутацию». 

2 часа наедине с Высоцким 

«Когда процесс был запущен, случались паузы, пересъемы. Все объясняется двумя вещами. Кино — это искусство компромиссов, особенно массовое кино, но мы не хотели опускать планку, чтобы это было достойно Высоцкого. Вторая проблема — это тот способ реализации проекта, который мы выбрали. Его любили люди от писателей до сидельцев, от дворников до ученых. Мы хотели сделать кино для всех, чтобы у каждого была возможность побыть два часа наедине с Высоцким. У нас очень мало кто снимает большое кино, и наше производство к этому не очень готово. Все наши технологии, связанные с продвижением, с прокатом, хромают. Хотя, конечно, не мне об этом рассуждать. Тем не менее, преодолевая трудности, мы сделали хорошее кино. Энергичное, живое кино. Многие люди избегают масштабных проектов, потому что понимают, что творчески их реализовать можно, а технически — очень тяжело».


100 съемочных дней 

«Мы ошибались, а как без этого. У нас приблизительно было сто съемочных дней по 12 часов. Сейчас обычно полнометражную картину делают за 40 дней. Но у нас так происходило из-за того, что мы, ударяясь в стену, не пытались оставлять все как есть, а переснимали, делали так, как было нужно. Я ни о чем не жалею. Мне хочется, чтобы люди поняли, что мы не отходили от главного. Мы не дубоголовые люди, которые перли напролом, но мы не хотели опускать планку. Бывали случаи, когда актер не попадает в график, мы брали другого. Есть вещи, которые могли бы получиться лучше, но нельзя было простаивать. Вообще я доволен нашими актерами. Хотя у нас есть несколько актеров, которые в общественном мнении совсем не актеры. Максим Леонидов, например, конечно, снимался в кино, но в общественном сознании он все же музыкант. Ваня Ургант также в общественном сознании прежде всего шоумен. Тут же драматическая роль. Вообще у нас восемь главных ролей».

Дивиденды и факты 

«Мне кто-то сказал: «Вы все время лезете на экран, а вашего брата (Аркадия – прим. RS) не видно». Но я, извините, не лезу. У меня есть задача продвигать картину. В другой раз, поскольку я руковожу музеем Высоцкого, мне надо продвигать его. Из такого рода своей известности я не хочу никаких дивидендов получить. Мне даже все равно, сколько денег в прокате соберет фильм, я от этого все равно больше не получу. Но я хочу, чтобы картина о Высоцком была успешной. Я хочу, чтобы труд нескольких сотен людей пришел к зрителям. И потом у меня хватает мозгов, чтобы понять, что в таком масштабном проекте вот так вот с первого раза быть сценаристом и продюсером – это особое положение. Даже если у меня будут еще работы в кино, то такое положение я там уже не займу. В этом есть свои плюсы и минусы». 


Твитнуть
  • Дружить с нами
  • Twitter
  • Facebook
  • Вконтакте
USA|Spain|Japan|MiddleEast|Mexico|Italy|Indonesia|India|Germany|France|Bulgaria|Brazil|Argentina