Ларс Ульрих: «Я все ждал, когда меня выгонят из-за установки»

26 Декабря 2013 | Автор текста: Остин Скэггз
Ларс Ульрих: «Я все ждал, когда меня выгонят из-за установки»
Ларс Ульрих
Твитнуть

В 2009 году RS пообщался с барабанщиком группы Metallica Ларсом Ульрихом, которому сегодня исполнилось 50 лет. Несмотря на то, что на тот момент Metallica была принята в Зал славы рок-н-ролла совсем недавно — событие состоялось весной 2009 года в Кливленде, — именно команда Ульриха стала хэдлайнером юбилейного концерта в честь 25-летия Зала. Выступление произошло в октябре на сцене «Мэдисон Сквер Гарден», а компанию американцам составили Брюс Спрингстин, Стиви Уандер, U2, Арета Франклин и Эрик Клэптон. «Да я наверняка все эти два дня торжеств буду торчать в гримерке и пялиться на знаменитостей, — хохотал Ульрих незадолго до мероприятия. — Нас ждет плотный угар!» Мы начинаем разговор с Ларсом после одной из репетиций, во время которой музыканты снова прогоняли свой «юбилейный» часовой сет. В сентябре у группы началась вторая часть американского тура «Death Magnetic», который продолжался по всей планете до середины 2010 года.

На Земле еще остались места, где Metallica не выступала?

Вот в данный момент я нахожусь в каком-то финском городке. Даже не буду пытаться произнести название. Тут по три месяца стоят белые ночи, и у людей вырабатывается настоящий фестивальный дух. В последние несколько лет нас полюбили в Скандинавии. Прикольно, что тут всем требуется такой тяжеляк. На концерты ходят и дети десятилетние, и старичье — наподобие нас самих.

Вы недавно отыграли три концерта в Копенгагене. Каково это — выступать в родном городе?

Родной город — это все. Я помню, что даже проснулся в Копенгагене среди ночи и начал вспоминать, вписал ли я в гостевой список того парня, вместе с которым я в третий класс ходил.

И все это происходило в родительском доме. Слезы наворачиваются.

Не совсем так (смеется). Дом, в котором я рос, сейчас занят клиникой по лечению бесплодия. Они свои процедуры как раз в подвале совершают, где у меня стояли барабаны и висели все любимые постеры Ричи Блэкмора, Slade и Status Quo. Каждый раз, когда я приезжаю в родные места, то показываю детям свой старый район и клубы, куда я на первые концерты ходил. Жаль, что больше нет студии Sweet Silence, где мы записывали «Ride the Lightning» и «Master of Puppets».

Тебе понравилась церемония принятия в Зал славы в Кливленде?

Сумасшедшие двое суток! Мы решили пригласить туда около двухсот человек, благодаря труду которых нас и ввели в Зал славы, — парней с лейблов, тур-менеджеров, техников. Днем ранее мы играли в Париже; прилетаем в Кливленд и понимаем, глядя на всю эту тусовку: «Вот это жизнь!» Как бы я хотел продлить тот момент! На следующий день, перед самим концертом, у нас был саундчек, и все шло как по маслу: я играл на барабанах классический блюзовый стандарт «Train Kept A-Rollin’», а на гитарах были Джимми Пейдж и Джефф Бек. У меня мозги взрывались — я все ждал, когда меня выгонят из-за ударной установки.

А где ты хранишь свой кубок, которым вас награждали?

Рядом с граммофончиком «Грэмми» в какой-то пыльной коробке. Сама коробка где-то в подвале припрятана. Я жилую площадь стараюсь кубками не засорять — достаточно того, что все эти премии живут в моей памяти.

Ты вроде бы какие-то сувениры, связанные с Metallica, коллекционируешь?

Подвал ломится. Самая крутая вещь — это маленький зеленый ежедневник. Там содержится хроника первых нескольких концертных месяцев, которые мы провели вместе. Записано все — сет-листы, даты, места, количество публики, заработанные деньги. Что до бабок, то там нули в основном проставлены.

У Metallica есть особый рецепт долголетия?

Наша команда устроена самым классическим образом. Мы друг другу уже все высказали, что могли. Сейчас главное не подводить друг друга. В отличие от многих наших сверстников, на помойке мы не валялись и старались уважать окружающих. И все мы ощущаем ответственность за великий путь Metallica! Сейчас время на таланты не особенно богатое, так что мы одни за всех.

Твитнуть