Queen и Адам Ламберт о новом туре, Фредди и отношениях с Джоном Диконом

7 Марта 2014 | Автор текста: Энди Грин
Queen и Адам Ламберт о новом туре, Фредди и отношениях с Джоном Диконом
Брайан Мэй и Адам Ламберт

© www.rollingstone.com
Твитнуть

Пять лет назад Адам Ламберт проходил отбор на шоу «American Idol», исполняя «Bohemian Rhapsody» и «We Will Rock You» группы Queen. Но, наверное, даже в своих самых смелых фантазиях он не мог представить, что впереди его ждут выступления с Queen в качестве фронтмена коллектива. Трио из Ламберта, Брайана Мэя и Роджера Тейлора в прошлом году уже выступало вместе, а в этом они собираются прокатиться с туром по Америке. Rolling Stone поговорил с Брайаном Мэем, Роджером Тейлором и Ламбертом о предстоящих гастролях, планах на будущее и их отношениях с бывшим басистом Queen Джоном Диконом.

Адам, Фредди Меркьюри ведь сильно вдохновлял вас в юности?  

Адам Ламберт: У Фредди было столько мощи и яркости в голосе! И я всегда пел громко, так что всегда идентифицировал себя с ним — как он будто бы штурмовал песни. Он просто образцово их атаковал. Но при этом он умел быть мягким и лиричным. В его голосе было множество разных оттенков, и я был под сильным впечатлением.  

У меня вопрос к остальным. Каково было увидеть поющего Адама в первый раз? Вас что-то наверняка смутило?  

Брайан Мэй: И смутило, и восхитило. Я всегда думал, что пение — это тяжелый физический труд. И сейчас в Англии мне часто припоминают, как я нападал на шоу «The Voice» (в мае 2013 года Мэй назвал передачу «тупой и депрессивной», — прим. RS). Я всегда считал, что это дурацкая идея просто ставить парня перед экраном и включать фонограмму. Ведь певец должен взаимодействовать с группой на физическом уровне. У вокалиста должно быть свое звучание, образ, животный магнетизм. Это нельзя оспорить. Когда ты видишь Адама, ты сталкиваешься с шоуменом. Он исполняет песни от всего сердца. И он еще умеет интерпретировать песни, так что у меня не было сомнений в том, что он крут. Редко встретишь человека, который обладает и таким сильным талантом, и одновременно впечатляющим инструментом, преподносящим этот дар.  

Роджер, а вы когда впервые увидели Адама? Это было на YouTube?  

Роджер Тейлор: Да. Один мой друг-музыкант из Америки сказал мне: «Ты должен глянуть на этого парня в «Idol». Так что, Адам, мы нашли тебя через Google. Его голос просто феноменален. Я просто рот открыл: «Вау!».  

Адам: Спасибо, ребята!  

Тейлор: Я тогда сказал, что ты выглядишь немного как Элвис. А про себя подумал: «Очуметь, что у парня за голос. Сколько октав!». Вот каковы были мои первые впечатления. В общем, они, наверное, вряд ли отличались от эмоций людей, которые слышали о каком-то невероятном таланте, а потом столкнулись с ним лицом к лицу.

Брайан Мэй: «Присутствие Саши Барона Коэна мешало бы картине о Фредди»

На пресс-конференции вы сказали, что он «дива в лучшем возможном смысле этого слова». Со временем в это определение добавилось конкретики?  

Тейлор: Для меня «дива» — это значит невероятный, возмутительно театральный, блестящий исполнитель.  

Мэй (с сарказмом): Он еще и столь же сложным оказался.  

Ламберт: Это вы еще не все видели! Советую заглянуть в мой райдер.  

Адам, ну с вами, наверное, по всему каталогу Queen прошлись. Вы же теперь все песни группы знаете?  

Ламберт: Когда мы поехали на гастроли в Европу, у нас было примерно десять дней, чтобы порепетировать. Большинство известных хитов были мне знакомы. Я вырос слушая их. Но были и песни, которые мне еще предстояло узнать. В общем, я действовал почти под прессом, разучивая их. Но мне по душе давление!  

У группы есть много молодых поклонников, которые никогда не имели шанса увидеть Queen живьем. И для них группа уже не воспринимается ностальгической — они принимают ее как новую.  

Мэй: Нам очень непросто далось решение запустить проект снова. Сейчас мы находимся в той фазе, которая наиболее близка к Queen в ее золотые годы. Но при этом наша группа — не копия и не репродукция. Это не имитация. Мы играем живьем, у нас великолепный певец. Есть и кое-что новое. И в целом, звучит все ярко и громко, так что многие люди придут на все это посмотреть. 

Ламберт: Я думаю, что всех должен привлекать тот момент, что мы звучим круто и играем все живьем. В современной музыке часто вы приходите на концерт, и там вас ждет множество заранее записанных звуков. И люди просто переключают настройки с одной песни на другую. Что есть, то есть. Я ни в коем случаю не являюсь противником такого подхода. Но Queen — это чисто живая группа, и поэтому она звучит так круто. Мы не играем под звучащие треки и метрономы. У нас живые инструменты, я пою все вокальные партии, а мне подпевают два этих джентльмена. Все чисто и органично. Сейчас такое время, что я рад за публику, которая придет на шоу и увидит, что тут играют от души.

Я, конечно, знаю, что вы уже много концертов отыграли вместе, но все равно не могу не спросить. Адам, ты не ловишь себя на мысли, что стоя с этими мужчинами, ты оказываешься в сюрной фантазии?  

Ламберт: Это прекрасно. Это сюрреалистично. Я чувствую огромную гордость. И еще — огромный прилив вдохновения. И тебя как будто в омут бросают — ты обязательно должен выплыть, иначе сдохнешь. Особенно когда ты в первый раз оказываешься на сцене на Украине перед лицом 300 тысяч человек. Тогда я подумал: «Ну что? Сейчас или никогда. Ты должен пройти это». Это было похоже, как ты выходишь к камере на «American Idol» и на тебя смотрит вся страна. В таких ситуациях не остается ничего, кроме как идти напролом.  

Вы думали о том, что произойдет, когда американский тур закончится? Может быть, еще серия концертов за океаном?  

Мэй: Совершенно необязательно. Но такая возможность есть. Может, мы и разовьем этот тур в нечто большее. У нас есть ряд хороших предложений, но пока мы сконцентрированы на американских гастролях.  

Вы открыты идее, чтобы записать новый материал с Адамом?  

Мэй: Я открыт ко всему.  

Тейлор: Это было бы очень мило. Посмотрим, что будет в туре. Для начала нам нужно получить от концертов удовольствие.  

Ламберт: Надо к ним очень серьезно отнестись. Такой шанс тебе представляется раз в жизни. Это не то что бы «пора на работу». Это — особенное событие.  

Брайан Мэй: «Прилетевший астероид чуть не лишил Россию целого города»

Вы все еще на связи с Джоном Диконом?  

Мэй: На самом деле, не на связи. Ему это не нужно. Он хочет уединения в своей личной вселенной.  

Тейлор: И он полностью отказался от любого типа социальных контактов.  

Вы с ним видитесь, разговариваете?

Тейлор: Нет, нет. Я думаю, что он просто настолько хрупок, что ничего не хочет знать о музыкальном бизнесе и людях, которые в нем вертятся. По крайней мере, это честно. Мы уважаем его выбор.  

Мэй: Но он все равно пристально следит за нашими финансами. Джон Дикон остается Джоном Диконом. Мы ничего не предпринимаем по финансовой части, пока все с ним не согласуем.  

Адам, а вы по-прежнему сфокусированы на сольной карьере, верно? Queen — это же для вас что-то вроде сайд-проекта?

Ламберт: Скорее не сайд, а сайд-бай-сайд — параллельный. У меня полно энергии и все время хочется заниматься чем-то разным. Если я не загружен по горло, я чувствую себя беспомощным. Мне скучно. В начале года я даже появился в сериале «Лузеры». В прошлом месяце я был в Швеции и работал над сольным материалом. Уже в субботу я туда вернусь, чтобы продолжить. Мне нравится делать все сразу. А когда ты занимаешься Queen, у тебя есть дополнительный источник вдохновения. Я многому научился у этих двух джентльменов. И еще массу всего я узнал у их аудитории. Думаю, что накопленный опыт поможет мне сделать лучше и мой собственный материал.  

Queen
Купить альбом «Greatest Hits III» в iTunes можно здесь



ROLLINGSTONE В СЕТЯХ
Follow @rsrussia
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Новости партнеров
Твитнуть