Срам Христа Спасителя: Два года для Pussy Riot

17 Августа 2012 | Автор текста: Сергей Блохин
Срам Христа Спасителя: Два года для Pussy Riot
Pussy Riot

© www.rollingstone.com
Твитнуть

Сегодня завершился суд над Марией Алехиной, Надеждой Толоконниковой и Екатериной Самуцевич, ставших известными всему миру под именем Pussy Riot. Результатом оглашения приговора, которое заняло у судьи Сыровой почти три часа, стало признание всех трех участниц виновными в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти. Мария, Надежда и Екатерина приговорены к двум годам колонии общего режима каждая. Срок пойдет с момента задержания каждой из них, то есть с марта. Приговор может быть обжалован в течение 10 суток.

Что еще мы узнали сегодня?

Что Россия не является светским государством. У верующих здесь есть особые права, внутренний распорядок церкви может подменять закон, а понятия «кощунство» и «богохульство» - стать ключевыми в судопроизводстве. По сути, на наших глазах состоялся православный аналог шариатского суда. Так что остается только поблагодарить судей (или попов?), что девушек не побили камнями.
 
Что Путин не является политиком. Судья Сырова отказалась признать политические мотивы антипутинского перформанса Pussy Riot, сославшись на слова «потрепевшего» о том что «в храме не было политических лозунгов, фамилии ни одного из политиков не прозвучало». Врочем, есть вероятность, что фамилия Путина во время панк-молебна «Богородица, Путина прогони!» действительно не звучала. Многие до сих пор не в курсе, что в самом храме никакой музыки не было (а были только «бесовские дрыгания» в течение 30 секунд), но была заснята визуальная основа для смонтированного позже видеоролика. Но невероятным образом эти две вещи - реальное присутствие Pussy Riot на амвоне ХХС (от которого охранник перестал спокойно спать, а ключница испытала «моральные страдания») и виртуальное исполнение песни про Богородицу - были смешаны в рамках судебного процесса. Обвинение, в зависимости от своих сиюминутных потребностей, апеллировало то к первому, то ко второму, придавая происходящему совсем уж психоделический оттенок. Так или иначе - Путин ни при чем.

Что общество успешно заражено антизападной паранойей. Судья Сырова в процессе вынесения приговора несколько раз упоминала факт наличия у Надежды Толоконниковой «канадского вида на жительство» - никто так и не понял, зачем. Поддерживающие Pussy Riot всемирно известные артисты были объявлены проводниками неких западных интересов. Да и в комментариях к материалам про Pussy Riot на этом сайте нет-нет, да и встретится заговорщицкая реплика в духе «а вы знаете, из какой страны этот журнал?». Советский человек поддерживать Pussy Riot не станет, это может делать только наймит госдепа.
 
Что в России практически не существует профессионального информационного телевещания. Процесс, к которому приковано внимание не только всей страны, но и всего мира, - это как минимум высокий рейтинг, не говоря уж о журналистском долге. Сегодняшний приговор транслировали в прямом эфире CNN и BBC, в то время как наши телеканалы рассказывали об очередном фестивале игры на ложках в Усть-Пердольске. Исключением стал «Москва 24», который периодически давал картинку из зала суда. Москвичам все-таки дозволено.
 
Что большинство граждан нашей страны не понимают разницы между субъективными морально-этическими категориями и печатными законами, смело замешивая из них ядреный коктейль ненависти. Мало кто из противников Pussy Riot сможет внятно объяснить вам, в чем заключается состав уголовного преступления девушек, но все они с подозрительным вдохновением расскажут о сексе на девятом месяце беременности и курице в п**де. Главное обвинение Pussy Riot заключается в том, что они «ненормальные» и что «так нельзя» (и, разумеется, попробовали бы они в "мичети").

Что слово «феминизм» является в России не меньшим ругательством, чем пресловутая «толерантность». Судья Сырова сравнивает его с религией и обвиняет участниц Pussy Riot в разжигании, утверждая, что «идеи превосходства одной идеологии над другой дают почву для вражды». Обыватели же не верят, что девушки могли сами написать свои речи, свои песни - и вообще, что-то сделать сами. Это же всего лишь бабы. Рожать и готовить - ок, но думать? Принимать решения? Поднять на дыбы всю систему? Нет, женщины на это не способны - они лишь пешки в чьей-то игре, организованной каким-то другим полом. Агрессивная мужская доминация выражается в обилии слов вроде «шлюхи» и «шалавы» и предложениях если не наказать их, то хотя бы унизить. О чем тут говорить, если даже либеральный светоч Алексей Навальный снисходительно называет их «дурочками», таким образом по сути отличаясь от стада агрессивных шовинистов лишь требованием соблюдать закон. Спасибо и на этом.

Впрочем, кажется, мы знали все это и раньше. Произошедшее сегодня в Хамовническом суде не может шокировать россиян, которых уже, есть подозрение, ничем не шокируешь. В конце концов, это в нашем гимне есть строчка «так было, так есть и так будет всегда». Но хватит о грустном.

Предлагаю остановиться на более существенном открытии дня. Мы знали, что Pussy Riot - это арт-феминистки, своим перформансом заставившие всю страну рассуждать о разделении церкви и государства, равенстве полов, независимости суда, противопоставлении христианских и РПЦ-шных ценностей и прочих вещах, вызывающих жесткую аллергию в нашем не очень-то уютном средневековом болоте. Но при этом даже их сторонники периодически недоумевали: почему их называют музыкантами? С какой стати после пяти плохо записанных непрофессиональных треков зарубежные люди вроде Алекса Капраноса и Бьорк считают их своми коллегами? Между тем, аккурат к приговору был выпущена отличная песня, вполне соответствующая лучшим образцам классического феминистского панк-рока в духе движения Riot grrrl. Компакт-диск с синглом «Путин зажигает костры» раздавали у Хамовнического суда, а сама песня громко играла из окна соседнего дома под самый конец разбирательства. Лично для меня вопросов больше нет: Pussy Riot - это еще и настоящая панк-группа. 

Некоторые, правда, спросят - а как они записали это в СИЗО? И тут следует напомнить, что Pussy Riot следуют концепции творческой анонимности. Конкретные имена и участники не имеют значения. Вот что об этом говорит словенский философ Славой Жижек: «Они - концептуальные художники в самом благородном смысле этого слова: художники, воплощающие Идею. Поэтому-то они и носят балаклавы: маски деиндивидуализации, освободительной анонимности. Их балаклавы говорят, что неважно, кого из них арестуют, они - не индивидуумы, они - Идея. Поэтому-то они и представляют такую угрозу - легко посадить в тюрьму индивидуумов, но попробуйте посадить в тюрьму Идею!»    



ROLLINGSTONE В СЕТЯХ

ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Твитнуть