«Детским проектом» Людмилы Улицкой интересуется прокуратура

7 Февраля 2014 | Автор текста: Евгений Левкович
«Детским проектом» Людмилы Улицкой интересуется прокуратура
Людмила Улицкая

© www.youtube.com
Твитнуть

Книга Веры Тименчик «Семья у нас и у других», появившаяся в рамках «детского проекта» Людмилы Улицкой с похожим названием «Другой, другие, о других», целью которого, по словам писательницы, является «попытаться хотя бы снизить градус ненависти у необразованной части населения и их детей к непонятным для них явлениям — от религии до форм одежды» (собственно, именно из-за этой книги Людмилу Евгеньевну в ближайшее время могут вызывать на допрос, как составителя серии), была напечатана небольшим тиражом издательство «Эксмо» в 2006 году.

Заметили ее, надо сказать, еще тогда: в интернете можно найти массу гневных отликов — как от персон публичных и известных (например, епископа Пермского и Соликамского Иринарха, или доктора филологических наук, профессора Ульяновского госуниверситета Олега Самарцева, который назвал книгу «несомненно опасной») до рядовых граждан.

Для примера — одна из характерных аннотаций, предупреждающих об «опасности» издания: «В книге показан отрицательный образ современной русской семьи, пропагандируется образ жизни, в основе которого вседозволенность и безответственность, размываются моральные нормы и ценности. Книга также содержит пропаганду гомосексуализма, педофилии, формирует отношение к таким явлениям как к норме». «Эта книга у нас — многострадальная, — признается сама Улицкая. — Некоторые ее просто не приемлют, она вызывает ужас, отторжение, особенно в среде наиболее матерых гомофобов».

«Семья у нас и у других» делится на две параллельно существующие части: художественную и документальную. Сюжет художественной незатейлив как коммуникативная труба: в обычную столичную школу переводят беженца из Сухуми Даута, кто-то из одноклассников тут же дразнит его «азером», Даут дает обидчику по лицу, завязывается драка, по итогам которой приезжий постепенно сходится (без всякого сексуального подтекста) с русским мальчиком Кириллом, с которым ведет задушевные беседы. Кирилл недоумевает по поводу того, как абхазский ребенок может до дрожи бояться и одновременно любить своего отца и как тот может побить собственного сына за те или иные проступки, а воспитанный в строгости Даут, в свою очередь, шокирован тем, что русские дети могут позволить себе ослушаться старших и что Кирилл способен, пусть по-детски, но быть влюбленным в приемную дочь своего отца, который живет уже не с мамой Кирилла, а с другой женщиной, но все они прекрасно общаются и никаких обид друг на друга не держат.

Постепенно уроки толерантности дают свои плоды, и мальчики становятся друзьями. Единственный эпизод в художественной части, который теоретически мог возмутить хранителей духовных скреп, занимает всего несколько строк: мама Кирилла, разговаривая с детьми о том, какими разными бывают семьи, подкладывает им в качестве примера статью из глянцевого журнала, в которой сказано, что сенат Нидерландов одобрил закон, уравнивающий в правах традиционные и гомосексуальные браки. У Даута при этом «перехватывает дух». По словам Улицкой, эпизод был включен в книгу «исключительно в интересах тех детей, которые уже усыновлены в гомосексуальных семьях: для того, чтобы их не обижали, чтобы их не травили в школе, чтобы они не подвергались никакому давлению и унижению».

В документальной же части Вера Тименчик, являющаяся кандидатом в доктора наук по антропологии, языком, доступным последнему десятилетнему оболтусу, рассказывает об истории возникновения понятия «семья» и эволюции восприятия этого понятия в разных культурах и в разные исторические периоды. С этой частью все гораздо сложнее, поскольку наряду с мусульманским многоженством, православной патриархальной традицией и амазонским матриархатом, в одном из эпизодов, пусть в безоценочном, сугубо историческом контексте, рассказывается о таком явлении, как педофилия. «История гомосексуальных браков началась не вчера, — пишет Тименчик в главе под названием «Это мало кто знает». — Например, у африканской народности азанде мужчинам разрешалось иметь несколько жен, но при этом другим мужчинам жен не хватало, поэтому они могли брать себе в «жены» юношей 12-20 лет. Когда «мальчик-жена» достигал зрелости, он уходил от «мужа», становился воином и брал себе в жены женщину, если, конечно, удавалось. Если нет — он тоже находил себе «мальчика-жену».

Никакой «пропаганды» в этом, конечно, нет, но вопрос «зачем это вообще знать детям 10-12 лет, не рано ли?» (именно на такую возрастную группу рассчитана книга), безусловно, возникает.

«Я совершенно уверена, что детям надо говорить обо всем, — считает сама Вера Тименчик. — Но говорить должны специалисты, и говорить должны правильно, потому что дети все равно обо всем узнают, но узнают в подворотне и в таком ракурсе, в котором не хотелось бы преподносить то или иное явление».

Смогла ли она сама соблюсти ту самую «правильность», не являясь ни детским психологом, ни детским литератором — главная загвоздка во всей этой истории.

«Нельзя просто взять и рассказать детям о таких вещах как гомосексуализм и инцест, при этом не заручившись рекомендациями педагогов или детских психологов, о чем издатели почему-то не подумали», — пожалуй, самый здравый комментарий о книге, который удалось встретить в публичных дискуссиях, и комментарий, кстати, от психолога. Однако за «детский проект», к которому за почти десятилетнюю историю не было до сегодняшнего дня ни одной претензии, взялись уже совсем другие люди.

«Содержание изданий будет проверено на наличие признаков пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди детей», — заявил старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима. «Проверка проводится в связи со статьей в ульяновской прессе, в которой журналист (имя не называется, — прим. RS) эту пропаганду усмотрел. Экспертам предстоит установить, действительно ли в упомянутой книге имеются признаки информации, способствующей развитию гомосексуализма у детей. В зависимости от этого будет принято решение о приостановке деятельности проекта».

Сама Людмила Улицкая, которую, по ее словам, уже вызывали в следственный комитет (в СК пока что эту информацию опровергают) — говорит, что «совершенно готова к защите своей позиции», так как считает, что «она просто единственно возможная». «В действительности уровень информированности общества и о самом явлении гомосексуализма, и о его практике — нулевой, — говорит Улицкая. — Сегодняшний закон только подогревает злобные, агрессивные чувства в самой необразованной среде».    

Детский проект Людмилы Улицкой «Другой, другие, о других»
Купить книгу Веры Тименчик «Семья у нас и у других» на сайте Ozon можно здесь

Твитнуть