• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Интервью, записанное во время пресс-показа и пресс-конференции фильма «Сталинград»

14 Октября 2013 | Автор текста: Kim
Интервью, записанное во время пресс-показа и пресс-конференции фильма «Сталинград»
Петр Федоров и Дмитрий Лысенков в фильме «Сталинград»

© с официального сайта
Готовы ли русские зрители к просмотру фильма, в котором жалко и солдат Вермахта, и красноармейцев?

Игорь Тилькин, сценарист: Сейчас русский зритель готов к этому, как никогда лучше. Правда, поначалу мы столкнулись с одной неприятной проблемой: нам приходилось объяснять потенциальным зрителям, что собственно такое «Сталинград». Как оказалось, мало кто интересуется этой информацией сейчас.

Федор Бондарчук, режиссер: Когда Томас Кречманн приехал на площадку, он попросил, чтобы немецких солдат играли немцы. Я думаю, это привнесло если не баланс, то реальную картину сотрудничества. Мы не воевали с карикатурными персонажами, которые воевали с полевой кухней — таких офицеров, как капитан Кан, были миллионы. Мы не раскрывали темы равенства и всепрощения, для нас был важнее баланс. Примечательно, что молодежь хуже воспринимает любовную линию Кана и русской девушки, чем ветераны, которым мы показывали картину. Первые очень пренебрежительно отзываются о самой идее любви между русской девушкой и немцем. Но, повторюсь, сцена взаимного убийства посвящена не примирению, это символ войны.

Кстати, я хочу рассказать об одном интересном наблюдении во время съемок — удивительно, но факт: на площадке Петр Федоров и Томас Кречманн избегали, обходили друг друга — поди пойми, почему? Они здоровались и расходились в разные стороны, между ними была стена, это было заметно невооруженным глазом. Я спросил у Пети как-то: вы вообще общаетесь с Томасом? Он отрицательно покачал головой. Как это объяснить — не понимаю.

Томас, в 1992 году вы играли в фильме «Сталинград» немецкого режиссера Йозефа Вильсмайера. Каково вам было играть в новом «Сталинграде»?

Томас Кречманн, актер: Вы знаете, я очень благодарен и признателен создателям нового «Сталинграда», потому что они дали мне возможность сыграть очень интересного персонажа. Роль Кана я могу сравнить с ролью капитана Вилма Хозенфельда в картине Романа Полански «Пианист». Это образ героя, который изо всех сил пытается сохранить человечность в нечеловеческих условиях. Тема любви в «Сталинграде» — это основа для раскрытия моего героя, она очень важна.

Что в истории, показанной на экранах, правдиво? Есть ли какие-то соприкосновения с реально существующими персонажами, опоры на реально произошедшие истории?

Федор Бондарчук: После показа фильма в Волгограде к нам подходили зрители и спрашивали: откуда вы взяли того мальчика из подвала с ерническим «хайо, Гитлер», кто вам рассказал?.. Они же и рассказали когда-то. История с трупами, кишками, кровью, которой обмазывались солдаты, чтобы обмануть немцев — тоже реальна. История с переправой также взята из истории.

Илья Тилькин: К примеру, персонаж Никифорова (Алексей Барабаш) был создан на базе мемуаров ветерана, в которых упоминался ушедший на войну певец, который почти не разговаривал в повседневной жизни.

Петр Федоров, актер: Когда играешь в картине с такой темой, точно знаешь — нужно обратиться к истории своей семьи. Я не мог похвастаться тем, что знаю эту историю. Но я открыл для себя очень многое: мой двоюродный прадед, занимавший довольно высокую должность на заводе «ЗИЛ» добровольно ушел на войну и участвовал в той самой переправе, вокруг которой разворачиваются события «Сталинграда». Моя бабушка из Эстонии, она рассказывала о своих братьях–партизанах. Это очень важное ощущение, когда ты приходишь на съемки с пониманием того, о чем ты будешь говорить зрителю. Это все по-настоящему было, реально — а мы тут кино сейчас снимаем. Мы уже отдалены от всего этого, поэтому наш рассказ не только для людей нашего возраста, но и для тех, кто младше — для тех, кто видит войну мистическим мифом.

Для меня очень важно, что мой дед придет на премьеру, наденет 3D очки, оценит работу, которую мы проделали.

Дмитрий Лысенков, актер: Моя роль от меня очень далеко, к счастью или к сожалению. Так что, в образ Чванова я из жизни почти ничего не вложил. Я, в отличии от этого героя, вовсе не гопник. История моей семьи никак не повлияла на создание образа в моей голове. Знаю только, что один мой дед был партизаном, а другой — блокадником. Все семейные архивы были уничтожены.

Федор Бондарчук: Хочу заметить, что Дима Лысенков появился в «Сталинграде» еще во время написания сценария. Я очень рад этому человеку в команде. Как-то перед съемами он подошел ко мне и предложил внести в образ одну деталь под названием «ящерица».

Дмитрий Лысенков: Я взял это от своего преподавателя по гражданской обороне, единственного человека, способствовавшего лепке образа Чванова. Просто во время чтения лекций мой преподаватель делал вот такое выражение лица, которое я назвал «ящерицей» и которое вы можете видеть на лице Чванова.

Яна, какова ваша личная трактовка образа вашей героини, мотивов ее поступков и действий?

Янина Студилина, актриса: Я признаюсь, когда читала сценарий, я плакала. Мне было искренне жаль эту девочку, которая осталась одна. Рядом не было человека, который мог бы ее защитить, уберечь от чего-то. В определенный момент на нее обращает внимание человек. И это Питер Кан. По всем законам, отношения между этими двумя людьми просто невозможны, и все это понимают. И Маша понимала это тоже. Но чувства эти остановить было невозможно. Решения принимались ежесекундно. Маша руководствовалась зовом сердца. В современном мире мы тоже влюбляемся, возможно, не в тех, в кого нужно, но чувства оказываются сильнее. Я рада, что моим партнером был Томас, он дал мне очень многое как актрисе. С ним было легко и комфортно работать.

Федор, почему вы выпускаете фильм в октябре? Логичнее было бы выпустить «Сталинград» в прокат в мае, ко Дню победы.

Федор Бондарчук: Мы не стремились выпускать «Сталинград» к какой-либо дате. Для нас было важно просто показать зрителю то, что мы сделали. И, как мне кажется, дата здесь не играет особой роли. Сейчас юбилейный год, поэтому «Сталинград» в любой день будет вовремя.

Пересекается ли «Сталинград» с экранизацией Сергея Урсуляка романа «Жизнь и судьба»?

Федор Бондарчук: Книга Гроссмана, безусловно, была одной из отправных точек при создании картины; однако наш фильм — самостоятельное высказывание, поэтому не стоит сравнивать «Жизнь и судьбу» со «Сталинградом». У нас субъективная камера, например, есть взгляд автора. Это совершенно другая картина, другое повествование, другая игра актеров.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно