• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Питер Траверс: «Никто не мог тягаться с Роджером Эбертом»

5 Апреля 2013 | Автор текста: Питер Траверс
Питер Траверс: «Никто не мог тягаться с Роджером Эбертом»
Соавторы шоу «Siskel & Ebert At The Movies» Джин Сискел и Роджер Эберт

© ZUMAPRESS.com

Смерть Роджера Эберта — это не только удар по кинокритике, это удар по кино в целом. От него ничего не ускользало, все было у него под контролем. Когда я познакомился с Эбертом в конце 70-х, он пригласил меня выпить. «Даже не пытайся перепить меня», —сразу предупредил он. Я попробовал, и теперь у меня болит голова только при одном воспоминании об этой попытке. Ты не мог выиграть у Роджера, если речь шла о пьянке или количестве походов в кино. В 1979 году Эберт вступил в общество анонимных алкоголиков, но вот просмотр фильмов остался его страшной неумолимой зависимостью до самого конца дней.

«Палец вверх» или «палец вниз» — эти жесты Эберта значили в Голливуде многое. Люди его в самом деле слушали. Эберту не предлагали вип-зон, он часто сидел на балконе, как и все мы. Он старался изъясняться максимально просто, и многие принимали это за тупость и ограниченность. Но та аудитория, которая была способна что-то разглядеть за пальцами «вверх» или «вниз», могла понять, что рецензент был готов отстаивать свою позицию как скала, да еще и пошутить при этом. Так что тот факт, что Роджер Эберт стал первым кинокритиком, получившим Пулитцеровскую премию, совсем не выглядит несчастным случаем.

Роджер не просто смотрел фильмы — он дышал ими. К сожалению, при раке щитовидной железы этого оказалось недостаточно. Он обладал способностью заставить обсуждать интересные ему темы каждого, кто читал его рецензии. Роджер не просто писал о фильмах. Он просто не мог о них молчать. На заснеженной улице во время Сандэнса, когда Эберт экспериментировал со своей ручной цифровой камерой, он так убедительно доказывал, что «Blue velvet» Линча — полное фуфло, что мне пришлось забрать все комплименты Дэвиду назад. Ты мог в любое время подойти к Роджеру и он тут же начинал: «А ты видел...?».

Когда Роджеру стало недостаточно его печатного труда в газете Chicago Sun-Times, он придумал развлекаться при помощи телешоу «Sneak Previews» и «At The Movies With Siskel And Ebert». После смерти Джина Сискела в 1999 году Эберт пригласил на свой фирменный балкон, где велись съемки, Ричарда Ропера. Когда рак травмировал щитовидку Эберта и он потерял свой голос в 2006 году, Роджер углубился в цифровую прессу, блогосферу, стал использовать специальный аппарат, имитирующий голос. И у него всегда была Чаз, адвокат Чарли Хэммил-Смит, на которой он женился в 1992 году. Она была как раз той женщиной, которая, как говорится, сопровождает мужчину и в горе, и в радости. Чаз фактически была «голосом» Роджера на Ebertfest, ежегодном кинофестивале, который он начал проводить в 1999 году. Конечно, мы до сих пор слышим его голос: книжка Эберта «Great Movies» написана таким образом, что мы до сих пор можем уловить все нюансы и мельчайшие интонации ее автора.

«Каждый великий фильм должен смотреться по-новому с каждым новым просмотром», — как-то написал Роджер. И он заставлял увидеть, почему это так, вне контекста неплохих гонораров за рецензию и чувства собственного удовлетворения. На момент своей смерти в 70 лет, Эберт продолжал смотреть по 300 фильмов в год. И, кроме того, описывать каждый из них. «Даже не пытайся поспеть за мной». Да и кто хотел этого? Кто бы мог? Когда ты встречал его в просмотровом зале в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе или родном эбертовском Чикаго, то понимал, что такого на свете просто больше нет и, возможно, не будет. Без всякого цинизма. Это просто констатация факта. «Палец вверх» тебе, мой друг. Теперь твой балкон закрыт и на него уже никто посягать не собирается.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно