• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Секрет притяжения: Страх, боль и роботы на съемках «Гравитации»

1 Октября 2013 | Автор текста: Логан Хилл
Секрет притяжения: Страх, боль и роботы на съемках «Гравитации»
Сандра Буллок в фильме «Гравитация»

Джеймс Кэмерон сказал, что это «лучший фильм о космосе, который когда-либо был снят». Фундаментальная, способная заставить от восторга намочить штаны даже законченного скептика «Гравитация» — это космический эпос о двух астронавтах (Сандра Буллок и Джордж Клуни), вынужденных выживать в безвоздушном пространстве после крушения их корабля. Это головокружительная фантазия о том, что должен чувствовать человек, кувыркающийся в мертвой пустоте высоко над Землей с иссякающим запасом кислорода и в постоянном ожидании того, что кусок космического мусора вот-вот продырявит ему голову.

«Гравитация» — это детище мексиканца Альфонсо Куарона, снявшего «И твою маму тоже» и «Дитя человеческое». «Всю жизнь я ни черта не смыслил в технике», — сообщает режиссер, развалившись на диване в отеле в Торонто. Бесконечная болтовня, которую Альфонсо пришлось выслушивать во время конференций Международного кинофестиваля, изрядно его вымотала. «Я купил свой первый компьютер лет пять назад», — добавляет он.

Возможно, техническая безграмотность 51-летнего Куарона в итоге обернулась для него преимуществом: когда он начинал работать над фильмом в 2009-м, он плохо представлял, какие идеи удастся воплотить, а какие нет. «Мы провели прекрасный месяц за написанием сценария, — говорит 30-летний сын режиссера Хонас. — Поначалу мы все время говорили: нужно сделать что-то очень простое — только два персонажа в космосе и ничего больше. Прошло четыре с половиной года...»

Куарон снял «Гравитацию» очень реалистичными и очень длинными планами — порой кажется, что они длятся просто бесконечно. Чтобы понять, как создать в фильме обволакивающую и полностью дезориентирующую атмосферу, понадобились долгие месяцы проб и ошибок. Вместе со своим постоянным оператором Эммануэлем Любецки Куарон перепробовал чуть ли ни все возможные способы воссоздания невесомости: подводные съемки, зеркала, съемки на хромакее, захват движений актеров, облепленных датчиками с проводами. «Мы использовали даже «Рвотную комету», — рассказывает Куарон, имея в виду тренировочный самолет американских астронавтов, который использовался для имитации невесомости в «Аполлоне 13». — Мы запихнули в нее каскадера, и выглядел он там в духе «кто-нибудь-выпустите-меня-отсюда». Все, что мы делали, смотрелось просто ужасно».

В конце концов, Любецки решил снимать неподвижных актеров на движущемся светящемся фоне, который потом обрабатывался на стадии постпродакшена. Единственная проблема заключалась в том, что студийные световые установки слишком громоздки, и крепить их на краны и тележки для быстрого перемещения было опасно и трудоемко. В итоге, команде удалось сконструировать четырнадцать почти трехметровых световых коробов (их называли «клетками»), которые состояли из шести огромных светодиодных панелей и окружали актеров, зафиксированных ремнями. Светодиодные лампы имитировали свечение звезд и астероидов, создавая ощущение, что герои действительно вращаются в открытом космосе.

Кроме того, Куарон прибег к помощи робототехники. «Мы разрабатывали эту технологию при помощи роботов, которые используются на автоконвейерах», — делится режиссер. Камера устанавливалась на двухтонного программируемого робота, которого члены группы прозвали Айрис. Благодаря Айрис камера приобрела невероятную свободу и подвижность — объектив смог поворачиваться на 360 градусов. «Идея заключалась в том, чтобы показать героев будто бы глазами третьего лица, парящего рядом с ними», — объясняет Куарон.

Чтобы заставить все это работать, Альфонсо и его команде приходилось заранее выстраивать буквально каждый кадр, синхронизируя светодиодные экраны, Айрис и еще двух роботов, имитировавших свечение Солнца и Земли. По сути, весь фильм был отснят еще до официального начала съемочного процесса.

«Когда создаешь новую технологию, ты ведь понятия не имеешь, сработает она или нет, — говорит Куарон. — В ночь перед съемками ничего не выходит, начинаем снимать днем — и все вдруг получается».

«Было страшно, — соглашается продюсер фильма Дэвид Хейман. — Если двухтонный робот, движущийся прямо на актера, вовремя не остановится, на хороший конец можно не рассчитывать».

Дальше группу ждали подводные испытания. Для Сандры Буллок это были самые суровые дни: «Я должна была выбраться из скафандра прямо под водой, и в какой-то момент я начала паниковать — я не могла действовать достаточно быстро. Спасатели держались от меня на расстоянии, чтобы не попасть в кадр, поэтому им понадобилось не меньше минуты, чтобы прийти мне на помощь».

Героиня Буллок стала центральным персонажем фильма, несмотря на то, что некоторые руководители студии хотели видеть на ее месте какого-нибудь популярного актера. «Я подумал: «Нет, это должна быть именно женщина», — рассказывает Куарон. — Никакой герой-мачо нам тут не был нужен». (Тут же режиссер добавляет, что брутальности в Буллок поболее, чем в нем самом: «Сэнди сказала мне, что ее героиня не должна кричать». Я говорю: «Сэнди, окажись я там, я бы тоже закричал», а она мне отвечает: «Да, но ведь ты-то слабак».)

«Бедная Сандра сидела одна в этой коробке, — вспоминает режиссер, — и могла держать связь с миром только с помощью микрофона и наушников. Я фактически был рядом, вместе со всеми этими компьютерами и оборудованием, но говорил с ней по радио, будто я в самом деле был Хьюстоном (позывные центра управления полетами США, — прим. RS), а она — настоящим астронавтом».

После того, как световую «клетку» закрывали, — а чтобы «открыть ее, снова закрыть и настроить каждую мелочь в оборудовании», по словам Куарона, уходило не меньше 25 минут — Буллок, связанная ремнями, оставалась одна порой на одиннадцать часов в течение суток. Чтобы поддержать дух Сандры на протяжении долгих дней, ушедших на отладку оборудования, Куарон составил специальный плейлист, который транслировался в ее наушники, и придумывал другие забавные ухищрения — например, показывал на светодиодных дисплеях фотографии ее ребенка.

Результатом усилий стал продукт редкого качества: это высокотехнологичный фильм, который полностью оправдывает восторженные характеристики и дополнительные платы за 3D-сеанс. Куарон говорит, что «Гравитация» выросла из его детских фантазий об освоении космоса, которые так его захватывали в 60-е. «Я мог не спать до глубокой ночи и просыпаться на заре, лишь бы увидеть запуск ракеты, — объясняет режиссер. — Я думал об этих парнях, которые отправляются в никуда внутри крошечных капсул. У меня была игрушечная ракета из дрянного пластика, зато у нее внутри зажигалась лампочка — я играл с ней по ночам, когда гасили свет». Куарон откидывается на диване и поднимает пальцы вверх, будто направляет ту старую игрушку в направлении горизонта Торонто. «В этом деле было столько опасности, столько отваги, — он вдруг опускает руку. — И это было очень интересно».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно