• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Карточный домик»: Бескомпромиссная политдрама стала еще мрачнее

6 Марта 2014 | Автор текста: Джон Долан
«Карточный домик»: Бескомпромиссная политдрама стала еще мрачнее
Кевин Спейси и Робин Райт в сериале «Карточный домик»

Любимые зрителями политические драмы, такие как «Западное крыло» и «Линкольн», возбуждают чувство гордости за свою страну. Столь же популярный «Карточный домик», где Кевин Спейси играет беспринципного, одержимого властью конгрессмена, вызывает совсем другие эмоции. «В прошлом году мы работали в Вашингтоне, снимали свою мистификацию для Обеда корреспондентов Белого дома, — говорит Бо Уиллимон, создатель сериала. — И член Палаты представителей Кевин Маккарти сказал нам в шутку: «Если бы я мог отправить на тот свет одного конкретного члена Конгресса, моя работа стала бы гораздо проще».

Маккарти отсылал к потрясающему моменту в финале первого сезона сериала, где его вымышленный аналог, Фрэнк Андервуд, избавляется от коллеги-конгрессмена, стоявшего на его пути к блестящей политической карьере. Второй сезон шоу — который можно целиком посмотреть в сети начиная с 14 февраля — еще сильнее сгущает краски, изображая округ Колумбия как чашку Петри коррупционных сделок, эпической жадности и средневековой мстительности. Андервуда повысили до вице-президента, «так что я теперь в шаге от президентства, при том что за меня не было отдано ни одного голоса, — говорит он. — Демократия страшно переоценена».

Однако, несмотря на всю подлость и жестокость Фрэнка Андервуда, его способность двигать страну вперед (в первом сезоне он боролся за реформу образования; в этот раз речь пойдет о социальных льготах) демонстрирует, что у него есть свое видение светлого будущего США, преодолевших фракционную грызню. «Он умудряется доводить свои планы до конца и воодушевляет людей, — говорит Уиллимон, в качестве одного из прототипов для героя использовавший Линдона Джонсона. — В большой степени наше шоу посвящено тому, что мы пытаемся разораться, верит ли он вообще в систему. А если верит, то как власть влияет на эту веру, или же он, напротив, начинает верить только теперь, потому что у него есть власть?»

Политическое взросление самого Уиллимона началось, когда он был интерном в удачной сенаторской кампании Чака Шумера («Это была настоящая нью-йоркская бескомпромиссная кампания, — вспоминает он, — ты проигрывал или оставался за бортом. Мы выиграли, и я захотел большего»). Затем он работал в сенаторской кампании Хиллари Клинтон 2000 года и неудачной попытке Говарда Дина стать кандидатом в президенты от Демократической партии в 2004 году. «Все мои работы были на очень низком уровне. Я был из тех, кто шел в атаку, я видел все прямо с линии фронта». В ходе кампании Шумера он подружился с Джеем Карсоном, ставшим консультантом Демократов и давшим Уиллимону доступ к центру принятия решений. Уиллимон использовал эти знания, чтобы написать вышедшую в 2008 году пьесу «Farragut North», которую он затем адаптировал для «Мартовских ид» 2011 года с Джорджем Клуни в роли трусливого кандидата в президенты. Уиллимон, Спейси и режиссер Дэвид Финчер принесли «Карточный домик» на Netflix, и представители портала согласились купить два сезона, не смотря пилотную серию.

«Когда мы только начали снимать, мы не знали, с какой периодичностью и какими кусками это будет выходить, — говорит актриса Кэйт Мара, играющая роль журналистки, втянутой в интриги Андервуда. — Казалось, что мы просто работаем над одним длинным фильмом».

Способ представления «Карточного домика» публике — весь сезон выходит сразу — стал вехой в истории телевидения, а Финчер получил «Эмми» за лучшую режиссуру. В прошлом году Спейси сказал: «Мы усвоили урок, который не усвоили люди из музыкальной индустрии: если дать людям то, что они хотят, когда они хотят и в той форме, в которой они хотят это получить, и запросить не слишком высокую цену, высока вероятность, что они не захотят это красть».

Связь между технологиями и властью — одна из основных тем второго сезона, где фигурирует кибер-террористическая угроза. Почти каждая сцена передает ощущение того, насколько высоки ставки: Робин Райт еще более блистательно играет хладнокровную и расчетливую жену Андервуда, есть немало достаточно безумных эпизодов, чтобы свести с ума интернет, а образцово злодейская игра Спейси достойна высших похвал.

Для Уиллимона методы, которыми пользуется Андервуд — это просто проявление демократии в действии: «Когда думаешь о том, как поступают предводители наций: они посылают людей на войну, у них немало крови на руках, они должны быть готовы делать вещи, которые мы сами делать не хотим, — говорит он. — Вот почему мы отдаем им в руки власть. Они должны быть готовы отправлять людей в могилу».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно