• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Мозговой штурм: Люк Бессон о происхождении «Люси»

27 Июля 2014 | Автор текста: Джейсон Герразио
Мозговой штурм: Люк Бессон о происхождении «Люси»

Скарлетт Йоханссон в «Люси»

Девять лет назад Люк Бессон наткнулся на теорию о том, что люди используют лишь 10% возможностей своего мозга. Быстрый поиск по Гуглу выдал французскому кинорежиссеру, ответственному за такую культовую классику как «Никита» (1990) и «Пятый элемент» (1997) информацию о том, что многие ученые на самом деле верят, что мы используем наш мозг полностью, — но реализация идеи его «разблокировки», раскрытия его абсолютного потенциала пока что все еще буксует. То, что начиналось с беглого прочтения тематических книг и страниц, превратилось в одержимость с привлечением научных авторитетов и породило долгие философские дискуссии о силе серого вещества. Затем, в один прекрасный день у режиссера случилось то, что он посчитал прорывом.

«У мозговой клетки есть лишь два пути развития: размножаться либо быть бессмертной, — говорит Бессон, — Очевидно, что мы выбираем репродукцию: мы рожаем детей, и передаем это все дальше. В нашем стиле жизни столько вещей, которые имеют повторяющийся характер, и меня чрезвычайно волнуют и занимают эти паттерны. Это очень интересно». Тогда же он почувствовал, что вдохновение для его нового фильма уже на подходе. «Мне не хотелось снимать документальную ленту, — разъясняет Люк, — Я хотел сделать что-нибудь игровое, развлекательное — но со смыслом».

Это, безусловно, один из способов описать «Люси», последний экшен-фильм Бессона, который, как и его предыдущие работы, строится вокруг сильного женского персонажа; также там нет недостатка в перестрелках и погонях. Но вполне обычное для режиссера подобие евро-трэша, представленное в форме голливудского размаха ленты, рискует стать гонзообразной, и такой же невнятной и псевдоинтеллектуальной, как «Древо жизни», постановкой. По сюжету, мы следуем за главной героиней — живущей в Тайбэе наивной американкой, которую играет Скарлетт Йоханссон, — вынужденной работать наркокурьером в банде. Вместо того, чтобы однажды заставить Люси проглотить несколько пакетов ярко-синего нелегального наркотика из Европы, ее похитители хирургическим путем зашивают их ей в полость живота. Один из пакетов случайно рвется, и наркотик начинает циркулировать по ее организму. Неожиданно у героини просыпается недюжинный IQ, пугающая способность манипулировать огнестрельным оружием и боевые навыки чемпионов MMA.

Здесь мы все еще находимся в узнаваемой «бессоновской вселенной», когда сделанные на заказ тела начинают нагромождаться — затем телекинез, путешествия во времени и секвенции «заката человечества», звучащие на полном серьезе, и вам уже интересно, не передознулись ли вы сами. Вы могли предположить, что Бессон всегда предлагает пищу для размышлений (идеи гендерной политики, споры о концепции свободной воли) в сердцевине даже своих самых поверхностных, нашпигованных стильным насилием работ. Но в «Люси» он использует свою одержимость увлекательной эволюцией мозга, чтобы трансформировать этот развлекательный аттракцион в нечто гораздо более изощренное и амбициозное: попытку расписать рост человечества от конца доисторической эпохи до эры полноценных homo sapien со 100% мощностью мозга — что Бессон называет «ультимативной ячейкой». Даже эзотерические вставки с грызунами, пробирающимися к мышеловке, преследующими газелей гепардами и винтажными съемками левитирующих добровольных помощников фокусника не вполне способны подготовить вас к неортодоксальной кульминации фильма. «Я предупредил аудиторию быть начеку, — заявляет Бессон, — Но если вы ждете «нормального» триллера, вы не будете готовы к такой концовке. Для вас она окажется очень странной».

Завлекательный аспект «Люси» — заставить зрителей думать, что они смотрят дрянной экшн, затем после этого поверить, что они вторгаются на территории «Космической одиссеи 2001» — показывает эволюцию самого 50-летнего Бессона, кто не раз признавался, что он уже порядком устал от жанра шутерной мясорубки. «Я уже не тот фильм-мэйкер, и даже уже не тот зритель, которым я был 10 лет назад, — говорит он, — Сейчас существуют экшн-ленты, которые сделаны действительно хорошо, но после 40 минут от них уже устаешь. Одно и то же». Это своего рода откровение для того, кто когда-то был ответственен за появление «Перевозчика» и «Заложницы». Но это как раз те «дойные коровы», которые упростили получение согласия Universal на съемки «Люси», нечто, что Бессон в шутку называет «первым чудом», сотворенным этим фильмом.

Заставить кинозвезду действовать на его волне, когда это коснулось задачи сыграть умнейшее, смертельно опасное человеческое существо в мире, было вторым чудом. Бессон встретил Йоханссон несколько лет назад, после появления интерес к совместной работе. Сценарий ее заинтриговал, и когда она попросила о встрече во второй раз, актриса обрушила на Бессона град вопросов о своем персонаже. «Я думаю, это случилось только после того, как мы решили: «Ок, мы собираемся сделать это», и тогда уже она осознала, какой трудной задачей будет сыграть эту роль», — вспоминает Бессон с усмешкой. Вместе они наконец придумали наилучший метод наметить эволюцию характера Люси. «Мы повесили на стену большой лист бумаги, — рассказывает Бессон, — и написали на нем «10%», «20%», «30%», «40 %» и так до «100%», и затем я заполнил остальное поле бумаги заметками с тем, что Люси может и чего не может делать на каждом из этих уровней. Это было почти как контрольный список перед полетом на самолете. Так что каждое утро, когда Скарлетт знала, какую сцену мы снимаем, она могла просто сверяться с этим большим листом бумаги на стене. Я думаю, если бы мы этого не сделали, то она могла бы потеряться во всем этом».

Как и Йоханссон, Морган Фримен — в фильме он играет профессора, встречи с которым ищет Люси по мере того, как ее новообретенные способности начинают проявлять себя — говорит, что практически мгновенно понял коренное отличие фильма от большинства боевиков. Но даже он признает, что это заставило его поломать голову. «Вы всегда оставляете эту задачу на откуп продакшену, каким все в итоге выйдет, — написал актер в письме, — У меня не тот тип воображения или чего-то такого еще, чтобы я мог написать что-то подобное».

И не только лишь Моргану было интересно, что же в конечном итоге из всего этого получится. Бессон говорит, что у всех, включая Universal, были вопросы, особенно в отношении эпизода грандиозного путешествия во времени в финале, который не был полностью завершен до самого окончания пост-продакшена. «На ранних стадиях, просматривая последние 20 минут с хромакеем, никто вообще не понимал, куда и как развивается сюжет, — рассказывает режиссер, — Это было не очень приятно. Один я только, кажется, всех успокаивал: «Не волнуйтесь, все образуется».

Только время может показать, сработает ли идея Бессона с листом бумаги на стене, чтобы открыть потенциал нашего мозга — и, в конце концов, жизнь, Вселенную и все на свете — через облик взаимодействующего со зрителями голливудского триллера. Сейчас, оглядываясь назад, режиссер признается, что он исполнен гордости из-за того факта, что был способен осуществить это независимо от того, поймет ли идею кто-то еще. И хотя Бессон говорит, что не уверен, что сделает хоть еще один фильм в подобном ключе, он понимает, что в его возрасте уже пора выступить против своих же собственных догм. «Я стараюсь работать разнообразно как художник, — поясняет он, — И я счастлив, что сделал «Люси» сейчас, потому что мне уже 50. Я думаю, что запорол бы этот фильм, если бы снял его раньше».

Люк Бессон
Фильм «Люси» в русском прокате с 11 сентября

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно