• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

5 тезисов о третьем сезоне «Карточного домика»

6 Марта 2015 | Автор текста: Дженнифер Вуд
5 тезисов о третьем сезоне «Карточного домика»

Робин Райт и Кевин Спейси в третьем сезоне телесериала «Карточный домик»


© David Giesbrecht for Netflix

Вы уже в курсе, что 27 февраля на Netflix появился третий сезон «Карточного домика». Этот жестокий и прилипчивый политический сериал помог встать на ноги потоковому вещанию и подтолкнуть аудиторию к эре онлайн-телевидения. Целых два сезона мы следили за незаконными и зачастую смертоносными интригами Фрэнка и Клэр Андервуд — этой скользкой вашингтонской парочки, придавшей новый оттенок выражению «политические животные». И если вы — фанат этого шоу, вы наверняка уже пробрались через третий сезон… если только социальные сети не проспойлерили самые интересные моменты.

«Золотой глобус 2015» : Победители

Если вы устроили себе на выходных киномарафон и все это время наблюдали за приключениями президента Андервуда и его Леди Макбет — первой леди страны, то вы могли подметить, что при просмотре возникают немного… иные ощущения, чем раньше. (Внимание, спойлеры: не посмотревшие до конца новый сезон читают на свой страх и риск!) Не хрустнуло ни одной собачьей шеи, ни один обаяшка-журналист не брошен под поезд, никаких агентов Секретной Службы США на супружеском ложе Андервудов. Вместо махинаций, достойных Макиавелли и классического вредительства, шоу делает акцент на ухищрениях правительства в стране, зашедшей в тупик: меньше непредсказуемых политических игр, больше актуальной политики. В итоге получается интересный винегрет — неважно, скучаете ли вы по старому доброму «Карточному домику» или нет. Вот пять фактов, которые необходимо знать о новом сезоне.

1. Абсолютная власть — миф

Историк, писатель и обладатель колоссальной бородищи Джон Дальберг-Актон когда-то заметил: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». Скорее всего, он придумывал эпитафию Фрэнку Андервуду. Если в первые два сезона нас интересовало, как далеко зайдет бывший сенатор демократического большинства в попытках занять высший пост в стране, новый сезон фокусируется на реалиях — и ответственности — человека, достигшего этой цели.

Тизеры, вышедшие к последней порции эпизодов, намекнули: пахнет манией величия и опьянением властью. После прокладывания пути в Овальный кабинет «без единого голоса» этот человек будет продолжать шахматную игру с каждым американским гражданином-пешкой. Но есть и то, что поражает сильнее: после многолетней борьбы за пост президента (и неумолимого уничтожения каждого соперника) Фрэнк-таки пробрался в Белый дом — и это его вымотало. Итоги нескольких месяцев пребывания на посту: его рейтинг — «мусорный», он по рукам и ногам связан Конгрессом, а лидеры партии дают понять, что не поддержат его в предвыборной гонке 2016 года. У Фрэнка есть все, чего он хотел, — но все не так, как он хотел.

Ларс Миккельсен и Кевин Спейси в телесериале «Карточный домик»
© David Giesbrecht for Netflix

 

Вызов подобного рода мог бы заставить Фрэнка первых двух сезонов устроить шекспировские страсти и развернуть нешуточные махинации перед камерой. Фрэнк третьего сезона, известный как Фрэнк 2.0, — более обходительный лидер, стремящийся быть причастным к происходящему. «Я должен делать такие вещи сейчас», — убеждает он зрителей на могиле отца. — От этого я кажусь человечнее. А это необходимо, если ты — президент» (и в этот момент он справляет нужду на отцовское надгробие).

Актер Кевин Спейси исполняет «Piano Man» вместе с Билли Джоэлом

Фрэнк, может быть, и блестящий стратег, но это не делает его эффективным лидером. И точно так же, как те бывшие президенты, которых он презирал, Фрэнк понимает: он находится на линии огня. Единственный верный путь — вниз.

2. Смотреть взахлеб — оно вам надо?

Несмотря на то что запойный просмотр как хобби национального масштаба еще находится в стадии младенчества, стриминг-сервисы вроде Netflix стремительно набирают популярность. Практически необходимо посмотреть новый онлайн сериал немедленно и целиком — вы уже знаете, что если не увидите «Карточный домик», то даже безобидный твит или статья (такая, как эта, например) заранее выдадут вам все ключевые моменты сюжета. Но быть способным переварить сериал целиком в один присест и считать, что так и нужно воспринимать сериалы, — две совершенно разные вещи.

Одна из причин внезапной популярности «Карточного домика», дебютировавшего в 2013 году, — плавность перетекания эпизодов из одного в другой, способная легко превратить просмотр сериала в 13-часовой марафон. Этот сериал рассматривают как часть нового тренда «элитного телевидения», его невероятно распущенные персонажи и сюжетные линии уже одной ногой стоят в «мыле» (куда уже полностью погрузился сериал «Скандал»). Хотя темпы несколько замедлились с началом второго сезона «Карточного домика», продраться через целый ворох серий за выходные было довольно легко. Но в третьем сезоне резко изменилась тональность: личная история Фрэнка и Клэр заменила хитросплетения сюжета. И если подобный шаг заметно улучшил бы 90 процентов сериалов с перегруженным сюжетом, то в данном случае это нож в сердце вашингтонской политической фантазии.

«Карточный домик»: Бескомпромиссная политдрама стала еще мрачнее

В последних сезонах сериал Бо Виллимона демократизировал свой политический бэкграунд: он стал не слишком сложным, но остался интригующим. Это сработало: многие хотели, чтобы политические игры и глобальное надувательство вашингтонского правительства были как можно проще и изящнее.

Однако в третьем сезоне Фрэнк решает кучу проблем: от ограничения свободы слова в России (привет, Pussy Riot!) до прав геев — сосредоточенно, но без особого энтузиазма. Авторы, похоже, увлеклись громкими пространными заявлениями (не только о решении проблемы безработицы через новаторский законопроект создания рабочих мест, но и о многих других вещах) до такой степени, что все это стало размытым. Тяжеловесный подход к болезненным темам не заставит вас с упоением пересматривать сериал, он сокращает его «питательную ценность». Пока вы слушаете речи президента Андервуда об американской мечте или наблюдаете за его противостоянием с условным Путиным, вы могли бы прогуляться от Балтимора до Белого дома — ну или посмотреть «Планету Ка-Пэкс» шесть с половиной раз.

3. Двухчастные формы придумали не просто так

Американские зрители и телевизионщики устали слушать о том, как хорошо устроены сериалы в Англии: 6–8 эпизодов — идеальный объем для блестящей истории. Можно было бы остановиться на двух сезонах. Даже с тринадцатью эпизодами в год эта форма была бы выгодна для «Карточного домика», сделанного по образцу четырехчастных минисериалов BBC.

Кевин Спейси в телесериале «Карточный домик»
© David Giesbrecht for Netflix

 

Это шоу — о человеке, стремящемся к власти. Дойдя до должности вице-президента, он метит в президенты — и достигает цели к концу второго сезона. Миссия выполнена, поприветствуйте нового босса. Первые два сезона выполнены в абсолютно одинаковой манере, с тождественными концовками — и все на этом остановились. Шоу окрестили смелым экспериментом по альтернативному программированию. А концовку сериала признали лучшей за все время.

4. Весь мир принадлежит Андервуду, а мы — лишь его обитатели

Зои Барнс, Питер Руссо, Гаррет Уолкер, Рэймонд Таск и Линда Васкез — всего лишь горстка персонажей, которые узнали опытным путем: говорить «нет» Фрэнку Андервуду не стоит. В третьем сезоне настает очередь Клэр.

Советы эксперта: любимые рестораны Кевина Спейси

Верховный главнокомандующий может носить какие угодно титулы, но всю жизнь Фрэнк убеждался: он и Клэр — равноправные партнеры в жизни, которую они сами создали (а кто-то скажет «смоделировали») для себя. Даже 40 часов, проведенных с Клэр и Фрэнком, не помогают вникнуть в истинную природу их взаимоотношений. Сексуальные? Платонические? Обоюдное желание управлять миром железной рукой? В этой неясности — главная интрига их истории.

Кевин Спейси: «Я научился смотреть зрителю прямо в глаза»

Фрэнк и Клэр — далеко не идеальная пара, но они прекрасно дополняют друг друга. Их взаимная привязанность — единственная стабильная сюжетная линия в «Карточном домике». И внезапно на наших глазах происходит болезненный, тяжелый разрыв брачных уз — все потому, что Фрэнк брякнул то, что не хотела бы услышать ни одна женщина: «Без меня ты никто».

Вернет ли это признание Клэр под крылышко Фрэнка или превратит в публичного оппонента — вопрос четвертого сезона. Как бы то ни было, крушение их отношений слегка опреснило сериал. Двое Андервудов страшнее, чем один.

5. Больше, больше Кешью

С трудом верится, что морская свинка (шестое по популярности домашнее животное в США, до рыбок и мышей ему далеко) может обогнать по популярности в сериале двойного оскароносца. Однако Кешью, без сомнения, — нашумевшая звезда. Флегматичный питомец хакера-активиста Гэвина Орсея сохраняет слоновье спокойствие даже перед лицом смерти: ее расплющивает чей-то башмак.

Однозначно, бурную радость при известии о неожиданном возвращении Гэвина вызвало обещание: мы еще встретимся с его просветленным пушистым дружком. И это случилось. На долю секунды. В десятом эпизоде. (Грустная музыка.) Перефразируем Кристофера Уокена: поклонников «Карточного домика» лихорадит, и единственное лекарство — больше, больше кешью!

«Карточный домик»
Сериал доступен на сайте amediateka.ru.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно