• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Уход Дэниела Дэя-Льюиса: Насколько серьезна потеря для кино?

2 Июля 2017 | Автор текста: Тим Грирсон
Уход Дэниела Дэя-Льюиса: Насколько серьезна потеря для кино?

Кадр из фильма «Баллада о Джеке и Роуз»


© outnow.ch

За последние 35 лет Дэниел Дэй-Льюис заработал множество наград, критики захлебывались от восторга, описывали его игру, но всех журналистов в плане выразительности оценок актера обошел комик Пол Ф. Томпкинс. Герой стенд-апа сыграл маленькую роль в фильме с участием ирландца «Нефть» и вспомнил о том, как они встретились впервые с великим актером. «Мне говорили, что он вечно такой немного напряженный, — рассказывал Томпкинс, — Но на самом деле нет. Он — точно самый напряженный человек, который когда-либо жил на планете Земля. Он может ничего не делать — например, сидеть в кресле. И я все равно со священным ужасом глядел бы на него — как будто это дикий кот из джунглей, который забрел на съемочную площадку». 

Конечно, это все шутки, но точность в этом наблюдении имеется. Если разговоры о том, что Дэй-Льюис заканчивает с кино после своей новой совместной работы с Полом Томасом Андерсоном «Призрачная нить» (картина выйдет на экраны в декабре), нам будет очень недоставать его фирменной ярости дикого кота. Впрочем, Дэй-Льюис — это не только животная энергетика. Многие, оценивая его путь, делают акцент на фанатичной подготовке к ролям — изучение чешского языка для «Невыносимой легкости бытия», выматывающая творческая коммандировка во время работы над «Последним из могикан» — можно вспомнить массу примеров. И результатом всегда была смачная работа — наблюдение за Дэниелом, живущим на экране полной жизнью (и даже чуточку больше) — это особая радость.

В состояние перманетного восхищения он вводит своих зрителей давно — начиная с 1985 года. «Комната с видом» и «Моя прекрасная прачечная» положили начало его пути. В первом фильме он играл надменного обалдуя, во втором был душевным геем, в котором бурлил голос улиц. В рецензии на «Прачечную» покойный критик Роджер Эберт отмечал, что наличие двух таких фильмов в резюме сразу — это доказательство того, что человек может играть диаметрально противоположных персонажей. Впрочем, чудеса шли рядом с ним и за пределами экрана. Вскоре он выиграл свой первый «Оскар» за картину «Моя левая нога» — в ней он играл Кристи Брауна, художника, родившегося с церебральным параличом. Многие актеры целые жизни шли к такой роли, которая, конечно же, повысила их шансы для получения премии вроде «Оскара», но для карьеры Дэниела она стала отправной точкой. Он словно взял джек-пот.  

Стивен Спилберг 10 лет уговаривал Дэниэла Дэй-Льюиса на съемки в «Линкольне»

Конечно, он мог играть и мужчин, раздираемых страстями — «Век невинности» и «Во имя отца» являются тому доказательствами. Но никого даже рядом нет с ним, когда нужно показать человеческое страдание. Для него это почти религиозная миссия. Посмотрите, как в «Веке» его фактически немой на экране герой тянется к воплощенной меланхолии, которую воплощает героиня Мишель Пфайффер. В фильме Скорсезе он проецирует внутреннее страдание, а зрители попадают под заклятие, наложенное на него графиней, вместе с ним.

Актер был столь же примечателен и в других своих обличьях. В «Последнем из могикан» он месяцы готовился для того, чтобы предложить нам портрет спортивного и уверенного в себе индивидуалиста — Соколиного глаза. С широкой обнаженной грудью и гривой волос Дэниел выглядел как реальная трехмерная копия тех придурков, изображения которых обычно помещают на обложки женских романов. Но он сумел облагородить клише внешне привлекательного романтического героя, став физическим воплощением того режиссерского стиля, который в «Последнем из могикан» довел до абсолюта один из главных визионеров Голливуда Майкл Манн. 

Казалось, что он уйдет из профессии в конце 90-х — после «Сурового испытания» и «Боксера», эффектных, но совсем негромких драм, которые определенно были ниже уровнем, нежели репутация актера. Его карьера могла вот-вот закончиться, однако Дэниел вышел сухим из воды и на этот раз. Если 80-е открывали для нас Дэй-Льюиса как актера, а 90-е прошли под знаком его флирта с Голливудом, то в этом столетии он переключился на монументальных героев. Гонка началась в «Бандах Нью-Йорка», где он появился в образе Билла Мясника — человека, который правил Готэмом 19-го века с дерзкой усмешкой. Конечно, незабываемая улыбка Мясника свидетельствовала только об одном — в любой момент он был готов перерезать вам горло. Только так тогда и надо было действовать. 

После скромной «Баллады о Джеке и Роуз», над которой он работал в компании своей жены Ребекки Миллер, с нежностью и показом тихих драм отцов и детей было покончено. Далее последовали три необузданных персонажа, которые даже Билла Мясника делали сравнительно робким. Его крупнейшая роль — Дэниел Плейнвью в «Нефти». И это — настоящий воплощенный капитализм, который ведет схватку с религией за душу Америки. Сам Дэй-Льюис признается, что в портрете человека, всеми силами рвущегося к величию, было не до тонкостей. Он получил свой второй «Оскар», и упомянутый Томпкинс был не единственным, кто был покорен его драйвом. 

Публикация от Rolling Stone Russia (@rollingstonerussia) Июл 2 2017 в 8:02 PDT

 

Совершенно иной тип актерского бесстрашия был продемонстрирован, когда он сыграл тщеславного режиссера Гвидо в «Девяти» — чрезмерной и не особенно продуманной адаптации бродвейской версии «8 ½». Работая над персонажем, Дэниел частично предложил нам автобиографический материал — свои размышления над тем, что значит быть голливудским актером. Эту роль нельзя назвать главной в его биографии, но с точки зрения творчества тут нет никаких вопросов. Таким образом, Дэй-Льюис очищал свою карму.

В 2012 году Дэниел пришел к тому, чтобы сыграть одного из самых знаковых людей в истории Америки — президента Линкольна. Теперь уже никто особенно не помнит, насколько серьезная актерская задача перед ним стояла (и наградой был третий «Оскар») — Дэй-Льюис изобразил человека в гуще Гражанской войны, который практически парализован политическими и личными трудностями. Кто еще, кроме него, мог быт сыграть Честного Эйба? И кто смог бы более ярко проиллюстрировать чудесный ум и юмор президента США. 

Когда Дэй-Льюис принимает приглашение сыграть ту или иную роль, журналисты охотно вспоминают о том, насколько сложным человеком он является в работе. Например, первоначально отказавшись от роли Линкольна, он написал режиссеру Стивену Спилбергу длинное письмо, в котором излагались причины, почему он не в настроении. И теперь в ожидании «Призрачной нити» самое время вспомнить его фантастические работы, которые полностью созвучны с термином «буря и натиск», который так часто используют по отношению к актерской профессии. И которые практически всегда дарят зрителям бьющие через край эмоции — такие, какие в жизни встретишь совсем не часто.

Бог знает, что Дэй-Льюис думает на самом деле. Разговаривая с RS после выхода «Банд Нью-Йорка», он выглядел травмированным теми легендами, которые ходили вокруг его выбора ролей. «Люди постоянно обсуждают некий мучительный период подготовки, который я прохожу перед ролями, — говорит он. — Часто они описывают процесс вместо меня самого. Но это не раскрывает истинной сути, потому что работа для меня — это чистое удовольствие». Все это время мы думали, что Дэниел находится в агонии, а по сути это было экстазом. И в этом неправильном восприятии, которое делало нас специалистами по актерской профессии на какое-то время, тоже была его заслуга. Он делал эти роли нашим достоянием — как будто они принадлежали не только Дэй-Льюису, но еще и нам. 

Дэниел Дэй-Льюис

Фильмография актера доступна в iTunes 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно