• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

КИНОНовости

Моральное удовлетворение

Моральное удовлетворение
Простые вещи

Михаил Трофименков (ИД «Ъ») о традиции ленфильмовского кино 70-х в современной русской драме Алексея Попогребского «Простые вещи».

Простые вещи делать сложнее всего. Премьеру «Простых вещей» Алексея Попогребского критики предвкушали с гурманским любопытством хирургов, ждущих, чем завершится операция по разделению сиамских близнецов. Дескать, как правило, такие операции не удаются, так что расстраиваться особенно не будем, но вдруг что-нибудь да получится. Дело в том, что Алексей Попогребский дебютировал в тандеме с Борисом Хлебниковым чудесным роуд-муви «Коктебель». В нем они, словно играючи, соединили трудно соединимые вещи: отец-пропойца, лишившийся всего, пробирался с сыном в мифический Коктебель, к какой-то не менее мифической родне, влипая по дороге во все возможные блудняки. Однако в фильме не было ни чернухи, ни плача о погибели русского народа. Была воздушная природа, была чайка, на удивление мастерам спец эффектов вырывающая из рук мальчика булочку, но не было соплей с сахаром. Режиссеров тогда воспринимали почти как сиамских близнецов. Первым отделился Хлебников, сняв «Свободное плаванье». Фильм, как и «Коктебель», полюбили почти все, но почти у всех он вызывал одну претензию: слишком добрый. Слишком заботящийся о нелепых героях, переливающих свою мускульную силу из пустого в порожнее на фронте дорожных работ. Тогда-то и показалось, что если Хлебников унеc с собой «добрую» составляющую «Коктебеля», то Попогребский снимет что-нибудь такое, что небо покажется зрителям с овчинку. Тем более что ходили слухи: фильм снят на тему эвтаназии. Поэтому с первых же кадров, где чьи-то руки заботливо переливают в банку супчик и несут в больницу, я готовился к самому худшему. Но фильм оказался удивительно похож на «Коктебель» по своему отношению к миру. Мужскому, но не мужланскому, непривычно — для «актуального» кино — человечному. С одной стороны — «жесть», нервная, как и фиксирующая ее камера. Желтым и пушистым герой никогда не станет. Да и с чего бы быть ангелом ростовчанину-анестезиологу Маслову (Сергей Пускепалис), стриженому а-ля Кашпировский, без особых колебаний подряжающемуся для вполне зловещей конторы, «опекающей» одиноких стариков, ставить уколы обреченному артисту Журавлеву (Леонид Броневой). Он тоже, в общем-то, как Леня из «Свободного плаванья», переливает из пустого в порожнее: они оба хотят трудиться, но жизнь чаще всего предлагает «блуд труда». Убить старика он, конечно, не убьет, но обнести — запросто. Да и Журавлев — не ангел: эгоист, актер-актерыч, позер и мелкий тиран даже на пороге смерти. Так что это — история не столько дружбы младого и старого, а история сшибки двух мужиков, один из которых не хочет умирать, а другой не хочет убивать — что в каком-то высшем смысле одно и то же. Фильм кажется не то чтобы старомодным, но «старым, добрым», не только из-за Броневого. Наверное, на Попогребского так подействовал Петербург, где снимался фильм, но именно «Простые вещи» — законнорожденное яблочко с ветви так называемой ленфильмовской школы 70-х: помните фильмы о морально-нравственных исканиях всяких там учителей и врачей, ищущих общий язык с меняющимся миром, прошлым и будущим? И никакой вам эвтаназии!

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно