• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

КИНОНовости

День Д

День Д
День Д

Чукча из анекдота невозмутимо наблюдал, как с обрыва бросается сначала один олень, потом другой. И только когда с кручи посыпалось целое стадо, философски заметил: «Тенденция, однако». То же самое можно сказать о премьере «Дня Д» Михаила Пореченкова и Екатерины Побединской, русского ремейка «Коммандо» Марка Лестера. Шкурку Шварценеггера на себя примерил сам режиссер-дебютант. Когда пять лет назад Егора Кончаловского уличали в том, что сюжет «Побега» слишком похож на сюжет «Беглеца» с Харрисоном Фордом, эту «цитатность» еще можно было списать на режиссерскую невменяемость (в хорошем смысле слова). Кончаловский, судя по «Консервам», снимает как во сне, и заподозрить его в сознательной стратегии невозможно. Но год назад как трубу прорвало - режиссеры посыпались в пропасть ремейков. Никита Михалков снял «12» («Двенадцать разгневанных мужчин» Сидни Люмета), Владимир Щегольков - «Одну любовь на миллион» («Настоящая любовь» Тони Скотта), Александр Черняев - «Все могут короли» (бедные, бедные «Римские каникулы» Уильяма Уайлера). Теперь вот «День Д». Тенденция, однако. Конечно же, то, что эти фильмы - ремейки, - домыслы журналюг. Режиссеры предпочитают говорить об игре в любимый фильм, перекличке мотивов, подчеркивать, что ничего не передирают, а творят свое, то бишь наше, национальное. Еще бы они говорили иначе: кому охота судиться с Голливудом? И действительно, в наших ремейках все не так, как в оригинале. У Люмета судили латиноса, у Михалкова - чеченца. У Уайлера была принцесса из вымышленного, опереточного царства, у нас - из Франции (алло, Черняев, проснитесь, Франция с 1871 года - республика). У Лестера героя принуждали убить диктатора из «третьего мира», у Пореченкова - президента Эстонии (на месте Эстонии я бы жутко обиделся). Ну ничего общего с прототипами! Впрочем, на финансовые интересы Голливуда мне наплевать. Но ради бога, объясните: зачем? Объяснить подобное помешательство можно только так: режиссеры знают, что львиная доля голливудских хитов - ремейки (или сиквелы) былых фильмов. Чем мы хуже? Айда снимать ремейки! Проблема не в том, что ремейк - голливудское ноу-хау; это не совсем так. Но национальный ремейк голливудского фильма невозможен по определению. Да, там снимают ремейки японских, французских, итальянских фильмов. Но Голливуд не переводит чужие реалии «на американский», поскольку Голливуд - не американское кино (американское - это Джармуш или Феррара), а вненациональное. Голливуд переводит их на эсперанто, понятное зрителям от Каракаса до Бангкока. Перевод с эсперанто бессмысленен. Впрочем, виноват, я немного передернул. Есть страна, где бодро переписывают голливудские хиты, - это Индия. Один затык: в Индии такое возможно, поскольку индусы не хотят смотреть оригинальные голливудские ленты. Так же, как американцы не хотят смотреть европейские. Чтобы русский зритель повалил на доморощенные ремейки, надо убрать из проката оригиналы и назвать это поддержкой отечественного производителя. Смотрели же в СССР какой-нибудь «34-й скорый» в отсутствие «Ада в поднебесье», а «Одиночное плавание» - в отсутствие «Рэмбо».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно