• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

КИНОНовости

«Параграф 78». Параграф Монте-Кристо

«Параграф 78». Параграф Монте-Кристо
Параграф 78

Михаил Трофименков (ИД «Ъ») разглядел философский трактат в спецназовском боевике «Параграф 78».

Не от всякой пришедшей в голову глупости стоит отмахиваться. Иногда это не глупость, а озарение. Например, при первых же кадрах «Параграфа 78» Михаила Хлебородова, где усталый футуроспецназ возвращается с задания, мой внутренний голос внятно произнес полную ахинею: «Если актерам взъерошить волосы, а хари измазать сажей, то даже Куценко будет похож на Кайдановского в «Сталкере».

«Ну да, — парировал я, — а если у бабушки вырастет х*й, то это будет не бабушка, а дедушка». Чуть позже, любуясь, как голая спецназовка-алкоголичка ломает в душевой комнате кости трем голым амбалам, расписанным кельтскими татуировками, внутренний голос вякнул: «Философская, однако, фантастика». «Заткнись», — посоветовал я ему и оказался не прав.

Фантастика действительно оказалась философской, а тень «Сталкера» потянула за собой цепочку очень верных ассоциаций. Вообще-то плюнуть и растереть с самого начала мешала паутинка мелких неправильностей, разбегавшихся, как трещинки, по зеркальному стеклу «спецназовского» жанра. Так, уже в прологе наши робокопы швыряли в лицо командиру жетоны с личными номерами, что по законам жанра положено делать в финале.

А взбунтовались они потому, что командир бросил на погибель заложников, дабы не рисковать личным составом. Слишком реалистическая, согласитесь, деталь в эпоху «после «Норд-Оста». Да и спецназ какой-то непривычный, тельняшки на груди не рвет при слове «Россия», с международным терроризмом не борется, про эпоху Путина отзывается как о каменном веке, слово «чекист», если и слышал, то в раннем детстве.

Защищает неактуальные общечеловеческие ценности: всеобщее разоружение и полный легалайз. Окончательно жанр свихнулся, когда к спецназу прикомандировали Доктора, который всех «уколет антидот». Продюсер Юсуп Бахшиев, сыгравший его (не антидот, а Доктора), обладает таким даром бытия на экране, что может вообще ничего не делать, а просто смотреть, пожимать плечами и кротким словом «за**ешься» осаживать люберецкого качка.

Он похож и на песенного доктора — «порошок целебный людям он везет», и на Андрея Мягкова, обритого наголо и отягощенного лишним знанием. Этакий Исаак Бабель: интеллигент среди головорезов. «Доктор Сарториус», — пискнул внутренний голос. «Сам ты Сарториус», — снова ошибся я. Все встало на свои места с появлением на экране куска мыла, которое кто-то жадно жевал. Вернулся ужас, испытанный, когда в детстве я читал: «Один из самых потрясающих — настолько он был бессмысленным — фактов Рохан скрыл от всех. В ванне восьмого отсека он нашел куски мыла с четкими следами человеческих зубов».

О да: «Сталкер» — Тарковский — «Солярис» — Станислав Лем. Мне плевать, что в титрах указано: «по мотивам романа Ивана Охлобыстина». От Лема не убудет, а впарить народу философский трактат под видом спецназовской шняги — высший пилотаж, он же высший цинизм. Так что к «Параграфу» у меня только одна претензия. Если снимаешь драку между голой бабой и голыми мужиками, снимай ф-р-о-н-т-а-л-ь-н-о, в полный рост, с сиськами и письками. Непонятную стеснительность проявили люди, у которых хватило смелости потревожить старика Лема.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно