• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

КИНОНовости

Бен Стиллер. С надеждой на ответное чувство

26 Июля 2010 | Автор текста: Нил Штраус
Бен Стиллер. С надеждой на ответное чувство
Бен Стиллер, Ben Stiller

© Терри Ричардсон, www.rollingstone.com

Бен Стиллер в полной мере соответствует образу городского невротика, который принес актеру десятки миллионов долларов. Встретившись с RS перед премьерой своей новой комедии «Гринберг», комик решил дать интервью, не снимая черного пальто

Если вы заговорили о комедийном кино последних двадцати лет и ни разу не упомянули имя Бена Стиллера - хвала вашей изобретательности. Дело в том, что у Бена особый нюх на конъюнктуру и молодые таланты, которые он довольно эффективно вычисляет еще на ранней стадии развития. Актер успел поработать со всеми, кто определяет американский юмор на данный момент, - от Жанин Гарофало до Джадда Апатова, от Дэвида Кросса до Джека Блэка, от Оуэна Уилсона до Энди Дика. Автор собственной серии скетчей «Шоу Бена Стиллера», Бен не так уж долго пародировал Боно и Мика Джаггера на телевидении, быстро начав зарабатывать деньги совсем иного уровня. Мало того, актер в какой-то момент начал восприниматься как голос целого поколения - с его-то сутулым сложением и вечным взглядом исподлобья. Режиссерский дебют Стиллера «Реальность кусается» (1994) вывел в качестве трагикомических персонажей целую генерацию поэтов и писателей, которые выросли на альтернативном роке и отказались от карьеристских ценностей 80‑х. Десять лет спустя за один год Бен снялся сразу в шести комедиях. Ничего удивительного: эпизоды с участием Стиллера так хорошо врезаются в память, что по цитируемости сцен со своим участием Бен обходит и Джима Кэрри, и Адама Сэндлера, и любого другого комика этого поколения. Рыболовный крючок за щекой и эпизод с гелем для душа в «Кое-что о Мэри», поза «Голубая сталь» из «Образцового самца», надругательство над прахом кота в «Знакомстве с родителями» - всего и не упомнишь. Впрочем, бесконечная клоунада ничуть не мешала Бену играть серьезных персонажей («Ваши друзья и соседи»), и к 2010 году единственное, чего недостает в карьере актера, - это премия «Оскар» или хотя бы номинация на нее.

Бен Стиллер родился в семье, вращавшейся в мире шоу-бизнеса (его родители - комики Энн Мира и Джерри Стиллер), и со стороны кажется невероятно забавным - до тех пор, пока вы не встретитесь с ним лично. В живом Стиллере нет ничего смешного. Актер бродит по выставке работ Мана Рэя в Международном центре фотографии на Манхэттене, не снимая черного пальто; его волосы взъерошены, а лицо украшает козлиная бородка с проседью. Кажется, на актера давит какой-то неведомый груз - может быть, дело в напряженном графике, а может быть, во вредной привычке слишком много думать. Бен говорит, что по своему складу чувствует себя на людях некомфортно. Его друзья утверждают, что вне освоенного пространства на съемочной площадке он держит себя тихо и настороженно. «Лос-Анджелес - депрессивное место, - говорит Стиллер будничным тоном, заказывая салат «Цезарь» в кафе выставочного комплекса. - Я как-то вечером попал в Сенчури-Сити (район Л.-А. - прим. RS), это был настоящий город призраков, мне захотелось вскрыть себе вены». Создается ощущение, что актер, которому сейчас сорок четыре, до сих пор не вышел из образа героя фильма «Гринберг» режиссера Нои Бомбаха - истории безработного сорокалетнего невротика, который все еще надеется возродить к жизни собственную инди-рок-группу и вернуть девушку, с которой у него был роман в колледже. Это романтическая комедия, но настолько черная, что она превращается в драму. Может быть, роль Гринберга - первая работа актера после наркомана-сценариста в фильме 1998 года «Вечная полночь», когда ему удается заставить зрителей забыть, что на экране - Бен Стиллер. Коллеги описывают Бена как законченного перфекциониста. Однако, сидя напротив меня в кафе, актер объясняет, что благодаря своей семье (жене Кристин Тэйлор, иногда также играющей в его фильмах, и их детям: семилетней Элле и четырехлетнему Квинлину) он сумел перебороть себя и постепенно учится снижать темп, чтобы не раствориться в образе очередного шизующего художника.

Вы не воспринимали «Гринберга» как своего рода продолжение «Реальность кусается» - когда через пятнадцать лет уже совсем не так круто быть безработным и никто больше не узнает культовые цитаты?

Мне говорили об этом. Когда мы работали над фильмом, у меня не было такой мысли, за исключением, может быть, момента, когда мы снимали вечеринку в финале. Вместо того чтобы набирать еще актеров, Ноа предложил девушкам, которые участвовали в фильме, привести своих бойфрендов. Нас эти ребята порядком напугали - такие они были суперстильные и уверенные в себе. Я таким в свои двадцать точно не был. Мы с Ноа снимали эту сцену три дня и в перерывах говорили друг другу: «Все совсем как в нашем фильме. Мы - это Гринберг».

Что именно вы имели в виду?

Я не чувствовал себя уверенно. Не мог полностью собраться. Эти ребята выглядят так, как будто все вокруг на самом деле принадлежит им. Наверное, им это удается благодаря тому, что они молоды и у них все впереди. Поэтому я думал: «А каким образом мой собственный опыт - то, что я старше и сожалею о каких-то вещах, которые в моей жизни сложились не так, как мне бы хотелось, - влияет на моего персонажа?»

Вы часто говорите, что не считаете себя забавным человеком при личном общении. А на экране вы, значит, умеете быть смешным?

Ох, хороший вопрос! Иногда я не могу заставить себя пересмотреть материал с моим участием, потому что он выглядит очень странно, сплошной нарциссизм, и это кажется неправильным. Но потом ты занят в фильме, который сам же и снимаешь, и тогда, естественно, приходится все время на себя смотреть. Я смотрю на все это и чаще остаюсь разочарован.

А после того как съемки завершены?

Иногда я сижу дома, переключаю каналы на телеке, и вдруг появляется что-то, что я снял больше пяти лет назад, и это выглядит очень странно. Часто я говорю себе: «Это что, было все на самом деле? О чем мы тогда думали?»

В чем, как вам кажется, заключается разница между пародией и сатирой?

Пародия - это очень простая вещь. Сатира предполагает, что ты должен что-то заявлять, а в пародии можно просто посмеяться. Люди занимаются пародиями, когда только начинают: они находятся под сильным влиянием тех вещей, которые им нравятся, и хотят больше о них узнать. Но затем, если все идет как надо, этот этап остается позади.



Когда вы были подростком, было ли время, когда вам больше хотелось играть крутых парней, чем комедийных персонажей?

Если мне и хотелось играть героев какого-то типа, то это были персонажи Аль Пачино и Роберта Де Ниро: я любил их фильмы, когда рос. Но мне было суждено совсем другое. Когда мне исполнилось девятнадцать, я стал смотреть «SCTV» (канадское телешоу скетчей - прим. RS). Это меня очень увлекло, и я начал собирать фильмы Альберта Брукса. В течение долгого времени Альберт оказывал на меня определяющее влияние.

В какой момент произошел поворот, когда ваши работы перешли от пародии к сатире?

Я устал ждать, что кто-нибудь сделает что-нибудь такое, над чем я потом смогу посмеяться. Работа над «Реальность кусается» дала мне совершенно новый опыт. После этого мне уже не хотелось делать пародии.

Я слышал, что вы думаете над продолжением «Образцового самца».

«Образцовый самец» - необычная вещь в моей карьере, потому что когда он вышел, кассовые сборы были практически нулевые, но затем он обрел свою собственную жизнь.

А вы уверены, что вообще стоит трогать «Самца»? Он вроде бы и так выглядит более чем законченным.

В этом-то и состоит вызов, чтобы попробовать сделать фильм на уровне оригинала. Прошло десять лет, и будет здорово вернуться и подумать, что могло за это время произойти с персонажами. Кроме того, первая часть снималась достаточно нервно, потому что киностудия так и не приняла фильм.

Они постоянно вас критиковали?

Да, все время спрашивали: «Что это за ерунда?» После окончания съемок у меня было желание никогда больше не делать ничего подобного.

После того как «Кабельщик» не преуспел в прокате, у вас были похожие чувства?

Помню, у меня тогда появился новый агент, и первым делом он мне сказал: «Все в порядке, но тебе теперь нельзя ничего снимать, скажем, месяцев шесть». Меня, образно выражаясь, посадили на скамейку запасных.

Ваши коллеги говорят, что вы трудоголик, что работа - ваш наркотик.

Чтобы избавиться от зависимости, надо первым делом признать, что она у тебя есть, и я признаю, что мне нравится работать. Любой, кто колол себе героин, расскажет вам, что ему это нравилось, пока жизнь отчего-то не начала разрушаться. Я пока не достиг дна, но у меня бывало ощущение, что в моей жизни какой-то дисбаланс. Тогда я пытался все наладить. Прошлым летом, когда мы закончили снимать «Гринберга», я взял отпуск на пять месяцев и отправился путешествовать с семьей - мы отлично провели время. С чем у меня точно нет никаких проблем, так это с верностью своей семье. А ведь именно об этом на самом деле идет речь, когда меня спрашивают: «Скажите, пожалуйста, зачем же вы столько работаете?»

Может быть, такой подход к жизни связан с тем, что вы выросли в актерской семье и родители редко бывали дома?

Разумная мысль. Я рос с родителями, которым приходилось работать, чтобы содержать семью, - и к тому же им нравилось работать. Они были отличными родителями, но не были идеальными родителями. Во мне тоже есть и то, и другое.

Над сколькими фильмами вы работаете сейчас?

Ни над одним. Хотел бы я знать, что я буду делать в ближайшие три месяца? Да, так уж работает мой мозг. Но если я могу принять тот факт, что я этого не знаю, я неплохо провожу время.

Вам не кажется, что сейчас делают меньше хороших комедий - из-за того что все думают о том, как бы снять 3D-блокбастер и таким образом заманить людей в кинотеатры?

Меня об этом в общем бессмысленно спрашивать. Я не особенно смотрю новые комедии. Хотя мне нравится «В петле» и все эти британские парни вроде Стива Кугана и Рикки Джервейса. В их юморе есть тонкость, и они не пытаются непременно всем понравиться - они просто позволяют людям быть людьми, а этому некомфортному пустому пространству между ними оставаться там, где оно есть.

Вы говорили, что неуютно чувствуете себя на людях. Вы не думаете, что вам нравится сниматься в комедиях, потому что веселый смех - это одна из самых искренних форм одобрения?

Да, может быть. Я никогда не был из тех парней, которые смешат всех на вечеринках. Это не мой стиль. Сейчас, например, я не без труда удерживаюсь от размышлений о том, что вы записываете и анализируете все, что я говорю.



Когда вы в начале интервью сказали, что Лос-Анджелес - депрессивное место, мне показалось, что вы сразу пожалели об этом.

Да, точно. Как и почти обо всем, что я говорю. Я думаю исключительно о том, как неправильно все это будет выглядеть.

Вы считаете, что сейчас вы счастливее, чем раньше?

Мне кажется, я начинаю понимать, что не могу все контролировать, и это дает ощущение свободы. Я помню время, когда мне вдруг стало скучно. Теперь всегда есть книга, которую хочется прочесть, или фильм, который хочется посмотреть, или место, где хочется побывать. И мне очень нравится смотреть, как мой сын занимается карате в своей группе. Пускай это звучит странновато, но смотреть, как твой четырехлетний сын занимается карате, - это просто безумно увлекательно. Ничто не сравнится с этим. Если из всех моих усилий на съемочной площадке ничего не выйдет, у меня будет больше времени на это.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно