• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Как «Острые козырьки» стали настоящим хитом

9 Июня 2016 | Автор текста: Пола Меджиа
Как «Острые козырьки» стали настоящим хитом
Как «Острые козырьки» стали настоящим хитом

Киллиану Мерфи изрядно надоела прическа, которую он носит последние три года. «Мое желание избавиться от нее никогда не ослабевало», ­­­— церемонно говорит Мерфи о «брутальной» стрижке его героя в британском криминальном сериале «Острые козырьки», третий сезон которого только что стартовал на Netflix. Пользовавшаяся популярностью на рубеже XX–XXI веков прическа, с которой Мерфи появляется на экране, — это выбритые виски, затылок и удлиненная челка, тренд, уже тогда выходивший из моды. Если вам в последнее время доводилось бывать в Лондоне, вы могли заметить людей, копирующих именно эту винтажную прическу. «Сейчас в парикмахерских Англии молодые люди сами просят сделать им такую стрижку. Я не могу понять зачем», — признается актер.

Однако это неотъемлемый элемент стиля для Мерфи, который играет в стилизованном мрачном криминальном сериале ведущую роль, воплощая на экране образ Томаса Шелби — главаря банды семейства Шелби. Сериал, основанный на реальной истории гангстеров из Бирмингема, заправлявших букмекерскими конторами в начале 1900-х, получил свое название благодаря кепкам, в козырьки которых участники банды вшивали лезвия. Захватывающая криминальная драма рассказывает историю Томми и его банды, борющейся за власть и за признание высшего общества вместе с такими же, как они. Из первых двух сезонов сериала, действие которого происходит в 1919–1922 годах, мы уже узнали о тяжелом психическом состоянии участников Первой мировой войны, пристрастии к опиуму, Ирландской республиканской армии, полицейском сыщике (Сэм Нилл), напоминающем Жавера из «Отверженных» Гюго, странном контрабандисте-еврее, которого сыграл пугающий Том Харди, и об одержимости бандитов легализацией семейного бизнеса и его расширением за пределами Бирмингема.

Автор «Острых козырьков» Стивен Найт не отполировывал грубые подробности истории семейства Шелби, взятой из книг. Его родители происходили из Смолл-Хита — своенравного Западного Мидленда, того региона на западе Англии, где идут съемки сериала. В действительности родственники его отца были настоящими «козырьками», а его мать в детстве работала помощницей гангстеров-букмекеров. Когда он слушал рассказы своих родственников, его удивляло, с какой легкостью они об этом говорят, не пытаясь приукрасить свои истории. Вот, например, случай с мужчиной, который ходил по пабам, носив с собой клетку с крысой. «Он засовывал голову в клетку и зубами разгрызал крысу, — говорит Найт. — И после этого люди кидали ему монеты! Это было безумие!»

Автор сериала рассказывает, что он хотел увековечить эти истории с самого детства и двадцать лет назад даже набросал предварительную версию сценария о гангстерах 1920-х. После нескольких сценариев для полнометражного кино (здесь особо выделяется драма «Порок на экспорт» о русской мафии) Найт в итоге обратился к своему замыслу. «Самое замечательное в том, что мы снимаем сейчас, а не 10 или даже 20 лет назад, — говорит Найт, — это кинотехнологии, позволяющие реализовать идею достойным образом. Теперь телевизоры стали лучше. Так что стоит постараться и снять красивый сериал». По словам Найта, изначально он представлял «Острые козырьки» как некое подобие вестерна, начиная от изображения (в сериале много вооруженных бандитов и погони на лошадях) до «немыслимой мужественности», которую сериал демонстрирует и подвергает критике. «Но главное, что я хотел сделать, — мифологизировать огромный слой населения — рабочий класс».

Киллиан Мерфи первым получил роль, хотя Найт, создавая персонажа Томми, не имел в виду ирландского актера. Они встретились, когда Найт проводил кастинг на главную роль в своей дебютной картине «Эффект колибри» (2013). В конце концов роль получил Джейсон Стэтем, однако молодой ирландец произвел большое впечатление. Настоящий фанат творчества Найта, обычно спокойный и уравновешенный Мерфи должен был убедить режиссера в своей способности сыграть многострадального, немногословного и переменчивого Томми. (Актеру помог случай, когда однажды они пошли в Бирмингем, где Мерфи быстро подхватил характерный акцент местных жителей.) «Поскольку Томми так отличается от меня, нужно как следует поработать, чтобы войти как в его эмоциональное состояние, так и в физическое, — говорит Мерфи. — Меня не интересуют истории, которые после просмотра оставляют зрителя безразличным. Я хочу, чтобы зритель, выходя из кинотеатра, думал: «Черт возьми, мне нужно выпить».

Когда Найт собрал съемочную команду, включая таких маститых актеров кино и телевидения, как Пол Андерсон, Хелен Маккрори и Аннабель Уоллис, отснял первые шесть эпизодов и запустил первый сезон в Великобритании, результат был далек от идеала. The Guardian назвала пилотные серии «Козырьков» «рекламой пива в духе стимпанка», которая «не столько избегает клише криминального кино, сколько, наоборот, тяготеет к ним». Когла Netflix начал показывать сериал в США, The New York Times выразила свое сожаление по поводу того, что «для масштабного сериала, привлекающего цыганскими ругательствами, психологическими армейскими травмами, курящими траву героями, проститутками из чайна-тауна и бандитами, которые в 1919 году стригутся, как участники бойз-бэнда, проекту не хватает искры».

После этого стартовал второй сезон, ставки были уже выше, и сериал наконец нашел своего зрителя. Постепенно разрасталось довольно крупное сообщество на Tumblr, в котором эмоции относительно сериала выражались в gif-изображениях курящего Томми. Вскоре сочетание щегольства а-ля «Подпольная империя» и трэша в духе «Сынов анархии» завоевало таких поклонников, как Снуп Догг и покойный Дэвид Боуи. Перед уходом из жизни Боуи даже дал свое разрешение на использование в новом сезоне музыки с его последнего альбома «Blackstar». Сериалу такой анахроничный саундтрек пошел на пользу — впрочем, здесь можно услышать и Тома Уэйтса, Ника Кейва, Пи Джей Харви и Radiohead.

У Киллиана Мерфи есть версия, почему сериал в конце концов стал хитом. «Это произошло не благодаря большой рекламной кампании, — заявляет актер. — Это просто случилось, потому что людям понравился сериал, о котором они рассказали своим друзьям. Сейчас злоупотребляют словом «органичный», но по отношению к сериалу оно подходит больше всего». Еще более крупную и преданную аудиторию «Козырьки» приобрели после запуска в прошлом месяце на BBC2 третьего сезона, в котором нувориши Шелби изо всех сил пытаются взобраться по шаткой социальной лестнице. «Вот вопрос, который меня волновал на протяжении всех серий: «Можно ли вырваться оттуда, откуда ты родом? — говорит Найт. — Это особенно актуально для семейства Шелби: они выросли в бедном районе, а потом очутились среди представителей высшего общества». Хоть Найт хранит молчание и не говорит, чего можно ожидать от «Острых козырьков» после последних серий, обозначившим продление сериала на четвертый и пятый сезоны, автор надеется, что все завершится, «когда Томас Шелби услышит первую воздушную тревогу»  Второй мировой войны.

«Множество прекрасных героев, которых мы сейчас наблюдаем по телевидению, — не просто клише, — считает Мерфи. — Это не стопроцентные герои или подлые злодеи; они проявляют слабости и недостатки характера, которые мы показываем как часть человеческой сути. Таков и Томми». А что если бы он встретил свое альтер-эго на улице? «Вероятно, я бы перешел на другую сторону», — смеясь, говорит актер.


«Острые козырьки»

Сериал доступен на канале Netflix.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно