• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Дмитрий Дюжев. Космос как предчувствие

1 Июля 2008 | Автор текста: Дмитрий Быков
Дмитрий Дюжев. Космос как предчувствие
Дмитрий Дюжев

© Иван Куринной , www.rollingstone.ru

Один из ведущих актеров России Дмитрий Дюжев, с равным успехом играющий монахов, футболистов и бандитов, пообщался с RS накануне премьеры наркокомедии «Антидурь» и рассказал о пользе употребления водки под музыку Шопена, Божьем промысле и гей-параде в Рио-де-Жанейро.

Ты когда-нибудь сам бороду отращивал? Так, чтобы без накладок?

Отращивал, увы. Однажды я был жестоко обманут режиссером, который велел, чтобы я с весны до осени эдак небрежно обрастал и щетину не трогал. Я еще молодой довольно был, поэтому и не борода это была, а скорее так, бороденка. И все вокруг говорили, чтобы сбрил ее, хотя я Змея Горыныча в ТЮЗе играл, и она мне, грубо говоря, шла. (Смеется.) Мне в итоге какой-то там второй режиссер не позвонил… А для того фильма я еще на лошади ездить учился, потому что мне сразу заявили, что роль написана под меня, и я как серьезный артист поехал в Астрахань тренироваться. Еду я, значит, на ферму, где лошади живут. А там молодая девица с колесообразными ногами начинает сразу: «Ну давай, парень, посмотрим, как ты лиханешь!» Я отвечаю на это: «Я никогда на лошади не сидел, дай мне коня поспокойнее». А она говорит, что все нормально, и тащит к бараку — оттуда из дверного проема виднеются две огромные задницы — одна побольше, другая поменьше. Ну я поменьше, разумеется, выбираю, а девка говорит: «Ты че, парень, они у меня все по струнке, большую бери!» И как даст лошади по заднице с криком: «Она у меня на двух ногах сейчас вальс танцевать будет». На что та ей копытом в грудь — дыщ! И полетела девица! А потом встает как ни в чем не бывало и говорит мне: «Ну вот, парень, давай!» И лошадь на меня идет! И вот тут-то у меня вся моя борода обратно и вросла. А вторая лошадка спокойной оказалась. Знаешь это ощущение, когда у тебя лошадь с ладони что-то ест? Ну это на женские ласки похоже. Дал ей яблочка — только чуть-чуть руку прикусила. Пока по заднице не дал… По заднице — ни в коем случае. Но в итоге полетел я с нее, потому что девица сказала, чтобы я за седло не держался. Только на третий раз обвык. «Ну ни х*я себе, — думаю, — женщина от лошади в грудь получила и тут же в седло меня сажает!»

Гвозди бы делать из этих людей.

Я ведь зачем всю эту жесткую картинку обрисовал? Это потому, что волосы обратно в меня вросли. А тот режиссер, кстати, узнал, что я пою, и стал требовать, чтобы я древнерусские распевы разучивал. А я и так могу петь, потому что в храме на клиросе пел и в народном хоре тоже. Поэтому собрался, начал распевы разучивать, и волосы вместе с распевом начали обратно у меня взрастать. А на распев «А-е-е» даже завиваться начали!

А в «Острове» у тебя борода накладная или как?

Это все специальные таблетки. Одна — раз — вырастает! Другая — раз — обратно втягивается. Очень популярные сейчас таблетки. Ну шутка, конечно же. Приклеенная в «Острове» была борода. Вот официантка идет. Текилу будешь?

Лучше бы мне воды, у вас есть «Бон Аква»?

Это плохая вода. У вас есть вкусная? Прозрачная есть, без газа? Я вот тут в самолете читал журнал Psychologies — люблю иногда почитать. И там была целая огромная статья по поводу воды. В ней говорилось, что даже чай и суп не заменяют настоящей природной воды, необходимой организму. Поэтому они очень четко пишут: минерализация не более двухсот пятидесяти каких-то там миллиграммов на грамм.

Отличная тема, но не совсем наша.

А я вот все время об этом думаю. Они же пишут, что, если хочешь похудеть — выпей стакан воды перед обедом. Хочешь набрать вес — выпей после. И утром, значит, натощак. Чтобы вода в тебе стояла. Я вот сам по себе чувствую, как вода во мне с ночи стоит.

Дима, а ты женские роли в театре играл?

И в театре играл, и в институте тоже. А первый мой опыт примерки женских вещей — это когда мама меня почему-то в свой халат кутала. Потом еще в капустниках постоянно переодевался. У нас был смешной номер в институте, где все мужчины в женщин наряжались. В меру своей фантазии — кто-то с авоськами, кто-то с пакетом. И после короткого предисловия все начинали друг друга бить. Получалась такая куча-мала, полная платьев и париков. А если бы в кино предложили сыграть — гм, не знаю даже. Нужно будет это как-то творчески оправдать. Зато вот когда режиссер пьесы «Примадонна» меня позвал, я сразу согласился. Это же первая работа в Московском художественном театре, мечта!

Вот я смотрю, нательный крест есть у тебя.

Да я свой крест еще во вторую гражданскую получил! Боевой крест! Шутка! В первый раз я крест от священника получил, когда был совсем маленьким. Меня тогда родители крестили. Семья много ездила, и крест был утерян. Место, где меня крестили, тоже в прошлое ушло. И никаких следов креста я найти не мог. И в каком-то детском возрасте я сам пришел в храм — каким-то совершенно чудесным образом это вышло. И уже осознанно в этом храме миропомазание маслом получил. Крестики — они меняются: есть бытовые, а есть Божье провидение. Когда они теряются, то в этом нет никакой мистической приметы — ну типа там жди беды.

Вот ты ведешь просветленное телешоу под названием «Улица твоей судьбы». Ты думаешь, с помощью телевизора человека можно православным сделать?

Да, конечно. (Отхлебывает принесенный официанткой коктейль.) Действительно, шоколадный с миндалем. Но все-таки самый вкусный в «Старлайте» подают, в дворике театра Моссовета. Там такие совершенно необыкновенные коктейли, с печеньем, как у Тарантино. Через телевидение можно научить верить, ведь что такое вера? Вера — это потребность. Если нет потребности у человека, он не станет верующим. Веришь, что утром прочитал молитовку и, что бы днем с тобой ни произошло, до следующей молитвы перед сном — все это провидение Божье. Вот споткнулся ты, упал, горшок тебе на голову упал — все Божья воля. Может, так небо с тобой шутит. А может быть, вера — это испытание какое-то. Достойно восприми все события. Как оптинские старцы пишут: все, что ты за сегодняшний день мне дашь, дай принять со спокойным сердцем и пониманием того, что все это твое провидение, твое испытание и твоя любовь к нам.

То есть, не важно — телевидение ли, радио.

Конечно! А телевидение дает пищу для размышлений. Тот самый самоуверенный человек, который считает, что может все…

Извини, это наше-то телевидение дает пищу?

Конечно! Дает пищу. Потому что я встречал разных людей, военных, очень сильных. Стоит такой большой, сильный человек, который знает, на что он способен. Потому что за его спиной боевые операции разные, судьбы людей, и он решал, довершать ли их жизнь, или кого-то отпускал. Человек, который был вершителем человеческих судеб. Большой, сильный. Здравомыслящий. И тут он говорит мне: «Я вот смотрю фильм “Остров” или “Русский взгляд” и понимаю: так живешь-живешь, а потом осознаешь, что за этим стоит, откуда все это». И я тоже понимаю, что все это не просто так, что телевидение участвует в нашей духовной жизни.

Ты вот «Русский взгляд» упомянул. А что ты думаешь по поводу Ивана Демидова? По поводу его выступлений против Каспарова, например.

Мда. Дело в том, что я с Демидовым глубоко не знаком, хоть и общался пару раз. Он — верующий человек. Я уверен: что бы он ни делал, он не сделает плохо, поскольку в нем уже сидит это зерно, понимаешь? Он ложечку крови и тела Христа принял перед причастием — человек не может скатиться после этого.

Давай поговорим о фильме «Антидурь». Ты там, говорят, играешь Дон Жуана образца XXI века?

Чего?

Я ошибаюсь?

Это рекламное промо такое идет? Блин. Я играю проштрафившегося спецагента, которого в наказание отправляют на работу в странную организацию «Антидурь», контролирующую наркотрафик. На самом деле картина очень смешная. Я с собой давно таких картин не смотрел. И донжуанство там какое-то в моей роли совсем не на первом месте стоит.

А как ты, кстати, к бабникам относишься?

Давай признаем, что бабник — это женское слово. Разве мужчины когда-нибудь говорят о другом мужчине, что он бабник? Это исключено! Абсолютно женское слово. (Говорит тонким голосом.) Ты бабник, оказывается! Понимаешь?

Само понятие «дурь» тебя увлекает?

Марихуану нельзя легализовывать. Наркотики — это такое дело, они всегда находятся где-то рядом. Клубы бесконечные, крышки унитазов, гламурные столики стеклянные, частные вечеринки с каким-то веселящим зельем. Все это действительно очень опасно. Тем более что новое поколение считает, что пить немодно. Мало пьющих. Было другое поколение, наших еще родителей, я по театру знаю. В театре много пили, труппа пила — обязательно после спектакля садились и выпивали. Многие приходили пьяными на спектакль. А сейчас это исключено. Чтобы на спектакль кто-то пришел выпивши — я даже баек таких давно не слышал. У нас все же другое поколение, и у нашего поколения присутствует тяга к наркотикам.

А ты сам-то водку пьешь?

Пью.

Пьешь?

Ну бывает.

А есть музыка, под которую тебе хочется выпить водки?

Да, есть. Я вот так сразу не назову сейчас. Ну, ностальгическая какая-нибудь. Музыка, которую слушали твои родители, и теперь ты ее тоже слушаешь и вспоминаешь своих родителей. Даже в классике есть такое.

Позыв к водке?

Не позыв к водке, а когда вот что-то такое слышишь и сразу хочется сесть, выпить, подумать о чем-то. Ведь правда? И не потому, что в музыке этой есть текст и смысл — скорее какое-то чувство, нотки. Это даже Шопен может быть!

То есть тебя на вечеринку можно Шопеном заманить?

Ха-ха-ха, ну Шопен достаточно водочный! Я хожу, конечно, на вечеринки, но специально меня на них не привлечь. Чего там делать-то? Чтобы тебя использовали в кадре? Не провести ли время спокойно, с книжкой и Шопеном?

У тебя приступы звездной болезни бывают? Ты с ними борешься как-то?

Да никак не борюсь. Это ведь момент неконтролируемый. Люди из прошлого, не видевшие меня много лет, могут сказать: «А ты другой! А что это ты раньше сидел с нами в подворотне, в подъезде, а теперь типа по ресторанам ходишь?» А Никите Сергеичу, может, что-то совсем другое про меня кажется.

Кстати, о Никите Сергеиче. Он попрежнему самый главный у нас в кинобизнесе?

Что значит самый главный? Дежурный по стране? Каждый занимается своим делом. Дело в том, что он, безусловно, талантливейший человек. Я с ним работаю в «Утомленных солнцем 2».

И кого ты там играешь?

А ты читал сценарий? Одного из персонажей. Я пока не могу рассказывать. Его, михалковский, вкус, его какое-то внутреннее положительное состояние, расположение и к окружающим, и к производству, и к судьбам людей — оно дает очень правдивую нотку. Никита Сергеевич очень многим людям помогает. К нему идут за поддержкой, с просьбой к нему идут.

А чем ты занимался, когда был пионервожатым?

Воспитанием патриотического духа.

Какими способами?

Кнутом и пряником.

Как это? «Люби страну!»? И кнутом так?

Как-то так примерно. Дети были довольны.

А правда, что ты учился в школе для одаренных детей?

Да. Правда, я даже в актерских-то своих талантах не уверен.

Скажи, считаешь ли ты, что в сексе можно все или чего-то все-таки делать не стоит? Глянцевый такой вопрос.

Я считаю, что можно делать все, и не только все! И даже больше, чем все! Я не вижу здесь ничего плохого. Как там люди этим занимаются — это их дело. Я вот недавно передачу смотрел. Там одна пара пыталась это сделать, прыгнув с парашютом. Но у него ничего не получилось. По-моему, он так расстроился. Она его гладит по голове, а он говорит: «Да, полет все-таки, поток крови в другое место пошел, поэтому ничего не получилось». Ему стыдно было, даже в кадре это было видно. Она ему небось потом все талдычила: «Вот, в полете-то тогда… Даже в полете ничего не можешь… Да что ты тогда вообще можешь?» Вот мужик попал, а! (Смеется.)

С твоей точки зрения, разгон московского гей-парада был правильным делом?

Мне нравится то, что в нашей стране еще пытаются сохранить нравственный фон. Хорошо, что у нас речь хотя бы об этом идет. Я думаю, через какое-то время все это остынет, забудется, нравы поменяются, поменяется поколение. Поколения действительно сильно меняются. Унисекс окончательно вошел в моду. А раньше женщин в брюках казнили на костре.

Неужели прямо на костре?

Ну, могли отрубить что-нибудь, неважно. Женщина, которая возомнила о себе невероятно что. А сегодня они в штанах ходят.

То есть разгон гей-парада — это признак нравственности.

Конечно. И хорошо, что эта нравственность сохраняется. И что об этом говорится много. Это ведь такое дело… Вот я видел гей-парад в Бразилии — мы были на гастролях, на театральном фестивале в Рио-де-Жанейро. И мне кажется, что было бы, наверное, радостнее, если бы в моду входили свадьбы и венчания. Культ, скажем. Потому что он сейчас теряется. Сейчас много гражданских браков, люди не хотят брать ответственность за другого человека. Брак и венчание мобилизуют людей на то, чтобы они огласили свою верность. А сейчас этот культ потерян. Сейчас все легко встречаются и расстаются. Девушки всегда имеют какого-то запасного человека — мол, я с ним дружу. А при любом конфликте она с этим другом и сойдется. Типа «между друзьями» — это нормально.

Ты был знаком с Мамоновым до «Острова»?

Нет.

Как ты относишься к его фразе о том, что русский Rolling Stone — это говно?

Очень уважительно.

С большим пониманием?

В том-то и дело, что не с большим. Я ведь почему доверяю Мамонову? Просто человек о современных вещах говорит очень доступно. Дело в том, что он, может быть, и не хотел никого оскорбить. Он мог назвать любой другой светский журнал, на обложке которого не православный крест, а какая-нибудь с рогами рожица, которую он мог увидеть и сказать: «Свят-свят-свят!» Ведь действительно, есть такой момент, нам батюшки постоянно твердят о том, что нельзя все же быть и с теми, и с теми. Вроде мы и светские персонажи — дома там гламурные, увеселительные мероприятия и заведения, — а в то же время и в храм ходим. Вот я сижу и рассуждаю, как я отношусь к гей-параду. В Бразилии гей-парад меня не шокировал, я не видел голых чертей, пляшущих на розовых машинках. Но в то же время я понимаю, что это противоестественно. Я считаю, что Мамонов верно делает, что рубит сплеча. Есть еще такой отец Афанасий, монах, который часто бывает в Москве и очень категорично относится ко многим происходящим в стране вещам. На таких людях и держится нравственность. Это мы можем жить где-то в несправедливом обществе. А он видит зло — и наказывает зло. Ты понимаешь?

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно