• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Титановый корпус: Интервью с Ридли Скоттом

7 Июня 2012 | Автор текста: Шон Вудс
Титановый корпус: Интервью с Ридли Скоттом
Ридли Скотт

© 20th Century Fox

Ридли Скотт сделал немало культовых фильмов - «Гладиатора», «Бегущего по лезвию», «Тельму и Луизу», но никогда не снимал сиквелов своих лент. Единственная его картина, которую можно с оговорками так назвать, - это «Прометей». Действие картины происходит во вселенной классического фильма Скотта «Чужой», но сосредоточено не на самом известном плотоядном ксеноморфе кинематографа, а на происхождении человека. Сценарий хранился в строжайшем секрете, но с другой стороны готовый фильм не особенно-то и много добавил к тому, что было известно до премьеры: команда исследователей отправляется в глубокий космос на борту корабля «Прометей», чтобы найти инопланетных создателей, однако все заканчивается ужасной катастрофой. Работы Скотта не спутаешь ни с чем: продуманная до мелочей постановка, тщательно выстроенные кадры, особый пессимистичный взгляд на мир. При этом 74-летний Скотт, уже более сорока лет снимающий кино, до сих пор полон самоуверенности. «Люди считают меня трудоголиком, - с усмешкой говорит он. - Но на самом деле мне просто нравится работать. Только и всего».

В «Прометее» вы вернулись к вселенной «Чужого», который сняли три десятилетия назад. Вы всегда хотели снова в нее заглянуть?

В глубине души - да. После съемок «Чужого» мне не давала покоя одна мыслишка: кем был тот пилот космического корабля, сидящий с развороченным животом? Это был животрепещущий вопрос, но, как ни странно, в продолжениях никто не побеспокоился дать на него ответ. И еще, я просто обожаю научную фантастику, она дает тебе право снимать все, что душе угодно. Но снимать «все, что душе угодно» так же опасно, как сожрать за обедом слишком многих блюд - на выходе может получиться полное дерьмо.

Как вы относитесь к продолжениям вашего «Чужого»?

Последние пару фильмов я не беру в расчет. Я понимаю, что их сняли для того, чтобы раскрутить серию и, само собой, заработать денег. Режиссерам нечего стыдиться, ведь, Бог свидетель, им приходится нелегко. Но меня немного разочаровало то, как растратили потенциал моего творения. Мы придумали одно из лучших в мире чудовищ. Без него «Чужой» - всего лишь хорошо сыгранный и умело снятый фильм без особой изюминки.

Сцена разрыва грудной клетки стала одной из самых знаменитых в истории кино.

Это было начало всего. Во время тестового показа «Чужого» я ходил по залу кинотеатра и понял тогда, что мне удалось схватить тигра за яйца. Никогда не забуду, как в Сент-Луисе несколько парочек буквально вцепились друг в друга в диком ужасе. Я сразу понял, что сделал свое дело.

В шестидесятых вы начинали карьеру с рекламы. Сильно это на вас повлияло?

У меня неплохо получалось делать рекламу, я и сейчас ей занимаюсь. У меня есть компания («Ridley Scott Associates», - прим. RS) с офисами в Гонконге, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Лондоне, и у меня работает около шестидесяти режиссеров.

Как вам сериал «Безумцы»?

Пока я в восторге. Но вы знаете, когда я начинал, у меня не было своего агентства, я был тем, кто исполняет желания агентства. Оставаться на плаву было очень, очень сложно, потому что ты должен был оптимально распорядиться средствами и при этом придумать что-то необычное. Крутые агентства гонялись за так называемыми крутыми режиссерами, и я был одним из таких на протяжении двадцати лет. Это была моя киношкола.

Конфликт творчества и бизнеса актуален и в Голливуде?

Да, творчество там воюет с бизнесом, а ты воюешь с обоими. Есть лишь один абсолют: инвестор. У него разговор короткий: «Во сколько, говоришь, это обойдется? В сто миллионов? Спасибо, до свидания».

За вашу карьеру вам не раз приходилось воевать со студиями.

Еще как приходилось. «Бегущий по лезвию» был во многих отношениях моим самым личным фильмом, и я отбивался от инвесторов, которые говорили: «Выходит слишком дорого». К тому моменту я снял уже две тысячи рекламных роликов, у меня были офисы в Лондоне и Нью-Йорке. Я не идиот. Я и сам очень огорчаюсь, когда превышаю бюджет, потому что так дела не делаются.

Вселенная «Чужого» рисует очень мрачный образ корпораций. Кажется, несмотря на то, что вы столько лет проработали в Голливуде, вы пытаетесь подорвать систему изнутри.

Нет-нет. Думаю, мне удалось продержаться в Голливуде так долго именно потому, что я умею находить со студиями общий язык. Я понимаю, через что они проходят, чтобы удержаться на плаву. Я тоже этим занимаюсь.

Вы заранее знаете, когда ваш фильм соберет в прокате кучу денег?

Нет, не знаю. Это как в теннисе: ты сам по себе, и если проиграешь, то винить некого. Одно я знаю точно: тут не угадаешь.

Вы не собираетесь вернуться к вселенной «Бегущего по лезвию»?

Собираюсь. Процесс уже пошел. Но проблема в том, что «Бегущий по лезвию» - это законченное произведение, там некуда особо возвращаться. Старый хрыч, который написал сценарий оригинала, Хэмптон Фэнчер, еще живой, и голова у него еще работает. Мы должны встретиться с ним на следующей неделе. Мы запускаем фильм, и у нас есть хорошая идея.

Вы долго приходили в себя после того, как «Бегущий по лезвию» провалился в прокате?

Опять же, это как в теннисе. Если проиграл, то говоришь: «Ну и фиг с ним», и жизнь продолжается.

Ваши фильмы нельзя назвать легкомысленными. Все дело в вашем мрачном мировоззрении?

Знаете, я родился под моросящим дождем на северо-востоке Англии. На северо-востоке живут кельты, а они все ненормальные. Это такая кельтская фишка - для них стакан скорее наполовину пуст, чем наполовину полон. Тем не менее если ты снимаешь большое кино, то должен быть стопроцентным оптимистом.

Есть жанр, в котором вы еще не работали, но очень хотели бы?

Вестерн, вестерн и еще раз вестерн! В детстве я жил и дышал вестернами. Я молился на Роя Роджерса, Джина Отри и сериал «Сыромятная плеть» с Клинтом Иствудом. В наши дни снимают только судебные детективы да всякую дрянь про вампиров и зомби.

Я слышал, что вы помешаны на порядке. Как думаете, может, режиссерам полезно иметь такой бзик, чтобы добиться успеха?

Не знаю. Может, у меня и правда бзик. Я люблю порядок. Честно говоря, жить так намного проще, чем среди бардака. Если у меня что-то долго лежит без дела, я или нахожу этому применение, или выбрасываю.

В Голливуде полно людей с завышенным самомнением. Как вам удается контролировать съемки большого фильма?

С помощью юмора. У меня на площадке всегда весело. Странным образом, весело не было только на «Бегущем по лезвию»! Юмор приходит с уверенностью в себе. Я могу работать на площадке со съемочной группой в пять или двести-триста человек и быть спокойным как удав.

Судя по трейлеру, в «Прометее» вы изложили свою теорию происхождения человека.

Да, но надо помнить, что это не научная лекция, а кино.

Ридли Скотт
Фильм «Прометей» уже в прокате.
(материал из июньского номера Rolling Stone)

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно