• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Пролет Феникса: RS встретился с актером «Мастера»

15 Февраля 2013 | Автор текста: Раффаэлла Джанкристофаро
Пролет Феникса: RS встретился с актером «Мастера»
Хоакин Феникс

Голливудский актер Хоакин Феникс крайне редко дает интервью и может запросто уйти с пресс-конференции. На Венецианском кинофестивале RS все-таки удалось увлечь разговором о Поле Томасе Андерсоне, Вуди Аллене и Джастине Бибере.

Венеция, Лидо, 1 сентября 2012-го. Я усаживаюсь рядом с Хоакином Фениксом в белой беседке, специально предназначенной для интервью. Сейчас около 12:30, показ нового фильма Пола Томаса Андерсона «Мастер», который все так ждали, завершился менее часа назад. Феникс и Филип Сеймур Хоффман исполнили в нем главные роли. Актеры держат максимальное нервное напряжение, а традиционное развитие сюжета отступает на второй план. Андерсон смело взялся за кино о «контроле над сознанием» — явлении, о котором не расскажешь с помощью обычных приемов.

Уже многие месяцы о «Мастере» говорят как о фильме «про саентологию». На фестивале прошла крайне нервная пресс-конференция. Журналисты спрашивали о параллелях между харизматичным Ланкастером Доддом (Хоффман) и Л. Роном Хаббардом, а создатели фильма уходили от ответа. Андерсон и Феникс напряженно молчали, Хоффман пытался сказать что-то о методе работы над фильмом, но его речь получается туманной и неловкой. В какой-то момент Феникс, к которому практически не обращаются, зажигает сигарету и уходит из-за стола, моментально заработав номинацию на звание самой наглой знаменитости на фестивале.

Феникс практические не дает интервью. Он заранее знает, о чем его спросят: подружки, семья, шрам на лице и прочие исключительно личные вопросы. Сказать, что он не любит общаться с прессой, которая после смерти его брата Ривера в 1993-м еще несколько лет питалась подробностями личной жизниактеров, будет сильным преуменьшением. Во время редких интервью Феникс отвечает односложно или вдруг разражается весьма резкими высказываниями: однажды он сказал, что «Оскар» — это «полная чушь», а промо-туры номинантов просто «смехотворны» (впрочем, через пару дней в том же духе высказался сэр Энтони Хопкинс). Тридцать из своих тридцати восьми лет Хоакин работает в кино, и говорит, что терпеть не может фальшивый блеск и миражи, которые создаются на съемочной площадке. В общем, разговор обещает быть интересным.

Он спрашивает, как дела. Я отвечаю, что не так-то легко выходить из кинозала после такого фильма. «Я тебя понимаю. Но почему вас заставляют смотреть фильмы в девять утра? Такое расписание никуда не годится!» У него хриплый голос, ужасно грустные, завораживающие светлые глаза, как у побитой собаки, и невероятная улыбка. «Тебе помешает, если я закурю?» Конечно, нет.

В «Мастере» Феникс играет Фредди Куэлла, моряка, истерзанного Второй мировой войной. Он находит прибежище в семье Ланкастера Додда (Хоффман), который называет себя «писателем, врачом, физиком-ядерщиком и философом-теоретиком» и является лидером движения Истоки — чем-то средним между новой наукой и религией. Фредди — клубок агрессии, сексуально неудовлетворенный и неуверенный в себе алкоголик и параноик.

«Моего героя можно изучать бесконечно, — говорит Хоакин. — Я не знал, куда он меня приведет. Я сказал себе, что я узнаю его по ходу дела, буду искать. Про иных персонажей, бывает, каждую минуту знаешь, что они думают и чувствуют. А здесь не так. Фредди состоит из импульсов, он как животное. Играть его мне было очень интересно, но в то же время страшно и опасно. И конечно, меня увлекла идея работать с Полом и Филом. Есть много режиссеров, которые видят действительность под интересными углами, но у Пола безграничная фантазия, и он заставляет всех тяжело работать, потому что у него куча идей. Я умирал от желания участвовать в этом проекте». Я позволяю себе поинтересоваться, не звал ли его Андерсон в свои предыдущие проекты. «Мы говорили с ним о работе раньше», — бесцветным тоном реагирует Хоакин. Вот так. Конец. Он не говорит, о каком фильме идет речь, позже я узнаю это от режиссера. Ни слова больше. Первое впечатление об актере совпадает с тем, что окончательно сформируется дальше в ходе нашей беседы. Феникс — скромный и склонный к самокритике, он как бы все время зрит в корень. У него аллергия на дифирамбы и дурацкую похвальбу.

JASON MERRITT

В «Мастере» поражает сила актера, риск, который он берет на себя, и то, как он фанатично следует режиссерскому замыслу. Я прошу рассказать, трудно ли было входить в контакт с персонажем, обладающим таким негармоничным характером. В фильме Феникс не просто похудевший, с изможденным лицом — он выглядит, как раненый зверь, его взгляд выдает первобытную боль. «Очень странно давать определение таким вещам, — пытается дипломатично выкрутиться Хоакин. — Я всегда стараюсь не оставлять места для подобных рассуждений, потому что сначала ты просто наслаждаешься фильмом, а потом в ходе работы приходит понимание. Иногда приходится участвовать в сценах, которые зрителю могут показаться напряженными (в «Мастере» таких сцен много, например эпизод, где герой разбивает унитаз в тюремной камере), а на съемочной площадке ты на самом деле получаешь удовольствие». Возможно, ему просто не нравится углубляться в детали.

«Я могу поговорить о методе как таковом, — великодушно сообщает Феникс. — Просто я думаю, что он каждый день меняется. Когда все видят двух актеров на залитой солнцем лужайке, за кадром тем временем может кипеть скандал и эти двое только что катались по земле, вцепившись друг другу в волосы. В прошлый раз Хоакин был в Венеции, когда режиссер Кейси Аффлек представлял его комический бенефис «Я все еще здесь» (именно в нем заросший бородой Хоакин читал рэп. «Не знаю, как это зрителям все понравилось, мне хватило рецензий журналистов, — вспоминает ту поездку актер. — В этом фильме я точно снимался не ради своего успеха». Надо сказать, что саму трагикомедию пресса не обсуждала столь пылко, сколько шумиху вокруг нее: с появлениями Феникса в гостях у ведущих вечерних шоу «в образе» и заявлениями о разрыве с кино ради карьеры рэпера. «Просто в тот момент мы хотели обратиться ко всему миру и наше высказывание кажется мне исчерпывающим», — туманно объясняет смысл мокьюментари Хоакин Феникс.

Разговаривая с Хоакином и наблюдая за его реакцией, кажется, что конечный результат, получившийся у режиссера, его не особенно-то беспокоит. «Пока я снимался в «Переступить черту», единственной радостью для меня была возможность поработать в студии с профессиональными музыкантами, — вспоминает съемки «оскаровского» фаворита Феникс, зажигая очередную сигарету. — Но я никогда не хотел выступать как музыкант. И у меня нет большого музыканта: немного научился играть на гитаре и все. Видимо, я просто не уделял всему этому достаточное количество времени». Я киваю, попадая в очередной тупик. Нужна разгрузка, и я спрашиваю, кто является любимым актером Хоакина. «Мне нравится Джастин Бибер». Наверняка он меня дразнит, значит снова придется говорить о «Мастере» Пола Томаса Андерсон, ведь здесь мы ради него.

Gareth Cattermole/Getty Images/FOTOBANK

«Пол (Томас Андерсон, — прим. RS) дал мне послушать кучу песен, чтобы я смог справиться со своей ролью, — вспоминает Феникс. — Джуди Гарланд, например. Я втянулся в эту музыку: существует же масса песен про сломленных людей с физическими и психическими расстройствами. Они все ужасные, но такие пронзительные. Самое прекрасное, что в старых песен почти избегали метафор, не было всей этой бессмысленной поэтичности. Сейчас тексты обычно сводятся к паре фраз: «Я люблю тебя» или «Я по тебе скучаю». Теперь этого очень мне не хватает». В качестве примера прогрессивной современной музыки Хоакин снова упоминает Джастина Бибера и ощутимо раздражается, что я ему не верю. «Я искренне восхищаюсь им, — едва сдерживает бешенство актер. — Черт возьми, мне нравится поп-музыка, и я считаю, что все на свете имеет право на существование. Джастин талантливый и смпатичный. Но мне нравится слушать все понемножку, хотя у меня и не так много дисков. Недавно я был на съемках в Китае и, подумать только, там до сих пор крутят музыкальные клипы по MTV». Я напоминаю, что Феникс сам снимался в видеороликах рокеров и даже кое-какие снял сам (например, «Tear You Apart» She Wants Revenge или «Little Lover's So Polite» Silversun Pickups). «Да, было дело несколько лет назад, все они ужасные, — реагирует Феникс абсолютно без иронии. — Я не скромный. Просто я такой как есть. Очень стараюсь быть честным».

«Разумеется, я фанат Radiohead, — сообщает мне Феникс, когда речь заходит о гитаристе группы Джонни Гринвуде, написавшем музыку для «Мастера» (это его вторая работа с Полом Томасом Андерсоном после «Нефти». — Я вообще фильм с музыкой не смотрел. На одном из недавних показов послушал несколько минут. Что тут скажешь, она великолепна. На большее сил не хватило. В последнее время я стал слишком нервным. В «Мастере», например, есть сцена, где мой герой мчится на мотоцикле по пустыне. Раньше я часто катался а теперь бросил. Все нервы, нервы». Развивая тему хронического беспокойства, Хоакин говорит, что его давно уже не трогает ни один фильм. Разумеется, на Венецианском кинофестивале он делает все что угодно, кроме того, чтобы ходить на просмотры. «Может, Вуди Аллена нового бы посмотрел, — предполагает Феникс. — Как актер он оказал на меня самое большое внимания. Сыграл бы я у него в фильме? Ну что за вопрос. А не пойти ли бы тебе на *** с такими вопросами? Любое его слово — это закон».

Прямо над нами висит плакат с кадром из «Мастера»: Феникс на пляже рядом с женщиной из песка. По сюжету его неудовлетворенный герой изливает на нее свою сперму после прилюдной мастурбации. Заметив мой взгляд, Хоакин довольно ухмыляется: цензуры он особенно никогда не опасался. Достаточно вспомнить бурную сцену с Евой Мендес в «Хозяевах ночи» Джеймса Грея. «Я никогда не иду смотреть свои фильмы с таким, знаешь, чувством победителя, — сообщает мне Хоакин. — Обычно я ожидаю, что полностью все засру». Возможно, если бы Феникс все-таки смотрел свои ленты в окончательной версии, он относился бы к себе менее критично. На самом деле, есть только одна тема, которая ему более отвратительна, нежели обсуждение собственного творчества: это разговор о нем самом. Если задать несколько личных вопросов подряд, настроение Феникса гарантировано изменится, а в светлых глазах появится фирменный злобный огонек. Иногда он просто молчит в ответ — если спросить, чем еще можно удивить его поклонников.

«Просто на душе говенно, когда ты работаешь четыре месяца кряду, а на выходе получается какая-нибудь туфта, — цедит Хоакин, вворачивая бычок в пепельницу. — К тому же пресса все время ищет для меня какой-то особый угол обзора. И знаете что? Вы все! На «Переступить черту» мне несколько месяцев пришлось проторчать с Риз Уизерспун и учить долбанное кантри? Ты можешь себе представить, что это такое? Если вам мало это для вашего материала, я не знаю, что еще вам предложить. Мне что, нужно вышибить себе мозги на съемках, чтобы впечатлить журналистов? Этого будет достаточно для удовлетворения жажды сенсаций? Или все-таки нет». Я кошусь на таймер диктофона: смешные полчаса по ощущениям растянулись в вечность. Напоследок я спрашиваю Хоакина, почему же он так ненавидит интервью и все равно так или иначе в них участвует. «Потому что они убивают тайну, которая есть в актерской работе, — быстро отвечает Феникс. — Эти интервью провоцируют меня на потерю интереса к делу, которым я тридцать лет занимаюсь. И мне вообще странно быть предметом обсуждения. Попробуйте как-нибудь себя на моем месте. А теперь пока, девушка!». Хоакин Феникс резко приподнимается, едва не опрокидывает стакан с апельсиновым соком и говорит ошарашенному пресс-агенту: «Сегодня больше интервью не будет». Все, занавес.

Хоакин Феникс
Фильм «Мастер» в прокате с 14 февраля

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно