Салман Рушди: «У нас снимался сам глава дома Ланнистеров!»

22 Апреля 2013 | Автор текста: Кэти Ван Сайкл
Салман Рушди: «У нас снимался сам глава дома Ланнистеров!»
Салман Рушди

В апреле на экраны выходит фильм «Дети полуночи», снятый по 600-страничному роману Салмана Рушди, который также выступил в этом проекте в роли сценариста. Драма, снятая режиссером Дипой Мехтой, повествует о судьбе двух мальчиков, из бедной и богатой семей, которые родились 15 августа 1947 года, в день обретения Индией независимости. По воле медсестры, увлекающейся левацкими идеями, они меняются местами, после чего их судьбы развиваются параллельно с новейшей историей Индии, Пакистана и Бангладеш. Накануне премьеры, которая в США запланирована на 26 апреля, Рушди рассказал Rolling Stone об особенностях работы сценариста, влиянии Тарантино и своем пристрастии к сериалу «Игры престолов».

Сложно было работать над сценарием?

Я и раньше писал сценарии, просто фильмы по ним так и не были сняты. Была, например, идея сделать фильм по моему роману «Земля под ее ногами», но все окончилось ничем. К тому же, в молодости я писал ролики для рекламы — множество коротких сценариев. Я закрываю глаза и прокручиваю фильм у себя в голове, а потом открываю их и записываю увиденное на бумаге.

У вас раньше возникало желание сделать фильм на основе «Детей полуночи»?

Нет, я вообще об этом никогда не думал. К этому привела цепь счастливых случайностей. Но если бы мне пришлось начинать все сначала, я бы предпочел написать сценарий «с чистого листа», нежели переделывать уже написанное.

Вы также адаптировали эту книгу для постановки Royal Shakespeare Company production. Насколько эти два сценария отличаются друг от друга?

Сценическая версия имеет мало общего с фильмом. Роман построен так, что его главный герой, Салем, рассказывает свою историю женщине, которая работает вместе с ним на фабрике маринадов, где заканчивается его жизненный путь. Это можно воспроизвести на сцене. Но в кино, как мне показалось, повторяющаяся сцена с разговором двух людей выглядела бы слишком навязчиво. Это помешало бы зрителям сопереживать тому, что происходит на экране. Поэтому, для того, чтобы превратить книгу в сценарий, ее пришлось полностью переосмыслить.

Вы ориентировались на какие-то другие фильмы?

Прежде всего, на великий фильм Лукино Висконти «Леопард» в нем есть эпический размах, и в то же время, это очень личная история по своей сути. Нам хотелось поймать такую же интонацию, чтобы двигаться в обратном направлении — от личного к эпическому. Еще один прекрасный фильм, на который мы ориентировались — это «Угетсу» Кэндзи Мидзогути, это название можно перевести как «Призрак». Там мы почерпнули кое-какие идеи, как воссоздать на экране атмосферу магического реализма. Что интересно: призрак в «Угетсу» — это не что-то неопределенное, а полноценный персонаж со своим характером. Нам показалось, что это хорошая идея. В нашем фильме речь идет о необычных, фантастических детях, но ведут они себя так, словно это компания самых обычных ребят.

Вы и сами не раз появлялись на экране. Мне особенно нравится ваше камео в «Дневнике Бриджит Джонс».

Актерская профессия манила меня со времен колледжа, да и после его окончания тоже. В свое время я рассматривал ее как единственно возможную для меня альтернативу литературе. Я, наверное, правильно поступил, что в итоге не стал актером, но потребность в этом возникает у меня до сих пор, и если уж появляется такая возможность — я ее не упускаю.

На вас как-то повлиял индийский кинематограф?

Мы оба — и Дипа даже в большей степени, чем я сам, — хорошо знаем индийское кино, и это очень помогло нам в подборе актеров. Сидхартх, который играет Сильву, альтер-эго Салема, и актриса Шрия Саран, играющая Паврати-колдунью, очень популярны в Южной Индии. А паренька, который играет молодого Салема, — Даршила Сафари, — я впервые увидел пару лет назад в в фильме Амира Кхана «Звездочки на земле». В фильме есть сцена, когда Салем шпионит за матерью в кафе, и в кадре, слева от него, на стене висит постер фильма «Мать Индия» — можно сказать, что это индийские «Унесенные ветром». В каком-то смысле, наш фильм тоже про «Мать-Индию».

Вы присутствовали на съемочной площадке, отсматривали снятый материал?

Нет. К моменту начала съемок у нас с Дипой уже было полное доверие. Я сказад ей: «Вперед! Встретимся в монтажной комнате».

Какие сцены были для вас, как для сценариста, самыми сложными?

Последняя треть фильма получилась очень мрачной — там есть сцены допросов, пыток. Вот это было сложно. Как ни странно, чтобы справиться с проблемой, я стал писать диалоги так, словно это черная комедия. Так что в фильме есть что-то и от Квентина Тарантино, немного «Бешеных псов».

Я знаю, что вы работаете над сценарием научно-фантастического сериала «The Next People» для канала Showtime. В какой там все стадии?

Я набросал три варианта сценария, они остались довольны. Но «зеленый свет» нам не дали, так что пока мы ждем.

Насколько вы заинтересованы в том, чтобы работать на телевидении?

Сериальный формат сейчас процветает, в этой области делается много хорошего и тут много общего с романистикой. Все это выглядит очень интересно, но загадывать на будущее я пока не хочу.

А какие у вас любимые сериалы?

Надо признаться, что хотя поначалу я и пытался этому сопротивляться, но все равно плотно подсел на «Игры престолов».

Кто ваш любимый герой?

Я горд сообщить, что роль Уильяма Мэтволда в «Детях полуночи» играет Чарльз Дэнс. Так что, у нас снимался сам глава дома Ланнистеров!

А что дальше? Пишете новый роман?

Собираюсь приступить — у меня как раз возникла одна идея. Сейчас я ее обдумываю — смотрю, что из этого может получиться.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ