• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Игра престолов»: Джо Демпси о долгом и странном путешествии Джендри

10 Июня 2013 | Автор текста: Шон Т. Коллинз
«Игра престолов»: Джо Демпси о долгом и странном путешествии Джендри
Игра престолов

Незаконнорожденный. Новобранец Ночного дозора. Голый по пояс кует клинки. Лучший друг сбежавшей Старк. Член Братства без знамен (недолго). Возлюбленный Мелисандры (еще более недолго). Немногие персонажи «Игры престолов» пережили столько, сколько Джендри, тайный сын короля Роберта Баратеона. И немногие так сильно отдалились от своего книжного прототипа: похищение Джендри и возможная ритуальная жертва для жрицы Мелисандры и его дяди Стенниса —  это абсолютно новый поворот в развитии событий. Все это было возложено на плечи актера Джо Демпси, так же как и разработка трогательных личных отношений: дружбы между Джендри и Арьей Старк (Мэйси Уильямс). Пока финальный сезон подходит к концу, Демпси оценил жизнь Джендри, его приключения и его торс.

Странно начинать интервью с этого, но вы действительно очень привлекательный мужчина.

(Смеется) Спасибо, Шон.

Не за что! Такое ощущение, что в этом сезоне с Роббом, Джоном и Джейме мужчин показывают так, как раньше показывали женщин. То есть, когда ты снимаешь свою тунику (или что угодно), люди просто сходят с ума. Мне интересно, что ты, как актер, чувствуешь в таких случаях.

Это странно, потому что лично я буду сниматься обнаженным только когда это очень нужно для эпизода и без этого нельзя никак обойтись. Во втором сезоне есть сцена, в которой я, обнаженный по пояс, кую клинки, хотя в этом и нет необходимости. Удивительно, как преображается торс, если его побрить и обмазать сажей. Я сам же не узнал свой собственный!

Нельзя же перекладывать все на женщин. Я думаю, Дэвид (Бениофф) и Дэн (Уайсс, создатели сериала) пытаются все показывать так, чтобы это выглядело естественным и разумным. Они не заставляли меня участвовать в той сцене с клинками: я думаю, что через нее они хотели больше раскрыть образ Арьи, нежели показать меня. Они хотели показать, что Арья становится женщиной и что она сталкивается с тем, что понимает, что пока еще не очень опытна. Они просто так намекали — правда, слишком тонко (Смеется). Но я не хотел бы сниматься в таких сценах слишком уж часто.

Когда я участвовал в кастинге на роль Джендри, физически я для нее не подходил. Я был в шоке, когда узнал, что меня утвердили. Но Дэвид и Дэн сказали: «Нам нужно перекрасить тебя в черный, и... было бы неплохо, если бы ты походил покачаться в зал, прежде чем начнутся съемки». То есть, мне толсто намекнули заняться собой. Чтобы сниматься обнаженным, нужно выглядеть так, как будто ты сделан из стали. Для этого нужно приложить немало усилий. Я не очень-то обращаю внимание на то, как люди относятся к этим сценам. Но не желаю становиться «ходячим торсом» и не хочу, чтобы все говорили обо мне только как о его обладателе. Если это вдруг начинает затмевать твои актерские способности — пора что-то менять.

Я брал интервью у Мэйси Уильямс несколько недель назад, после того эпизода, в котором вы расстались. И я был в шоке от того, как она рассказывала о своих переживаниях, и особенно после того, как услышал, как она плачет в трубку.

Все вышло очень странно. Я не знаю, намеренно ли это было сделано, но это была последняя сцена, в которой мы снимались вместе. Вообще, все эпизоды снимаются в хронологическом порядке. Были еще сцены, которые шли после расставания, но их мы уже сняли к тому моменту, так что это действительно был последний эпизод. Мы работали вместе, так что узнали друг друга гораздо лучше и быстрей, чем это произошло бы в обычной жизни за это же время. Для Мэйси эта сцена отображает всю ее жизнь. Она очень близко узнает людей, сходится с ними и становится близка, а они уходят от нее — так же, как и от Арьи. Эту сцену было очень тяжело снимать, но  игра Мэйси была просто потрясающая. Пока она снималась, я сидел и пытался запомнить свои слова, но все, что я мог — это просто смотреть, как она играет. Это было удивительно.

Смотреть, как фанаты повторяют за героями все реплики и как они реагируют на происходящее в сериале — завораживающее зрелище.

Я сам впервые столкнулся с таким. Каждый эпизод разобран на части и проанализирован, и, я думаю, это здорово. Многие все еще уверены в том, что Джендри и Арья будут однажды вместе. (Смеется) Но, конечно, мы не знаем, произойдет ли это, и не можем никак на это повлиять. И когда ты говоришь о том, что это маловероятно, все сразу накидываются на тебя. (Смеется) Как под расстрел попадаешь. Но классно, что людей это волнует.

Я — любитель книг, поэтому разговор с вами — это один из редких случаев, в которых я не имею понятия о том, что будет дальше.

Если ты прочитал книгу, которую потом экранизировали в качестве сериала или фильма, всегда будут эпизоды, которыми ты особенно дорожишь. И у всех на этот счет свое мнение — как должен выглядеть герой или как должны развиваться события. Но при этом ведь так же интересно вообще не знать, что же произойдет дальше. Есть книги, сюжет которых было бы кощунственно изменять, с ними нельзя шутить, — не просто так же они стали столь успешными. Однако, все-таки есть вещи, которые как-то можно обыграть; мне нравится привносить нечто новое в характер своего героя, потому что это значит, что я делаю что-то и вправду интересное — как, например, в последней отснятой сцене.

«Интересное» — это слово, которым вы описываете сцену с Мелисандрой; хорошо.

Да, это именно то слово, которым можно описать ее.

Познавательно проследить, как изменился Джендри после того, как провел столько времени с Арьей в бегах: это нечто абсолютно новое для него.

Мне тоже было познавательно, потому что съемки — действительно масштабные: в съемочной группе больше 100 человек и иногда ты чувствуешь себя как корабль в ночи. Когда мы снимались в Белфасте, много людей приходило и много уходило, но истории с ними — такие разные. Я встретил Эмилию Кларк всего два раза за три года. Я всегда изолирован. Я работаю с актерами в совместных сценах, и с некоторыми из них я встречаюсь очень редко. Быть иногда одному так же здорово, как и проводить время с Мэйси или Беном (Хоуки ака Пирожок) — они удивительные. Все время, пока Джендри был с Арьей, он пытался защитить ее. А теперь зритель сможет посмотреть на Джендри в другом свете — как он справляется в одиночку.

После этих событий останется только один эпизод, который, кажется, станет основополагающим для будущего Джендри. Что вы можете сказать по этому поводу?

Мелисандра, которая оставила Джендри в подземелье, и Стеннис наконец-то решают, что им сделать для того, чтобы выглядеть очень брутально. Они берут что хотят от Джендри; но до тех пор, пока он жив, он остается большой угрозой для кампании Стенниса. Но так как это земли, по которым слухи распространяются очень быстро и истории о гнусных преступлениях разлетаются по всему королевству, все зависит от Стенниса — достаточно ли он заботится о своей репутации, чтобы оставить Джендри в живых, или он решит от него избавиться? Джендри попал в ситуацию, которая не выгодна никому и которую он не может контролировать. Он становится почти беспомощным в конце серий.

Вам сейчас приходится жить жизнью героя, который находится под влиянием сил, которые он не может контролировать на протяжении всей своей жизни. Влияет ли это как-то на вашу игру или на ваш характер — нужно ли просыпаться каждое утро и работать над этим?

Джендри подставляли всю его жизнь. Сам я оптимист в повседневной жизни, но... Джендри больше реалист, чем пессимист. Больше всего в своем герое я ценю то, что он сохраняет свое благородство, несмотря на презрение и недоверие со стороны окружающих и несмотря на то, что все его надежды рушатся. Я думаю, что он знает исход любого дела и всегда готов к худшему. Он человек, который видит стакан наполовину пустым — но только потому, что он вынужден быть таким. И это главное различие между мной и им. Для меня это испытание.

Он гораздо сложнее, чем мы могли его показать. Я думаю, он отчаянно хочет получить ответы на свои вопросы. Он не жаждет власти или каких-нибудь привилегий, или чего-нибудь в таком духе. Он просто хочет ответов. Он знает так мало о своем прошлом и о родителях, он не знает, какое вообще место он занимает в обществе, — но при этом у него есть свои принципы и у него есть благородство. Им движет доброта — вот почему он такой замечательный. Он сохраняет достоинство, несмотря на то, что его жизнь так нелегка. Ему есть о чем жаловаться гораздо в большей степени, чем Теону, — понимаете о чем я? Но ему наплевать. (Смеется)

Здорово играть кого-то столь благородного. Мне всегда хотелось сыграть настоящего стоика, потому что чаще всего я играл наркоманов и идиотов.

Сейчас, когда Джендри сошел со своего пути — в отличие от сюжета книги, — фанаты обсуждают, как все закончится. «Может быть, он присоединится к Джону Сноу? Может быть, он будет путешествовать с Дэйвосом?». Есть ли у вас мечта о том, как все должно кончиться для Джендри, если он выживет после времени, проведенного с Мелисандрой?

Мне хочется верить, что он совершит нечто потрясающее в конце. Я думаю, почти все, кто смотрит сериал, скажут: «Я хочу, чтобы он сыграл очень важную роль в кульминационном моменте всех серий». Сценарий моей мечты — это что он возвратится и устроит грандиозное сражение с западниками. Но проводить время с Джоном Сноу было бы тоже отлично. Что может быть лучше, чем два придурка на дороге? Надеюсь, время, проведенное с Мелисандрой, не сделает его озлобленным, хотя мне было бы и интересно это сыграть как актеру. Он же такой благородный парень. Я не хочу, чтобы он изменился.

Может быть, однажды он станет королем Джендри?

Да, как по мне — это было бы здорово.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно