• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Майкл Шеннон: «Мой персонаж — уже не тот кровожадный и яростный Зод»

7 Августа 2013 | Автор текста: Дэйв Ронсон
Майкл Шеннон: «Мой персонаж — уже не тот кровожадный и яростный Зод»
Майкл Шеннон

© Майк Розенталь

Майкл Шеннон комфортно развалился в большом кресле в лобби нью-йоркского Waldorf Astoria, положив ноги в начищенных дерби на журнальный столик. Он облачен в костюм-тройку и сегодня, кажется, пребывает в задумчивом расположении духа. Родившийся в Кентукки и живущий сейчас в Бруклине 38-летний Шеннон прославился, играя людей, которые пытаются поступать правильно, вопреки своим внутренним демонам (последний образчик злодея этого типа — Генерал Зод в готовящемся к выпуску фильме про Супермена «Человек из стали» Зака Снайдера).   

Когда мы начинаем разговаривать, я понимаю, что знаменитая напряженность Майкла относится к нему как к человеку в той же мере, что и к персонажам, которых он играет. В его интроспективной манере вести беседу есть что-то от позднего Брандо. В какой-то момент он спрашивает меня, не хочу ли я съесть пирожное, и вопрос звучит так, будто актер обнажает передо мной свою душу. «На нем мое изображение», — говорит он; и когда я беру пирожное, я действительно вижу портрет Шеннона, сделанный глазурью по полной форме: бородка, костюм, пистолет — все на месте.  

Я говорю, что такой образ кажется куда более реальным, чем аккаунт в какой-нибудь соцсети. Шеннон отвечает, что вообще не понимает, о чем я толкую. Разве у него нет фейсбука или твиттера? «Нет! И это большое твердое «нет», с кучей восклицательных знаков, — отвечает актер, тщательно проинтонировав каждый из восклицательных знаков. — Если вы увидите, что кто-то называет себя Майклом Шэнноном в сети, имейте в виду, что это полная чушь. Я этим не занимаюсь, но знаю, что есть люди, которые пытаются сделать вид, что они — это я. И честно скажу — это крайне неприятно».  

Даже говоря о таких пустяках, Шеннон проявляет характер — сразу ясно, что несерьезных вопросов для него не существует. Подойдя к четвертому десятку, он не забывает, что успех к нему в руки никогда не плыл сам. Двадцать лет прошло с тех пор, как он впервые появился на большом экране (в роли придурковатого молодожена в «Дне сурка»), и это время не прошло зря: в 2008-м его выдвигали на «Оскар» за лучшую роль второго плана в семейно-дизайнерской драме Сэма Мендеса «Дорога перемен». А после выхода в 2010-м в эфире НВО сериала «Подпольная империя» узнаваемость Майкла возросла многократно.  

«Мне главное все время быть начеку: как только расслаблюсь, все сразу валится из рук, — признается Шеннон, когда мы вспоминаем его работы. — Моя карьера порой делала неожиданные повороты, и, честно сказать, мне это нравится — надеюсь, дальше все так и будет». Видимо, из постоянной готовности к крутым поворотам (пусть и столь желанным) и появляется это «фирменное» напряжение.  

Небольшие роли («Безумный Сесил Б.» Джона Уотерса, «Перл Харбор», «Ванильное небо» и «8 миля» — лишь отдельные пункты послужного списка Шеннона) в итоге сработали: в 2007-м Майкл сыграл главного героя в «Огнестрельных историях». «Джефф Николс сам попросил меня сыграть у него», — подтверждает актер. Очевидно, что это событие останется в его памяти навсегда.  

«Человек из стали» — первый «супергероический» фильм Шеннона. (Надо полагать, еще один внезапный поворот.) Но нынешние супергерои редко щеголяют на площадке в эффектных костюмах. Как он себя чувствовал в странных одеяниях, в которые наряжают актеров, когда снимают материал для сцен с компьютерной графикой? «Это было очень смешно. Впрочем, Зак обещал, что так и будет. Я помню первые дни на съемочной площадке: мне казалось, что это полное безумие. Я выглядел как придурок, — говорит Шеннон, наконец, немного расслабившись. — Мне казалось, что я совершенно не похож на Генерала Зода, что я неудачник. Я посмотрел отснятый материал, и это было умопомрачительно: все были в каких-то пижамах. Я сказал: «Это как скетч в «Монти Пайтоне». А Зак ответил: «Я знаю, сейчас это выглядит очень глупо, но через два года это будет самое убойное зрелище в твоей жизни». И он оказался прав».  

Ну, а как насчет настоящего стильного кожаного костюма из комиксов? «Я бы скорее назвал его «неглиже»: оно достаточно свободное. Шучу! На самом деле оно облегающее. Очень секси, — продолжает веселиться Майкл. — После фильма все захотят купить себе такой же костюмчик. На самом деле, фильм просто потрясающий. Я посмотрел его на прошлой неделе, и он снес мне крышу. Это был специальный показ для меня одного — я сидел там и подпрыгивал на месте от радости».  

Принимаясь за перезапуск знаменитых серий, важно не скатиться в подражание предшественникам. Зак Снайдер это хорошо понимал, пытаясь заново переосмыслить уже знакомые характеры. А что происходило с Зодом — он ведь вряд ли теперь похож на персонажа Терренса Стэмпа из «Супермена-2»? «Мне очень нравится работа Терренса — его герой был зловещим сгустком ярости, — отвечает актер. — Зак попросил меня сделать Зода скорее не злодеем, а просто генералом. Он пытается защитить землю, которой управляет. На Земле есть множество генералов, ответственных за гибель большого количества людей. Они все пытаются что-то сохранить. Так что, мой персонаж уже не тот кровожадный и яростный Зод».  

Но ведь Зод все равно злодей, как и наемный убийца Ричард Куклинский из «Ледяного», которого Шеннон сыграл в 2012-м. Было ли в работе над этими персонажами что-то общее? Майклу идея такого сравнения совсем не по душе: «Между Куклинским и Зодом очень мало общего, единственное — они оба готовы убивать. Зод очень ортодоксальный и честный. Он не хочет никого подстрекать к войне. Он просто человек, который любит Криптон. Криптон — главная для него вещь во всей Вселенной, и он провел всю свою жизнь, защищая его. А Куклинский — просто одинокий наемный убийца. Он старается убить достаточное количество людей, чтобы заплатить по счетам».  

Помимо риска удариться в пародию, создателей новых инкарнаций супергероев подстерегает и еще одна опасность — на них может обрушиться гнев комиксовых фанатов, среди которых попадаются персонажи, дающие фору многим сверхчеловекам. Не боится ли Шенннон обидеть любителей канонических историй? «Нет. Это их дело, и это вовсе не моя забота. Я не в этом клубе. Но я уважаю этих людей, — отвечает Майкл, но его лицо говорит, что ни один комиксовый маньяк к нему не подступится. — Для многих это своего рода религиозный опыт, и я не отмахиваюсь от этого. Я это понимаю. Но мы были ограждены от всего такого на съемочной площадке. Конечно, все волновались, что получится в итоге. Но стратегия Зака была в том, чтобы всем было очень спокойно, весело, и комфортно. Потому что, если ты начинаешь слишком сильно беспокоиться о том, чтобы кому-то угождать, ты не можешь ничего сделать. Ты должен быть расслаблен и уверен в себе».  

Уверен в себе — с этим мы уже прояснили; но расслаблен, видимо, только до того момента, пока не придет пора ждать нового карьерного поворота. Или, возможно, он хочет продолжить какую-то линию? Шеннон, явно не жалующий досужих бесед о творческих планах, сперва молчит, но потом решает ответить: «Если бы кто-нибудь взялся за фильм про Аквамена, я бы хотел там сыграть. Главную роль».  

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно