• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Билли Боб Торнтон: «Гандольфини мог сожрать тебя прямо в кадре»

23 Июня 2013 | Автор текста: Стив Эпплфорд
Билли Боб Торнтон: «Гандольфини мог сожрать тебя прямо в кадре»
Билли Боб Торнтон

© с официального сайта

Билли Боб Торнтон особенно не расстраивается, когда у него дел по горло. Обладатель «Оскара» и музыкант в данный момент может похвастаться двумя законченными фильмами: помимо «Машины Джейн Мэнсфилд» (своего первого режиссерского опыта за дюжину лет) это документальная лента «Король удачи» о творчестве Вилли Нельсона. Группа Билли Боба Boxmasters время от времени записывает в студии новые песни, а в минувшую пятницу Торнтон организовал мероприятие «Under The Influence», которое проходило в Morrison Hotel Gallery в Западном Голливуде и собрала друзей актера. Действо проходило в лобби Sunset Marquis Hotel. Поучаствовать в мероприятии Билли Боба пригласил фотограф Тимоти Уайт. Торнтон представил почти весь круг своих музыкальных интересов: от «британского вторжения» и альтернативного кантри до блюза и творчества арт-провокаторов вроде Фрэнка Заппы и Кэптена Бифхарта. На одной из стен висел портрет Билли Боба авторства Уайта: на нем Торнтон фигурировал в ярко-синем костюме, инкрустированном бижутерией.

«Вся моя жизнь крутится вокруг рок-н-ролла шестидесятых, — сообщил Торнтон с кривой ухмылкой. — Это все, что занимает мои мысли. И еще я хорошо секу в фотографии». Сразу после разговора с Rolling Stone на сцену поднялась певица Линда Кей, голову которой украшала «бабетта», чтобы исполнить несколько кантри-баллад и поп-хитов в режиме классического струнного ансамбля. Пока прибывали гости, Торнтон курил на улице. Кожаный пиджак, ботинки из змеиной кожи — едва ли кто-то выглядел круче, чем Билли Боб в тот вечер. В разговоре с RS Билли Боб рассказал о своих, прямо скажем, нестандартных музыкальных героях, поделился воспоминаниями о работе с покойным Джеймсом Гандольфини, а также популярно объяснил, почему он и актер-ветеран Роберт Дюваль не устают друг от друга, несмотря на кучу проектов.

В 2001 году вы снимались у Коэнов в «Человеке, которого не было», где также участвовал Джеймс Гандольфини. Вы хорошо его знали?

Полгода назад мы говорили об одном его проекте, и он поинтересовался, не хочу ли я поучаствовать. Это был все тот же старик Джим. Он был супер-профи. Когда он приходил на площадку, то всегда был готов на сто процентов. Вместе мы никогда не зависали, потому что он жил в Нью-Йорке, а я тут, в Калифорнии, но время, которое мы провели вместе на съемках, было дико душевным. Жаль его.

В те времена «Клан Сопрано» только стартовал, и многие имели слабое представление об его актерских способностях. А вам уже было, конечно, понятно, кем он станет?

Абсолютно. Всякий раз, когда ты оказываешься с парнем в одном эпизоде и понимаешь, что это вообще не реальный человек, а персонаж — это всегда «знак качества». Это то, к чему мы все стремимся. И Джим в этом случае был идеален. Он мог сожрать тебя прямо в кадре. Потрясающий актер. Вообще, я не смотрю телевизор и не безумный поклонник «Клана Сопрано», но всякий раз, когда получалось работать с Джимом, он всегда был другой. И всякий раз ты чувствовал, что не зря провел время рядом с ним. И еще, он был импозантен.

В сентябре в Америке выйдет «Машина Джейн Мэнсфилд». Расскажите пару слов о проекте.

Ну, там снимаюсь я, Роберт Дювалл, Джон Херт, Кевин Бэйкон и Роберт Патрик. Действие происходит в 1969 году в Алабаме, так что на большие сборы никто не рассчитывает. Фильм с глубокими персонажами, там есть драма и много черного юмора. Лет десять назад такие фильмы снимали за 50 миллионов, теперь вся работа обошлась в десять. И мы дико гордимся таким режимом экономии.

А что вас вообще заставило вернуться к режиссуре?

За исключением вестерна «Неукротимые сердца», я всегда снимал проекты, которые вызревали где-то глубоко внутри меня. Быть режиссером по найму мне неинтересно — хотя я и прекрасно знаю, что и как нужно делать. «Машина Джейн Мэнсфилд» была моей единственной идеей, вызревшей за годы. И после «Неукротимых сердец», про которые критики писали страшную дрянь, ты должен был, как говорится, выйти из-за угла и нанести удар прямо в сердце. И нужно так же тихо отойти в сторону, пока тебе не приспичит сделать это снова.

Не так давно вы заключили контракт на съемки «Судьи» Дэвида Добкина с Робертом Дюваллом. Это ваш пятый или шестой фильм с Робертом.

Мы занимаемся этим целенаправленно. В каком-то смысле, Дювалл — мой учитель. Я знаю его лет двадцать пять, и все это время он меня вдохновляет. Когда я только пришел в бизнес, он был тем мужиком, за которым я всегда следил. До него такими актерами были Алек Гиннесс, Питер Селлерс и Фредрик Марч. Еще Монтгомери Клифт. Я любил парней такого типа. Они умели быть реалистичными даже в те времена, когда играть схожим образом было немодно.

Что с вашими музыкальными проектами?

Мы работаем над парой саундтреков — один к документальному фильму и один к игровому. Boxmasters записываются в Henson Studios, у нас выйдет новая пластинка на A&M. В следующем году мы, скорее всего, поедем на гастроли. Я подсел на этот стиль жизни, когда еще был совсем молод. После четырех сольников и трех дисков с Boxmasters уже трудно назвать то, чем я занимаюсь, проектами «поющего актера». Обычно актеры занимаются пением в качестве хобби, но это не мой случай. Я же был роуди в свое время, так что мне всегда приятно начать гастролировать снова. Сейчас, кстати, все изменилось, и мы даже сколотили фэн-базу. Кстати, фото, которые можно посмотреть на выставке в Morrison Hotel, — это снимки, сопровождавшие меня всю жизнь. Это люди, которые вдохновляли меня, в том числе и не только с точки зрения музыки. Ты никогда не подумаешь, что на меня повлиял Фрэнк Заппа, если будешь слушать мои диски. Но благодаря его мрачному юмору я пишу именно так, как пишу.

Музыкальный материал так же долго и мучительно вызревает?

Я смотрю на все это как на единый процесс. Если ты занимаешься скульптурой, рисованием, пишешь поэму или песню, а может, и сценарий сочиняешь — работу делает один и тот же мозг. Когда я рос, вокруг было больше людей, которые творили в разных направлениях. Это считалось нормальным. Никто не говорил, что Фрэнк Синатра должен перестать сниматься в кино. Или Дин Мартин, или кто-то еще из парней того же круга. И в те времена они все были танцорами, певцами, актерами, шарлатанами — они все делали разом. Могли бы и наркотиками торговать, никто бы и бровью не повел. Теперь все гораздо более структуризировано. Когда я заходил в музыкальные магазины пацаном, Джеймс Тейлор и Black Sabbath стояли в одной секции. У нас не было никакого разделения. Вот почему «структурные» люди до сих пор меня шокируют до смерти.

Билли Боб Торнтон
Фильм «Машина Джейн Мэнсфилд» выходит на DVD («Новый диск») 23 июля.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно