• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Карим Абдул-Джаббар: «Слава как сыр: быстро портится и начинает вонять»

9 Июля 2013 | Автор текста: Шон Вудс
Карим Абдул-Джаббар: «Слава как сыр: быстро портится и начинает вонять»
Карим Абдул-Джаббар

© с официального сайта

Когда центровой Дуайт Ховард перешел из «Лос-Анджелес Лейкерс» в «Хьюстон Рокетс», ядовитый великан Шакил О'Нил тут же заявил, что Дуайт просто не создан для того, чтобы выдержать давление со стороны могучего брэнда клуба. Теперь настала пора высказаться по проблеме и другой легенды «Лейкерс», Карима Абдул-Джаббара, который, в отличие от Шака, на будущее клуба смотрит оптимистично. На своей фейсбук-странице в понедельник Карим написал, что поклонникам не надо беспокоиться об уходе наполовину сформировавшегося игрока Дуайта и подождать действий руководства на рынке свободных агентов. Летом 2014 года «Лейкерс» должны сбросить балласт в виде гигантских контрактов Коби Брайанта, По Газоля и Метты Уорлд Писа (последнего могут хирургически удалить из состава и этим летом, ведутся разговоры о выкупе его договора), а уж там можно будет поработать над подписанием элиты: ЛеБрона Джеймса, Дуэйна Уэйда, Криса Боша, Кармело Энтони или Дэнни Грейнджера. На бумаге у «Лейкерс» сейчас идеальный расклад: их медиа-возможности чуть ли не лучшие в лиге, а великие болельщики, включая Джека Николсона и того же Абдул-Джаббара, пока ходят на своих двоих.

Какой самый главный совет вы получили в жизни?

Мой тренер в команде университета UCLA Джон Вуден постоянно говорил мне: «Забыл подготовиться — значит, жди беды». Прошли годы, и я все сильнее убеждаюсь, как он был прав. А тогда, когда Вуден говорил это, я витал в облаках.  

А что бы вы сейчас посоветовали тому молодому Кариму?

Хорошо спланировать жизнь после завершения спортивной карьеры. Первые-то пять лет пролетели незаметно. Мне было совсем не скучно. Я делал все то, что было нельзя делать, когда играешь в баскетбол. Например, путешествовал и проводил время с детьми. Но когда я написал «Черных смельчаков», я понял, что я хочу писать больше и это самый лучший способ занять себя. Тем более, я знал так много примеров темнокожих людей, которые делали потрясающие смелые вещи на всем протяжении истории Америки. А их просто не замечали.

Как вы разбирались в детстве с теми, кто вас обижал?

В принципе, ко мне приставали не так уж часто — особенно когда я понял, что у меня сильнейший левый джеб. Это обстоятельство сделало меня «невидимкой» для хулиганов, они старались меня не замечать. Кроме того, когда мне было 12 лет, во мне уже было метр восемьдесят. Попробуй прицепись к такому парню.

Но вот на площадке с вами точно никто церемониться не собирался. Как вам приходилось разбираться в таких ситуациях?

Ну, это все началось с моих первых игр, когда я еще учился в школе и сил у меня было примерно как у резинки, которую я таскал на голове. А потом я понял, что происходит в игре, и как это можно научиться использовать. На мое счастье, когда мне было 14 лет, я стал целенаправленно ходить «на Билла Рассела» в старый «Мэдисон Сквер Гарден», и, изучая его игру, постиг множество вещей. Главное состояло в его искусстве доминирования. Игроки четко знали, что если Билл стоит под кольцом, им придется потратить массу усилий, чтобы перебросить его. Со средней дистанции или из-под кольца — не имело значения.

У вас есть «рецепт» как расположить к себе других людей?

Нужно стопроцентно разбираться в том, чем ты занимаешься, и давать людям понять, что они на твоей территории и половины не сделают. Это работает.

Как мужчина должен реагировать на свалившуюся вдруг славу?

Как на сыр, который портится очень быстро и начинает вонять. Особенно если ты положил на этот сыр чертову тучу денег, а твои возможности ограничены.

В истории было немало великих спортсменов, но немногие из них интересовались тем, что происходит за пределами игры. Вы же, напротив, все время что-то отстаивали.  

Может быть, они просто не видели то, что видел я. Я же родился в 1947 году и видел, как люди сражались за свои права. Я видел все: началось с бойкота магазинов на 125 улице (в Гарлеме). Мне было восемь, когда убили Эммета Тиля, и мне пришлось через это пройти. Я увидел снимки его мертвого тела в журнале и, конечно, мне захотелось узнать, почему это произошло. А родители ответили: «Потому что в жизни все так устроено». Меня это поразило. Люди, которые совершили это преступление, не сомневались в том, что уйдут от наказания. Но при этом людям становилось понятно, как все плохо, что они уже на самом дне.

Насколько сильное влияние на вас оказал Мохаммед Али?

Он был фантастическим, потому что все, что говорил Али, было правдой. Он не был сторонником каких-то радикальных политических веяний, просто говорил правду от всего сердца. Причем говорил он это особенным образом: «Ни один вьетконговец не называл меня ниггером». И над этими словами задумывались.

Как изучение истории изменило ваши взгляды на мир?

Сильно изменило. Благодаря этому можно понять, насколько сильную роль Америка играет для всего остального мира. Ребенком ты просто принимаешь это как должное. Когда ты становишься старше и понимаешь, до каких ужасов может дойти мир, начинаешь испытывать благодарность к тому, что на самом деле мы эволюционировали более-менее цивилизованно. В этом и есть главная заслуга Америка, которая могла бы быть значительно страшнее нынешней.

Карим Абдул-Джаббар
Фильм «Аэроплан» в продаже на DVD

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно