• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Майкл Сера: «Если за день вышло четыре крутые шутки — ты в Лиге Чемпионов»

13 Июля 2013 | Автор текста: Кэйти Ван Сайкл
Майкл Сера: «Если за день вышло четыре крутые шутки — ты в Лиге Чемпионов»
Габи Хоффман и Майкл Сера в фильме «Кристал Фэйри»

© Imaxtree

В фильме «Кристал Фэйри», который на этой неделе выходит в американский прокат, Майкл Сера играет Джейми — беззащитного в принципе гражданина США, который отправляется в чилийскую пустыню, чтобы добыть мескалин из кактуса Сан-Педро. По пьяни он приглашает с собой в дорогу Кристал Фэйри (Габи Хоффман), дитя нового века — эта девушка разговаривает со скалами, любит разгуливать без одежды; ну а с долгами расплачивается, рисуя феечек. Надо сказать, что сюжет основан на биографии реальной женщины по имени Кристал Фэйри, которая познакомилась с режиссером картины Себастьяном Сильвой на концерте Wailers в Чили и присоединилась к нему в ходе похожей миссии. Так что, все в этой комедии основано на реальных событиях.

«Она была из Сан-Франциско, с наголо обритой головой, а лицо было такое, что в жизни не забыть, — говорит Сильва. — И она полностью соответствовала своему имени. Было такое ощущение, что мы зависли с инопланетянкой. А потом она так же быстро и внезапно испарилась из моей жизни, так что я до текущего момента ничего о Кристал больше не слышал».

Произведенное ею впечатление было настолько сильным, что десять лет спустя, когда Сера и Сильва ждали финансирования другого своего проекта, триллера «Магия, магия» (телепремьера назначена на 8 августа), они решили не терять время зря. Прыгнув в джип вместе с актрисой Хоффман и братьями Сильвы, дуэт отправился в пустыню без сценария, зато с камерой и желанием трипануть на Сан-Пендро. По итогам съемок Сера поговорил с RS о том, как обсуждать запрещенные вещества с Биллом Мюрреем, проваленном мескалиновом опыте и том, каково, когда Рианна наносит тебе удар по голове.

Ты вроде бы говорил, что здорово нервничал, когда перед тобой замаячила перспектива принять мескалин и пошляться в таком состоянии по пустыне?

Ну в целом я не очень нервничал по поводу самой поездки, просто беспокоила вероятность загреметь в тюрьму в Чили. Могло получиться совсем как в телешоу «Злоключения за границей». Но все изменил Билл Мюррей, с которым мне удалось поболтать минут пять. Во-первых, мы отлично поржали, а во-вторых, он меня реально вдохновил. «Ты же по-любому отправляешься в трип, так что волноваться не о чем, — сказал он мне. — Тебе просто нужно держать в голове мысль, что ты мужик и запросто одолеешь очередную планку перед собой».

И благодаря этому ты стал чувствовать себя гораздо лучше?

Ну, а как иначе: Билл Мюррей уделил мне внимание, мы посмеялись, — это уже большая честь. Я в тот момент и думал только об одном: «Вот черт, а он ведь со мной шутит! Это же самый замечательный момент в моей жизни!». И знаешь, кто мне этот подарок сделал? Джейсон Шварцман! Он отлично знал, что Билл для меня значит, и зазвал меня на съемки «Умопомрачительных фантазий Чарли Свона-третьего». Они с Мюрреем друзья, и Джейсон меня представил.

Ты его со времен «Охотников за привидениями» любишь?

Лет, наверное, с трех. Для любого человека, родившегося после 1984 года, Билл Мюррей — это особенный чувак.

Мескалин, который ты принимал на съемках, на тебя не подействовал, а вот Габи Хоффман проняло как следует. Не сильно обломался?

Нет, никаких таких чувств у меня не было. Испытал я в основном облегчение, потому что если у тебя на горизонте маячит такой опыт, и ты не знаешь, что точно произойдет, и сейчас еще камеру включат — все это очень сильно нервирует. А потом все быстро прошло.

Ты вроде говорил, что в основу характера твоего персонажа легла личность твоего приятеля — настоящего гуру в области приема и изготовления запрещенных веществ?

Ну, с этим парнем связано только то, что в фильме упоминается относительно веществ. В частности, я позаимствовал его манеру говорить о наркоте, которую он изготовил. Он же все эти смеси коллекционирует, как бейсбольные карточки. И еще он большой авторитет в деле приготовления наркотиков, ему нельзя перечить. Все потому, что у него к проблеме почти научный подход, он же натуральный академик.

Ты писал сценарии к четвертому сезону «Замедленного развития». Тебе есть чем гордиться в этом направлении?

Ну, если точнее — не то чтобы писал. Это выглядит иначе. Ты восемь часов в день сидишь с пятью людьми в комнате и просто говоришь, говоришь, говоришь. Крутая шутка получается только тогда, когда она рождается естественно. Если у тебя за день вышло четыре крутых шутки — ты в Лиге Чемпионов.  

Мы до сих пор не знаем, что там произошло с Джорджем Майклом и Мэби (героиней Алии Шокат, — прим. RS). Это значит, что будут еще эпизоды «Замедленного развития»?  

Я в точности не знаю, какой там генеральный план. Это, скажем так, открытый финал.  

Сорежиссер «Конца света» Эван Голдберг сказал, что за роль в этой комедии ты должен быть номинирован на «Оскар». Как бы могла выглядеть твоя кампания перед участием в гонке Киноакадемии?  

Я могу дико разнервничаться и уйти в себя, если меня на что-то номинируют и требуется еще какая-то там кампания. Не хочется чувствовать себя придурком, и я сделал бы что угодно, лишь бы ни в каких кампаниях не участвовать. Тем не менее, я думаю, что это может быть очень серьезная заваруха, и тогда мне предстоит каким-то образом себя начать подавать.  

Например, устроить анти-кампанию.  

Точно. Но в таком случае ты будешь выглядеть козлом, потому что из вредности отказываешься в чем-то участвовать. И это будет характеризовать тебя с дурной стороны. Все равно, что приз идет тебе в руки, а ты начинаешь изображать, что это бомба и пытаешься тут же его разобрать. Меня такая перспектива пугает.  

Я так понимаю, что тебе хочется нахлобучить на голову капюшон?  

Да, точно, я появлюсь в ветровке. С одной стороны, мне нравятся ветровки, а с другой, я всегда смогу при ее помощи спрятаться. Это вообще с точки зрения безопасности очень круто — иметь при себе ветровку. Я буду как в тенте. И тогда Эван подумает, что я какой-то в ней все-таки странный. И заставит меня надеть кардиган или что-то в этом духе. Он захочет, чтобы я сменил одежку, и тогда я скажу: «А мы не можем еще все хорошенько обдумать, приятель?». И тогда он, такой: «Окей, носи, что хочешь». Я думаю, что это вообще мне очень подходит по характеру — нестабильность, яркие цвета, все такое немного оскорбительное. Ветровка как бы передаст мое главное стремление: не отступать и не сдаваться.  

Судя по одному ролику к «Концу света», Рианна как следует тебе врезала. Как ощущения?  

Ну, я бы сказал, что она меня долбанула довольно жестко. Но там была такая ситуация, что мне дико понравилось, что она это сделала. Думаю, я ее даже спровоцировал на это. Я просто хотел, чтобы она меня шлепнула пожестче.  

Ты сейчас подыскиваешь себе новое жилье в Бруклине. Нет опасений, что в прессе тебя теперь будут постоянно величать хипстером?  

Я не думаю, что меня вообще волнуют какие-то определения в мой адрес. Тем более, когда заходит речь про хипстеров. Разве не об этом говорил Джерри Сейнфелд: «Как можно кого-то называть хипстером, если кругом одни они?».

 

Майкл Сера
Фильм «Конец света» в прокате с 19 сентября

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно