• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS: Роберт Де Ниро: «Играть в эпизодах легко и весело: в три минуты я умещаю целый характер», 1988

6 Августа 2013 | Автор текста: Фред Шруерс
Архив RS: Роберт Де Ниро: «Играть в эпизодах легко и весело: в три минуты я умещаю целый характер», 1988
Роберт Де Ниро

Роберт Де Ниро несколько раз переносил дату интервью. В итоге, с актером удалось встретиться в номере отеля «Aladdin», расположенного в самом центре Лос-Анджелеса. Окна его комнаты выходят на бульвар Сансет-Стрип, и в стеклах отражаются неоновые огни рекламных вывесок. Де Ниро раздражен, говорить ему не хочется, но актер все равно сдержанно вежлив — данное обещание надо выполнять. Во время интервью Боб ведет себя по-разному: корреспондента GQ он запугал практически до смерти, напирая на его неуверенность в себе, а в разговоре с автором Playboy одиннадцать раз выключал диктофон, семь раз смотрел на часы и пять раз говорил о том, что ему пора уходить. Специфика каждого интервью с Де Ниро — это то, каким образом он выставит журналиста за дверь. «В чем особенности съемок у Скорсезе? — поднимает бровь Боб. — А я не помню уже. Мы не работали вместе лет пять, и многое уже стерлось из памяти». Говорят, что сейчас Де Ниро переживает кризис, который начался для него с провала «Однажды в Америке» Серджо Леоне, вышедшего в прокат сильно порезанным цензорами. Свою последнюю на сегодня роль актер сыграл в комедии Мартина Бреста «Успеть до полуночи» — на этот фильм студия Universal делает особые ставки, и в случае его успеха карьера 45-летнего Де Ниро наверняка получит новый толчок.

Что вы думаете о своем партнере по «Успеть до полуночи» Чарльзе Гродине? Он справился со своей ролью?

На съемках он и был тем самым бухгалтером Мандукисом. Ничем от него не отличался. Мне кажется, что сценарий писали специально на Гродина, а мне пришлось ему подыгрывать, добавлять нужных эмоций. Я чуть с ума не сошел.

«Сердце Ангела», «Бразилия» — в последнее время вам не очень везло с большими ролями. Кажется, что вы их сознательно избегаете.

Тут все просто. Мне в руки давно не попадали сколько-нибудь интересные сценарии, и глупо было бы мучиться на съемках только из тех соображений, что ты играешь главную роль. А сниматься в эпизодах мне легко и весело. В три минуты экранного времени я стараюсь уместить целый характер, это такая игра. Так что, если я появляюсь на экране в небольшой роли, то работаю исключительно для себя. Сколько так будет продолжаться — понятия не имею.

Сейчас модно говорить об отношениях СССР и Америки. У вас есть какая-то четко сформулированная позиция по этому поводу?

Когда нации угрожают друг другу ракетами, это выходит за рамки понимания. Я был в России, и русские ничем от американцев не отличаются. Как отец, я хотел показать детям места, где люди ведут себя иначе, чем у нас. Поэтому я и повез их в Россию. Надеюсь, что знакомство с русской культурой пошло им на пользу.

Ваш отец — довольно известный художник. Как он отнесся к тому, что вы решили стать актером?

По-моему, он дико обрадовался, что я не полез в бизнес. В системе ценностей папы актеры стоят несоизмеримо выше выпускников, скажем, компьютерных колледжей, которые мечтают попасть на работу в IBM.

К тому же в кино можно безнаказанно совершать преступления. Как вы считаете, роли гангстеров вас как-то по-особенному вдохновляют? Например, Аль Капоне в «Неприкасаемых»?

Что касается Капоне, то я видел его в исполнении разных актеров. Мне ни разу не понравилось. В «Неприкасаемых» я постарался придать персонажу должный вес. Во-первых, нужно было выбрать безупречный для его фигуры костюм. Он — настоящий серьезный мужчина, а итальянцы всегда думают над тем, что на них надето. Каждое утро во время съемок я специально зачесывал волосы назад, чтобы округлить лицо и выглядеть по-итальянски. Иначе зачем браться за роль.

В 1972 году Марлон Брандо сыграл дона Корлеоне в «Крестном отце». Двумя годами позже, во второй части картины, вы играли дона в молодости. Брандо давал вам какие-то советы?

Нет. До прошлого года я вообще его никогда не видел. Я очень долго изучал первую часть «Крестного отца» и то, как Брандо играет свою роль. После чего я понял, что и как должен делать. В прошлом году вместе с Мартином Скорсезе я ездил в гости к Брандо — было очень любопытно. Говорил в основном Скорсезе — это было что-то вроде сольного номера: он рассказывал Марлону о новом проекте, а нам с ним только кивать оставалось. Перед нами же работал большой артист!

Почему вы отказались от роли Христа в «Последнем искушении»?

Играть Иисуса — то же самое, что играть Гамлета. Любой крупный актер должен пройти через это. Но я еще к этому не пришел. Когда мы первый раз начали говорить с Марти об «Искушении», я как раз побрился наголо для съемок «Однажды в Америке». Помню, я снял шляпу, похлопал себя по черепу и спросил Скорсезе: «И что, неужели ты видишь Иисуса именно таким?».

Журналисты вас ненавидят. Когда Vanity Fair не так давно делал о вас материал, они даже не пробовали договориться с вами об интервью. В тексте даже прямой речи не было, а сама статья вышла с портретом вашей подруги Туки Смит. Кто, по-вашему, виноват в этой ситуации?

Все было немного не так: мне позвонили из журнала и сказали, что хотят сделать материал обо мне. Я ответил, что не буду ни помогать, ни препятствовать, так что они вольны писать обо всем, что угодно. Кстати, мне говорили, что статья получилась превосходная. Не знаю, вряд ли я ее прочитаю. Авторы манипулируют словами, фразами, вырывают их из контекста. Герои всех журнальных статей в 90 процентов случаев разговаривают как полные идиоты. Я не хотел бы лично участвовать в этом процессе. Мне и собственного безумия вполне хватает.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно