• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Ходячие мертвецы»: Норман Ридус о роли Диксона и устройстве зомби-шоу

25 Октября 2013 | Автор текста: Дэвид Пейснер
«Ходячие мертвецы»: Норман Ридус о роли Диксона и устройстве зомби-шоу
Норман Ридус в сериале «Ходячие мертвецы»

Американский актер, отец ребенка Хелены Кристенсен и в прошлом сам фотомодель, Норман Ридус играет в кино с 1997 года, но, пожалуй, еще не переживал такого всплеска популярности, как после роли прошедшего зомбипокалипсис реднека Дэрила Диксона из сериала «Ходячие мертвецы». По случаю запуска четвертого сезона шоу RS расспросил Ридуса о шансах его героя на выживание и новых горизонтах его кинокарьеры.

Дэрил изначально был любимцем фанатов сериала. Что в нем так привлекает людей?

Тут соединились разные вещи. Дэрилу суждено было стать мини-Мерлом, и это как пожизненный срок внутри пожизненного срока. Он рано начал говорить, что сам по себе он лучше, но я думаю, что чувство собственного достоинства он обрел благодаря другим людям. Вы видите, как этот парень раскрывается. Развивается новая личность. В ранних версиях сценария у него было много расистских выступлений, и он принимал наркотики. Я вернул это сценаристам и сказал примерно так: «Не надо наркотиков. Не надо расизма. Мне хочется играть человека, который растет вместе с тем, что творится вокруг него, и его это беспокоит». И они любезно дали мне такую возможность.

Популярность Дэрила дает какие-то преимущества? В смысле, опасность того, что твоего героя выпилят, меньше, чем у других персонажей?

Ох, этот топор висит надо всеми нами. Не хочу так думать. Если буду так думать, буду что-то такое и играть. Получится глупо. И это неправда. Нам всем придется смириться с концом, рано или поздно.

Можно взбунтоваться.

Мне нравится хороший бунт.

Сериал открыл для тебя новые возможности в кино?

Я только что получил хорошее предложение от Джорджа Клуни. Но не сложилось — меня спросили, смогу ли я совсем коротко остричься для роли. Пока я занят в сериале, мне нельзя стричься. Это моя работа, полная занятость, не могу рисковать ею. Однако, есть еще интересные проекты, нужно найти «окно» для них. У меня сын в Нью-Йорке, хочу больше времени проводить с ним.

Сколько ему?

Тринадцать.

Как ему сериал?

В первом сезоне он слегка нервничал, когда смотрел. Это было жутковато. Второй сезон он, так сказать, смотрел сквозь пальцы. Во время третьего сезона я как-то забрал его после школы, и на лице у него сияла широкая улыбка. Оказывается, кто-то из старших школьников спросил его: «Дэрил Диксон — твой отец?» — «Ага» — «Ну, мы, типа, любим Дэрила!».

А ты живешь между Нью-Йорком и Атлантой?

На самом деле, я даже не в Атланте. Я погрузился в захолустье в Джорджии.

То есть, поддерживаешь контакт с «внутренним Дэрилом Диксоном»?

Атланта мне нравится, но что мне в ней нужно, если я живу на Манхеттене? Торговые центры и все такое... Я часто приезжаю на съемки на мотоцикле, на юге такая езда — просто магия. Не хочу пробираться через пробки в Атланте. По мне, лучше рулить по загородным шоссе.

Что ты прибавил своему персонажу от себя? Мотоцикл?

Ну, когда я приехал на съемки, там был мотоцикл. Чей — так и не знаю. Меня спросили: «Умеешь на нем ездить?» — «Черт, еще как умею!». Это занятно, но я никогда не обсуждал с Фрэнком Дарабонтом моего героя. Ни разу. Впервые увиделись на последней серии первого сезона.

Ты даже не был с ним знаком?

Нет. Он подошел ко мне и пожал мне руку. И я подумал: «Господи, это ж Фрэнк! Круто». Он снимал пилот, в котором я не участвовал. Его вообще не было на съемках. Он руководил всем из Лос-Анжелеса.

Глен Мазатта бывал на съемках чаще? А теперь и Скотт Гимпл?

Глен был «второй по званию» после Фрэнка, а Скотт — второй после Глена, так что их-то мы знали. Но Скотт не похож на Фрэнка. Фрэнк всегда действует примерно так: «я знаю, чего я хочу, и мы будем делать, как я хочу». А Скотт скорее так: «вот история, которую я хочу рассказать». Глен — нечто среднее между ними. Но все трое знают свое дело.

У вас три шоураннера в четырех сезонах. Со стороны это каждый раз выглядит как переворот. А изнутри?

Это сплачивает съемочную группу, потому что мы боремся за сериал. Мы боремся за убедительность, за сюжет и друг за друга. Это редкая работа — только что мы снимали эпизод, и я мог подойти к Энди (Линкольну) или Мелиссе (Макбрайд) и спросить: может, я попробую сыграть вот так, как ты думаешь? И они мне честно отвечали, потому что хотят, чтобы все вышло круто... Помню, как впервые снимался в кино, и нужно было заплакать в кадре. Я готов был убить себя, а мой парнер в это время буквально смотрел поверх моей головы и шепотом просил: «не принесете мне капучино?». Это был мой первый опыт, и я тогда думал: «Вот так работают в кино? Это же фигня. Он даже не слышит моих слов». Тут у нас ничего подобного нет.

На съемках у тебя были серьезные травмы?

Да. Много раз обращался к врачу. Мне зашивали лоб. Это даже забавно, потому что в тот день, когда у меня кровь текла по лицу, я уже был загримирован искусственной кровью. Приехала «скорая», отвезла меня в госпиталь, там наложили швы и потом привезли обратно. Один из наших водителей повез меня домой. Мы поднялись на холм, а там грузовик повалил телефонную будку и лежал на боку. Какая-то леди стояла на дороге и кричала, что у водителя был сердечный приступ, и он зажат за колесом. Я взобрался на грузовик, вытащил громадного, потного мужика, положил его на землю. Повторял ему: «Держись, не умирай, парень, держись, слышишь?». Когда приехала «скорая», врачи подбежали к нам и сразу предложили везти меня в госпиталь. Нет, ответил я им, не меня — его. Может, это действовал адреналин и лекарства, но безумие было очень густое.

Сериал изменил тебя как актера?

Он изменил меня во многих смыслах. Научил ценить этот вид искусства и это занятие. Признаю, что сначала не понимал, ради чего я ввязался в эту чушь. Я вообще ничего подобного не планировал. Но теперь я очень ценю эту работу — и свою, и общую.

Если ты не планировал играть в этом шоу, что же ты собирался делать?

Ну, может быть, хотел заниматься искусством и жить в Монтоке с кучей кошек. Простая тихая жизнь, в которой есть искусство и друзья. И девушка, если повезет.

Ты еще вернешься к этому?

Я постоянно делаю какие-то арт-шоу. Только что в Нью-Йорке я выставил тридцать купномасштабных фотографий животных, сбитых на дорогах Джорджии. Все было продано, все деньги пошли в Оксфам (организация, занятая борьбой с бедностью в мире, — прим. RS). В октябре выходит книга моих фотографий. У меня три коротких фильма — там я и режиссер, и актер, и монтажер. Продаю их на веб-сайте. Все время занят чем-то вот таким.

Но Монток и котики — все еще в планах?

(Смеется.) Никогда не говори «никогда».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно