• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Эльфу» 10 лет: Режиссер комедии Джон Фавро о великом хите «нулевых»

25 Декабря 2013 | Автор текста: Гэри Сьюзман
«Эльфу» 10 лет: Режиссер комедии Джон Фавро о великом хите «нулевых»
Джон Фавро

© с facebook-страницы

Сейчас уже, конечно, немногие вспомнят, но было время, когда от «Эльфа» некуда было деваться — в ротации на кабельном, на Бродвее, в любой подборке рождественских фильмов. Ну а незадолго до выхода картины ее режиссер Джон Фавро был просто инди-постановщиком и «чуваком из фильма Дага Лаймана «Тусовщики», а исполнитель главной роли Уилл Феррелл — кривлякой с лошадиным лицом, а совсем не тем монстром комедии, которым он считается в Америке сейчас. Удивительно, но именно эта парочка сделала хит, который в Голливуде тут же начали сравнивать с «Чудом на 34 улице» и стали называть современной комедийной классикой. «Мы хотели выйти на уровень старого «Олененка Рудольфа», — говорит Фавро. — Если фильм попадает в рождественскую ротацию, это лучший комплимент для картины. Это значит, что его будут смотреть все». В этом году «Эльфу» исполняется 10 лет, и Rolling Stone не упустил случая поговорить с Джоном Фавро о создании шедевра и технологиях спасения Рождества на территории кризисного Нью-Йорка.

Как вас угораздило снять «Эльфа»?

В то время я работал с Джадом Апатовым: снял эпизод для «Неопределившихся» и как раз снимал пилот, который потом не был утвержден. Менеджер Апатова как раз занимался делами Уилла Феррелла, так что в мои руки попала копия сценария «Эльфа». К тому времени я уже поставил «Все схвачено!», люди помнили меня по «Тусовщикам», так что дело могло выгореть. Прочитав сценарий, я не был особенно впечатлен. Там, кстати, все было довольно мрачненько по сравнению с тем, что вышло в итоге. Меня увлекало другое: возможность поработать с Уиллом на его первом сольном фильме после «Saturday Night Live». В общем, эти ребята со студии разыскивали человека, который перепишет им сценарий и, возможно, поставит фильм. Так что, я погрузился в свои детские воспоминания, выудил оттуда подросшего эльфа из «Олененка Рудольфа» и немного сменил общую тональность. За год я переписал текст и снизил «родительский» рейтинг будущего проекта. Уж больно в том варианте Эльф был мрачен. Я сделал его более невинным, получилась такая пародия на персонажей рождественских роликов Рэнкина и Басса. В общем, люди из New Line ознакомились с моей версией, и мне оставалось только все реализовать.

Как снимались сцены на Северном полюсе? Там же много анимационных зверюшек и актеров в ролях эльфов, которые выглядели значительно меньше, чем Уилл Феррелл?

Ну, мы не могли долго тянуть резину. Частью моего плана было то, что мы не будем запариваться с монструозными компьютерными эффектами. Мы же все-таки вдохновлялись мирами Рэнкина и Басса, а там ничего такого не было. Так что, я в основном использовал технологии тех лет, когда я был ребенком. Мне до сих пор нравятся управляемые модели, матовые цвета. Это всегда работает. Ну, и работа со стоп-кадрами — мой любимый прием. Мне стоило больших усилий, чтобы убедить всех использовать компьютер по минимуму. Так что, когда вы смотрите «Эльфа», компьютерный там только падающий снег.

Мы активно использовали перспективу в кадре — это когда у тебя там две декорации, одна из которых меньше другой. Техника стала хитом после «Властелина колец», но, поверьте, это тот же самый прием, что был использован в «Дарби О'Гилл и маленький народ» 1958 года. Та декорация, что поменьше, располагалась на переднем плане, а большая — сзади. И таким образом у тебя герой, задействованный в первой декорации, получался больше, чем те, что из другой. Так мы и снимали все сцены на Северном полюсе. И если вы посмотрите на экран внимательнее, то увидите границы декорации, потому что мы не закрашивали стыки. В этом тоже была своя соль, потому что мы снимали картину так, чтобы не было понятно, когда именно она была сделана.

А где вы снимали сцены в Нью-Йорке?

Мой главный герой Бадди — невинный и бесхитростный, это ощущение должно было транслироваться и на весь город. И я очень хорошо помню, как мы искали места для натурных съемок. Совсем немного времени прошло с 11 сентября. Я вырос в Нью-Йорке, и мне всегда было грустно, что люди воспринимали Манхэттен именно в контексте 9/11. Тогда все ощущали только скорбь. И когда ты делаешь рождественский фильм про героя, который на своем Северном полюсе мечтает о шпиле Эмпайр-Стейт-Билдинг, то тебе условно приходилось выстраивать «свой Манхэттен» заново. Когда мы бродили по улицам, встречные нас постоянно фотографировали. Люди заговаривали с нами в Туннеле Линкольна, на 59-й Стрит Бридж. Я до сих пор помню, насколько все это было эмоционально. Когда Уилл появлялся там в своем наряде, люди тут же начинали на него смотреть во все глаза, и я страшно удивлен, что не произошло никаких ужасающих аварий.

Вы выбрали Зои Дешанель на роль возлюбленной Бадди еще до того, как она стала известной актрисой и певицей. Это тоже мощная скаутская работа?

Я вообще не знал, что она еще и поет. Для меня это стало открытием, когда я прописывал для нее роль. Ее ведь не было в оригинальном варианте сценария. Мне кажется, что у нее удивительный голос, совсем как у Дорис Дэй. Пришлось это учитывать при создании героини. Кстати, вся идея со спасением Рождества и весь «рождественский дух» тоже появились в тексте уже во время моей работы. Этого не было. Нужно было сделать Бадди героем, который меняет не только людей, которые встречаются у него на пути, но и весь огромный город в целом.

Что вам запомнилось, когда вы снимали разборку между Майлзом Финчем (героем Питера Динклейджа) и Бадди?  

Пришлось и тому, и другому надавать кучу советов. Уилл — это бесстрашный актер, который может хоть на рестлерский ринг вылезти, хоть под пули. Лишь бы людям было смешно. Ну а Динклейдж, как уже многие поняли по «Игре престолов», — это актер другого сорта, но тоже невероятно крутой. Мы его, кстати, выбрали именно исходя из профессиональных данных, а не физических. Он посвятил себя роли полностью и ничего особенно смешного в персонаже не видел. Это его стиль в работе с комическими материалом, и мне такой подход очень нравится. Думаю, что и Уиллу тоже. Питер вообще там драмы нагнал, и именно поэтому сцена смотрится так эффектно. Так что, комической сцена является только по сюжету, в остальном тут исключительно мощная работа.  

А как насчет финальной сцены, когда все вместе поют?  

Кое-что из финала мы сняли в Нью-Йорке, но большую часть доделывали в Ванкувере. Для того, чтобы продублировать Центральный парк мы использовали травяное поле, которым накрыли пространство рядом с клиникой для душевнобольных. Часть этой больницы закрыта, и все это часто используется в кино. Думаю, что в тех же местах снимали «Фредди против Джейсона». Но одно из зданий по-прежнему работает по назначению и там есть реальные пациенты. Диковато, наверное, им было, когда они выглядывали в окно и видели на лужайке Санта Клауса и чувака в костюме эльфа, которые бегали там вместе с оленем. Напоминало бесплатный бонус к лечению.

Джон Фавро
Фильм режиссера «Ковбои против пришельцев» можно купить в iTunes здесь

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно