• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS. Гай Пирс: «Я возненавидел Лос-Анджелес и не мог этого терпеть», 2012

12 Сентября 2014
Архив RS. Гай Пирс: «Я возненавидел Лос-Анджелес и не мог этого терпеть», 2012
Архив RS. Гай Пирс: «Я возненавидел Лос-Анджелес и не мог этого терпеть», 2012

© с facebook-страницы

Если вам меньше тридцати, вы не синефил и не австралиец, у вас есть хорошие шансы не знать, как выглядит Гай Пирс. Впрочем, даже если вы синефил и австралиец, есть шанс, что вы не узнаете Гая Пирса, увидев актера на улице или на фотографии: наличие/отсутствие бороды или усов и прическа способны радикально изменить его. Пирсу это на руку: он познал все радости и горести славы в девятнадцать, став одним из главных персонажей культового австралийского сериала «Соседи». Кричащие подростки, которые бегут за тобой на улице, отсутствие частной жизни, постоянное внимание — все это не в его вкусе. «У вас есть право похлопать в конце фильма — и достаточно! Зачем охать у гримерки, писать письма?» Надежный способ оградить себя от излишнего внимания — отказываться от ролей («Порой «нет» имеет столь же важные последствия, как и «да»), и Пирс со смаком практиковал это занятие на протяжении последних десяти лет. После мощнейшего старта в Голливуде в конце девяностых («Секреты Лос-Анджелеса», «Помни») и обруганной критиками «Машины времени» он постепенно все глубже уходил в тень, появляясь в эпизодических ролях («Повелитель бури», «Дорога») и много работая в родной Австралии («Предложение», «По волчьим законам»).

Когда я прошу Пирса объяснить, почему все так сложилось, 44-летний актер, с которым мы встречаемся в баре в лос-анджелесском отеле Four Seasons, говорит, что причин было слишком много. «Во-первых, — начинает Гай, — случился кризис. Я снялся в паре хороших фильмов, но я не был на самой вершине. Когда какой-нибудь режиссер хотел со мной поработать, ему отвечали: «Нет, он не пойдет, нам нужен Мэтт Дэймон». Во-вторых, да, я очень тщательно выбираю фильмы. Я не из тех актеров, которые могут примерить на себя плохо написанного персонажа или плохо написанный сценарий и сделать из этого конфетку. Максимум, на что я способен — это показать, насколько персонаж действительно плохо прописан, что в конечном итоге будет плохо для всех. Порой я читаю сценарий и вижу, что герой выписан хорошо, но сценарий дурацкий. Поэтому я говорю «нет» чаще, чем «да». В-третьих, Гай не хочет насовсем перебираться в Голливуд. С годами он смирился с тем, что индустрия постоянно требует тебя на ковер, но это не заставило его навсегда оставить свой дом в Мельбурне, где живет его жена-психолог Кейт. В-четвертых, в начале нулевых у Пирса случился серьезный кризис, который заставил его на месяц сбежать в австралийскую пустыню и целый год не сниматься.

«Я начал играть в восемь лет», — объясняет Гай. На радость журналистам годы психотерапии научили его свободно рассказывать о своих проблемах. «Я играл в постановках «Алисы в стране чудес» и «Волшебника страны Оз»; когда я заканчивал школу, у меня уже был агент. Через три дня после выпускных экзаменов я начал сниматься в «Соседях» — я сразу стал профессионалом. И в какой-то момент я вдруг понял, что мне тридцать с лишним, а я все так же живу последствиями решения, которое принял в восемь! Мне надо было заново договориться с собой, понять, действительно ли я этого хочу». К тому же, ему всерьез надоела киноиндустрия. «За то время, что я провел в Лос-Анджелесе, я возненавидел это место, — признается он. — Не мог больше этого терпеть. Индустрия подавляла тебя, люди вели себя по-настоящему ужасно. Даже если ты работал не в Голливуде, все было очень жестоко». Один из любимых примеров Гая — фильм 1999 года «Людоед», который начал снимать режиссер Милко Манчевски. Продюсеры оказались им недовольны, и он был уволен. «Милко мне по-настоящему нравился. Я был готов кого-нибудь убить. Тогда я часто и сильно сердился и действительно мог пришить кого-нибудь. Это было ужасно, ужасно, ужасно».

Такие проблемы — даже если сделать скидку на то, что у Пирса были тесные отношения с наркотиками, — не возникают на пустом месте, и немного покопавшись в биографии актера, начинаешь понимать его историю гораздо лучше. Гай был сыном летчика-испытателя, который погиб, когда ему было восемь. Сестра Гая Трэйси страдает от синдрома Дауна, и с самого раннего возраста он принял на себя груз ответственности за судьбу своей семьи. Несколько лет подряд ему удавалось нести его без особых последствий, но затем он понял, что становится одержим контролем. «Я заходил в комнату, где были люди, и сразу начинал маниакально их осматривать, пытаясь понять, все ли у них в порядке». Напряжение приводило к срывам: «На съемочной площадке мне могли сказать: «Доброе утро!» — а я отвечал: «Иди на хрен!» Как Пирсу удалось с этим справиться? «Много терапии. Замечательная жена (они поженились в 1997-м — прим. RS). Меньше наркотиков. Мне удалось заглянуть в себя и немного в себе разобраться».

Неожиданный итог возвращение Гая в норму — его превращение в экшн-героя. Первым шагом на этом пути стал фанстатический фильм Люка Бессона «Напролом». Там Пирс играет бывшего агента ЦРУ, пытающегося спасти дочь президента США, которую держат в заложниках на орбитальной станции, выполняющей роль тюрьмы. Вторым, и более важным, шагом стало участие в главном сай-фай-проекте года — «Прометее» Ридли Скотта. Режиссер скрывает сюжет столь же ревниво, как когда-то фон Триер оберегал концовку «Танцующей в темноте»; судя по выложенной в Сеть публичной лекции героя Пирса Питера Уэйланда, которую он якобы читает в 2023 году, Гаю уготована роль кого-то вроде открывателя ящика Пандоры и одновременно профессора Мориарти. Похоже, межеумочной полуславе актера пришел конец.

Гай Пирс
Фильм «Ровер» уже в прокате

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно