Вам нравится RollingStone?



Нажмите на кнопку "Мне нравится" (Like),
чтобы присоединиться к нам на FaceBook!


Спасибо, я вас уже лайкнул
  • Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Кристоф Вальц о «Больших глазах», Джеймсе Бонде и тайне мастерства

24 Декабря 2014 | Автор текста: Тим Гриерсон
Кристоф Вальц о «Больших глазах», Джеймсе Бонде и тайне мастерства
Кристоф Вальц в фильме «Большие глаза»

© The Weinstein Company

«Простите, я какой-то... — долгая пауза, — несобранный...» Кристофа Вальца не заподозришь в том, что ему когда-то может быть нечего сказать. Не подумаешь, что он не сумеет сухо и четко высказать ровно то, о чем думает. Конечно, самые известные персонажи австрийского актера — развеселый штандартенфюрер Ганс Ланда из «Бесславных ублюдков» и охотник за головами Кинг Шульц из «Джанго освобожденного» (за обе эти роли в фильмах Тарантино актер получил «Оскаров») — не лучшие на свете ораторы. Но в их постоянных лирических отступлениях всегда есть скрытый мотив, и когда эти речи произносятся с «чеширской» улыбкой Вальца (кому-то она кажется обворожительной, а кому-то — психотической), в них сквозят равно и очарование, и угроза: все сразу делается понятно.

Интервью RS: Кристоф Вальц: «Если после 30 лет в кино ты не успел его изучить — у тебя проблемы»

Но если попросить 58-летнего актера рассказать о своем недавнем, не столь смертоносном персонаже — коварном и честолюбивом художнике Уолтере Кине из биографического фильма Тима Бертона «Большие глаза», и о том, как он, прочитав сценарий, берется за работу над фильмом, — Вальц начинает заметно колебaться. Вальц не любит распространяться о том, как протекает его творческий процесс. Впрочем, вызов он все же принимает: неудовлетворенный своим первым ответом, актер просит прощения и начинает сначала. Он никак не может подобрать нужных слов. А может быть, и не хочет подбирать.

«Очень много говорят об актерской работе, о творческом процессе — вот все эти академические театральные разговоры, — произносит он. — А это вообще нельзя обсуждать на публике. Я не понимаю, почему этим всегда интересуются. Публику должен волновать не творческий процесс, а порожденная им история. Само кино. Готовое произведение. А как именно оно было создано — не зрительского ума дело».

Был объявлен актерский состав нового фильма о Джеймсе Бонде

При этом муки творчества и собственническое отношение к его результатам — центральный мотив «Больших глаз». Богемный персонаж эпохи Эйзенхауэра, Уолтер — художник-неудачник, который беспардонно присваивает авторство картин своей жены Маргарет (ее играет Эми Адамс). Написанные ею странные и при этом умилительные портреты большеглазых детей приковывают внимание публики. Но чем вернее этот живописный китч превращается в артистическую сенсацию, тем сильнее герой Вальца подавляет свою жену — угрозами и психологической манипуляцией. Но у Вальца получается придать этому чудовищу человеческие черты: его художник-мошенник навсегда травмирован осознанием того факта, что природа обделила его талантом.

Прошло пять лет с триумфа Вальца в «Бесславных ублюдках»: благодаря этому фильму на него обратила внимание американская аудитория (до этого у Вальца была неплохая карьера в европейских сериалах). Его влияние теперь позволяет поднять на ноги малобюджетный проект. «Большие глаза» сняли не с первой попытки: в 2008-м на главные роли уже отбирали Кейт Хадсон и Томаса Хейдена Черча. Но сценаристы Скотт Александер и Ларри Каражевски («Эд Вуд») утверждают, что именно интерес Вальца к проекту помог наконец его запустить.

«Как мы знаем из фильмов Тарантино, Кристоф не боится играть непривлекательных персонажей, — говорит Александер. — Ему нравится, когда в его палитре есть все цвета. Множество более традиционных американских ведущих актеров, наверное, не решились бы взяться за роль человека, который по ходу фильма оказывается вовсе не белым и пушистым».

«Когда мы показали Тиму сценарий, — добавляет Каражевски, — он сказал: «Не понимаю, почему еще не выстроилась очередь из ста человек на роль Уолтера Кина. Это самый лучший персонаж за всю вашу карьеру». Но мы обнаружили, что актеры-традиционалисты скорее захотят играть эксцентрика, о котором к концу фильма зритель должен думать: «Какой симпатяга!» А Уолтер становится только психованней. Кристоф это прекрасно понял».

Когда я рассказываю Вальцу, как сценаристы хвалят его за смелость, он только смеется: «Что я могу сказать? Смешно, что это говорят Ларри и Скотт, ведь вообще-то они и написали эту историю». Он скромно прибавляет: «Я просто следовал тому, что они написали. Я прочитал сценарий — но это их сценарий. С одной стороны, все говорят, что сценаристов не уважают, их работу недостаточно ценят. С другой стороны, актер всегда пытается выставить на первое место себя, — Вальц изображает актерскую напыщенность: — «Это моя работа. Это я так вижу. Это мое мнение». Но что бы он там себе ни думал о персонаже — о его моральном облике, общественном положении, хитросплетениях судьбы, — все это не имеет значения. Актер нужен, чтобы переносить то, что на странице, на сцену или на экран. Поэтому для меня важно, чтобы актер умел... — Вальц вздыхает, — уйти с дороги. Исчезнуть, оставить только персонажа. Актера не должно быть видно, говорить должны не о нем, а о его персонаже. Такова моя философия».

Приверженцем этой философии Вальц стал в родной Вене, где учился актерскому мастерству, и в Нью-Йорке. Он решил для себя, что его персонаж интереснее, чем его личная трактовка. Теперь, когда Вальц стал знаменитым и его постоянно спрашивают, как он добивается успеха, ему только больше хочется «развенчать актера». «Вот я расскажу вам, каким вижу Уолтера. Ну и что с того? — не успокаивается он. — Дело не во мне». Замечательная ирония: Уолтер — бездарный художник, который только и делает, что хвастается своими «озарениями», воплощенными в присвоенных им картинах. Его играет выдающийся актер, который не желает обсуждать свое искусство.

Конечно, работы Вальца заслуживают, чтобы люди обсуждали результат, а не процесс. Но два «Оскара» и великолепная игра в «Больших глазах» едва ли остановят людей: их и впредь будет интересовать, как ему удается сообщать притягательным кретинам такую змеиную харизму. Говорить о «Больших глазах» Вальцу нелегко, но ему хочется сразу разобраться с еще одним вопросом, с которым ему докучают: о его роли в новой серии бондианы — «Спектре». «Меня с этим достают, но это не страшно: достать меня трудно, — смеется Вальц. — Спрашивают: «Можете рассказать?..» А я отвечаю: «Да, я вам могу все рассказать». И тут они впадают в ступор: ведь вопросов у них не так много. Тут и разговору конец».

И Вальцу, судя по всему, только того и надо.

Кристоф Вальц
Фильм «Большие глаза» выходит в российский прокат 15 января

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно