• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Юрий Колокольников: «Если ты не мазохист, в актерской профессии тебе делать нечего»

30 Декабря 2014 | Автор текста: Александр Кондуков
Юрий Колокольников: «Если ты не мазохист, в актерской профессии тебе делать нечего»
Юрий Колокольников

© Григорий Шелухин

Холодным субботним утром русский актер Юрий Колокольников, петляя и озираясь, идет по Старому Арбату в местный «Старбакс». Юра широко размахивает руками и, подходя к кофейне, приветливо улыбается. Тут его ждет кофе и хорошая возможность попасть в зону комфорта. Здесь достаточно буржуазно, но при этом хватает и простых узбеков, играет слащавая поп-музыка, но из динамиков поют все-таки по-английски. За высоким столом кофейни, потягивая капуччино, Юрий обычно дает интервью сотрудникам глянца (чаще к нему подсылают девочек, более пригодных для бесед с киноселебрити-нарциссами), удивляя пылом, обаянием и физической формой.

Со своими ручищами и широченными плечами загорелый Колокольников походит на посланца из иного мира или даже из России будущего. Он возвышается над шныряющими по Арбату тетками на полголовы и говорит о том, как внутри него сосуществуют Америка и Россия, причем ни от одной из этих стран актер не готов отказаться. Ему нравится сочетать несочетаемое. Ну и вообще. Перефразируя поэму «Облако в штанах» Владимира Маяковского, про блуждающего по улице Юрия Колокольникова можно было бы запросто сказать: «Мир огромив мощью голоса, иду — красивый, тридцатитрехлетний».

Образ Маяковского в контексте Колокольникова не случаен: актер продолжает сниматься в биографической картине о поэте за авторством Александра Шейна. Производство фильма, где Чулпан Хаматова играет Лилю Брик, из-за перебоев финансирования идет уже восемь лет, а статус занятого в главной роли Колокольникова меняется. За годы из актера-фрика он превратился в одного из важнейших русских исполнителей из поколения «30+». «Я продолжаю делать открытия, — говорит он, широко улыбаясь. — Только что первый раз побывал в месте под названием «all inclusive». Гигантская такая хреновина в Анталье, ну ты понимаешь, о чем я. И там реально происходит какой-то страшный ад. Огромный ресторан, куда все приходят три раза в день, кругом жратва. И я тоже все время жрал! Потому что ты реально как будто в каком-то инкубаторе находишься!»

«За последние двадцать лет Юра остепенился. Теперь он отец, — рассказывает его друг Евгений Цыганов (в 2011 году у Колокольникова и актрисы Ксении Раппопорт родилась дочь Софья). — У него сейчас появились какие-то новые заботы, но в то же время сохранилось очень много детского. Он всегда хотел казаться чуть взрослее, задавал всем кучу вопросов. Так и сейчас: если он понимает, что собеседник начинает его утомлять, он заваливает его вопросами, и пока тот над ними думает, успевает расслабиться, отстраниться и заняться своими делами».

© Григорий Шелухин

 

«У Юрки три ноги, — говорит режиссер Ярослав Чеважевский, в дебюте которого сыграл Колокольников. — Он всегда пытается быть в трех местах одновременно. Иногда у него это получается. Когда я собирался снимать «Куку», я позвал его на одну из ролей этих жутких уродов. Он очень подходил: тогда он был такой же долговязый, разве что еще более активный. Он надо мной нависал, шлепал по плечу и, когда говорил что-то, приближался слишком близко. Это немного пугало, но мы очень скоро крепко подружились».

Чеважевский вспоминает, что как-то Колокольников решил стать продюсером, и сумел реализовать идею: в итоге появились три фильма «На море!», «Счастливый конец» и «Мама дарагая!». Последний скоро выйдет в прокат — спустя пять лет после окончания съемок. «За четыре года абсолютно без денег мы умудрились снять три фильма, — продолжает Чеважевский. — Он очень ответственный. Когда ему нужно было сыграть роль члена в «Счастливом конце», он долго тренировался. Мы наняли ему педагога по пластике, и роль мы придумывали совместными усилиями. Это все благодаря его западному менталитету. У них там все на конкуренции держится, а не как у нас: один раз перднул — и ты уже звезда. Юрка — очень дисциплинированный. Может бухнуть, но на площадку ни разу пьяным не приходил. Настоящий западный артист».

«Актеры на съемках только и делают, что п**дят, — хохочет Колокольников, описывая съемочную рутину. — На самом деле, никакого кокаина и алкоголя на работе, только бла-бла. Я отличаюсь тем, что еще книжки люблю читать. Скромно. У меня схема: поработали и потом уже набухались». Размышляя над собственным амплуа, Юра сообщает, что является актером-экстремалом. «Просто мне нравится с собой проворачивать дикие вещи, — уверенно говорит он. — Вот, например, Маяковский, над которым я сейчас работаю. Это был конкретный экстремальщик. И благодаря Владимиру Владимировичу я как раз и попал в «Игру престолов». Перед тем как я встретился за ужином с кастинг-директором «Игры», я весь день репетировал и играл сцену самоубийства Маяковского. Полонская там, изнасилование, полный ахтунг. И я с такими ошалелыми глазами прихожу потом на встречу с директором по кастингу. Типа, живая иллюстрация, какие е****тые люди в России живут. Поэтому у той дамы, видимо, и возникла идея: а что, если этому парню дать сыграть каннибала?»

«Я Юру знаю с одиннадцати лет, когда он был ниже меня, — вспоминает актер Евгений Цыганов. — Мы вместе учились в Московской международной киношколе, а потом на одном курсе в Щукинском училище. Мы его называли «Юрец — растущий организм», потому что он бесконечно рос». «Со мной никто не знал, что делать, — вспоминает период обучения в институте Колокольников. — Я просто ходил по коридору как энергетический сгусток. Но только киношкола и институт могут донести до тебя, что за все в жизни ты отвечаешь сам. Стать кем хочешь. Уехать куда хочешь. В девятнадцать я окончил институт и ни в какой театр не пошел. Я взял 5 тысяч долларов и поехал в Голливуд». Первая встреча с Лос-Анджелесом завершилась для Юрия плачевно — через восемь месяцев, в основном потраченных на работу официантом, он обнаружил себя ночующим в машине. Пришлось возвращаться обратно.

Колольников признается, что после тридцати стал задумываться о том, кто он такой и в какой стране живет. Анализируя свою жизнь, он находит многие ответы в непростых отношениях между отцом и матерью времен своего детства. Родители развелись, и вместе с братом Колокольников в 1985 году отправился в Канаду. «Когда мне исполнилось десять, мама отослала меня обратно к отцу в Россию, — говорит Юрий. — У меня оказалось две мамы, потому что жена папы тоже меня с детства воспитывала, и я ее тоже мамой называю. Тогда возник мой комплекс: поступок матери нарушил мой внутренний баланс. Если разбирать совсем уж по-простому».

«Я помню большой красивый американский торговый центр, — делится одним из сохранившихся в памяти эпизодов Юрий. — Молл, эскалатор, я куда-то вниз бегу. А потом сразу же другое воспоминание: стою в очереди в пять утра за сахаром с номером «843». Буквально через месяц. Но потом все как-то сложилось: папа увидел, что меня тянет к актерству, и нашел киношколу. Она меня и сформировала: благодаря ей я в целом и стал познавать мир примерно таким способом, каким я это делаю сейчас. В атмосфере позитивного бунта!»

«Он не из этой страны и даже не с этой планеты, — рассказывает о Колокольникове режиссер «Интимных мест» Наталья Меркулова. — Это и одежды касается, и манер, и жестов. Он прилетел к нам из свободной галактики. Поэтому, когда ты рядом с Колокольниковым, это полезно. Явный терапевтический эффект». «Юра — настоящий рок-н-ролльщик, — говорит Цыганов. — Хотя некоторые и называют его «вайт ниггер». В нем есть какой-то неповторимый угар и драйв. Однажды звукооператор сказал, что про него документальное кино снимать надо, были бы супер-сборы. Когда мы с ним созваниваемся, он, например, говорит мне: «Ну что, давай встретимся, попьем крови друг у друга?» Такая у него шуточка». «Нас три друга с киношколы, — очерчивает круг близких людей Колокольников. — Женя Цыганов, я и Паша Капинос — оператор, который «Духless 2» снял. Обычно у Капиноса на кухне с видом на Кремль собираемся. Обычная посиделка — на кухне выпить. Такие моменты нужно ценить!»

Юрий Колокольников сообщает, что каждые два месяца у него новая семья — новые съемки и новые психические эксперименты. Но друзья не дают забывать, что ему удалось переварить на своем пути. «Есть байка про Колокольникова и Цыганова, — говорит Меркулова. — Цыганов — это интеллигент, который всем пытается показать, что он животное, а Колокольников — животное, которое хочет казаться интеллигентом».

© Григорий Шелухин

 

Евгений Цыганов вспоминает, что помимо мощной харизмы Колокольникова отличает еще и дикая способность к самосовершенствованию. Например, во время учебы на первом курсе Щукинского училища в рамках подготовки к зачету по ПФД (Память физических действий, когда актер должен повторить процесс без предмета, — прим. RS) Колокольников рубил деревья в парке на Мосфильмовской, где он тогда жил — ему задано было изображать дровосека. «Он где-то добыл красный топор и ходил с ним повсюду, — говорит актер. — Однажды на Арбате останавливают нас с этим топором милиционеры и спрашивают Юру: «Ты что, Раскольников?» — «Нет, я — Колокольников!».

«Для роли Маяковского меня режиссер как следует натаскал, — с восторгом вспоминает Колокольников, вместе с которым мы выбираемся интенсивно курить на улицу. — И я с удовольствием пустился во все это, потому что я — мазохист, и мне это нравится. Мучайте меня, мучайте! Потому что, если ты в актерской профессии и при этом не мазохист, — тебе в ней делать нечего. Ты должен это просто обожать, нахрен! Кино же это очень скучный процесс — ты внутри него как машина. Работаешь, и часто уже не понимаешь, где ты есть».

«Мама рассказывала, что в детстве я любил на стуле сидеть и изображать эпилепсию, — громко вещает Юра. — Падал на спину, слюни изо рта текли. А потом я заходил в ванную и смотрел в зеркало, как у меня слезы льют по лицу. Отчетливо помню, как ни с того ни с сего начал показывать на себя пальцем и демонически так улыбаться. Видите, значит, такая природа у меня. Смех сквозь боль. Мне кажется, что это во мне так противостояние западного и российского начала проявляется. Я же очень западный, хотя и не до конца. Мне всегда будет не хватать злого таможенника на границе, который меня обругает. Не хватает вот этой мрачной энергии. Когда ты думаешь, что ж вы, сука, такие кругом мрачные и как же вы задолбали. Но все равно без этого не можешь, потому что ты — живая часть этого!»

Юрий Колокольников
Фильм «Любит не любит» уже в прокате

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно