• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS. Орландо Блум: «Постоянно нужно заставлять себя концентрироваться», 2005

13 Января 2015 | Автор текста: Нил Штраус
Архив RS. Орландо Блум: «Постоянно нужно заставлять себя концентрироваться», 2005
Орландо Блум

© fb.com/pages/Orlando-Bloom

«Ты когда-нибудь принимал экстази?» Вопрос явно застает врасплох Орландо Блума, бросающего якорь своей яхты примерно в двухстах метрах от берега. 28-летний актер смотрит на меня, плотно сжав губы. «Ты должен был принимать экстази, когда ходил в лондонские клубы»,— продолжаю я гнуть свою линию. «Это не... — медленно тянет Блум, — это было пару раз. Когда мне стукнуло 21, я сломал позвоночник и принялся заботиться о себе, беречь спину». Кое-как выкрутившись из неловкой ситуации, Орландо заводит разговор о тяготах, которые преследовали его в Испании на съемках фильма Ридли Скотта «Царство небесное». Именно тогда Блум впервые столкнулся с толпами поклонников. Чтобы оградить себя от армии безумцев, Орландо пришлось нанять охранников Брэда Питта и распорядиться насчет установки заграждений перед гостиницей. «Думаю, я рассказываю тебе об этом, потому что до сих пор испытываю неловкость при воспоминаниях об Испании. Наверное, если бы сейчас я туда вернулся, то постарался бы уделить фанатам больше времени, ведь они были такими милыми, а я постоянно чувствовал скованность». Говоря о поклонниках, Орландо грустно смотрит на лодку, куда усаживаются его тренер и личный ассистент. Для нас места не предусмотрены, нам придется добираться до берега вплавь.

Когда Блум ныряет в воду, становится заметно, что после роли в «Царстве небесном» он сбросил не меньше десяти килограммов. Для того чтобы изображать крестоносца, ему пришлось серьезно подкачаться, а теперь он снова похудел. Орландо плывет очень быстро, и я никак не мог догнать его, хотя в колледже вроде и принимал участие в соревнованиях по плаванию. Метрах в пятидесяти сдаюсь окончательно. Блум обошел меня на два корпуса. Теперь он лежит на песке, облегченно выдыхая: «Просто класс! Было по-настоящему здорово». Несмотря на поражение, я испытываю похожие эмоции: 12 часов назад казалось, что интервью с Орландо не состоится вовсе. Для общения с Блумом руководство компании Disney выделило мне два дня, и я едва успел к назначенному сроку. Атолл Сент-Винсент располагается в цепи Наветренных островов Карибского моря. Первую встречу отменил сам Орландо: «Я думал, мы пропустим вместе по стаканчику, но завтра придется вставать в пять утра на репетицию, и мне надо как следует отдохнуть». Тогда мне показалось, что я не увижу Блума вообще. Disney категорически запрещает журналистам появляться на съемочной площадке, и вероятность встречи на следующий день ничтожна. Но Орландо все-таки позвонил и первым делом спросил, не видел ли я «Царство небесное». Получив утвердительный ответ, Блум, судя по голосу в телефонной трубке, из вежливого англичанина превращается в любопытного мальчишку: «Я его не видел, представляешь! Безумно интересно узнать, что там, в итоге вырезали. Может, тебе все-таки стоит подъехать ко мне? Я все равно рано или поздно пойду обедать».

Фанаты часто называют Блума песьим именем Орли, в то время как сам он не терпит с собаками фамильярности. Своей лучшей подругой Орландо считал лабрадориху с театральной кличкой Мод, присматривать за которой доводилось всем подружкам Блума (чаще всего это делала Кейт Босворт), а также маме и сестре. Сейчас местонахождение Мод скрывается, зато известно, что Орландо пополнил домашний зоопарк еще двумя симпатичными псами, подобранными во время съемок «Царства небесного», — их зовут Геро и Сиди. Ровно через 15 минут я шагаю но пляжу Young Island Resort, пытаясь разглядеть Блума в одном из соломенных домиков, пристроенных к ресторану. «Ну, как тебе фильм?» Оказывается, Орландо стоит у меня за спиной и широко улыбается. «Настоящий эпос»,— отвечаю я, стараясь не особенно пялиться на самого успешного актера этого года. В 2005-м он наконец-то перестал играть роли второго плана и стал героем массы обложек. Первым его «персональным» блокбастером стало «Царство», на подходе «Элизабеттаун» Кэмерона Кроу — история невротика-дизайнера, в одночасье теряющего работу и любимую девушку. Выход из сложной ситуации герой Орландо сначала ищет в самоубийстве, а затем ограничивается страстным романом со стюардессой.

Вспоминая о том, что герой Блума в «Царстве», откровенно говоря, не вызывает особой симпатии и скорее походит на машину для убийства, я стараюсь перевести разговор на другую тему. «Тебе точно понравился фильм?» — настойчиво спрашивает меня Орландо, на бедрах которого красуются выцветшие джинсы, а загорелый торс едва прикрыт клетчатой рубахой. Блум проводит большим пальцем по усам и спрашивает: «Фильм начинается с того момента, как мой герой сидит в тюрьме?» Приходится немного расстроить Орландо и рассказать ему, что, видимо, эта сцена была выброшена Скоттом при окончательном монтаже. «А что насчет битвы на мечах в финале?» Такой сцепы тоже нет. Блум выглядит просто ошарашенным. «Когда я снимался в «Царстве», мне казалось, что я играю кого-то вроде героя Рассела Кроу в «Гладиаторе». Волнение Орландо легко понять: «Царство» должно было проверить его на прочность и доказать, что своим успехом он обязан не привлекательной внешности, а таланту. «Я очень много работал, потому что жутко хотел эту роль, — продолжает Блум. — Когда я играл Париса в «Трое», то изображал труса, и мне надо было как-то после этого реабилитироваться».

Орландо говорит так простодушно и искренне, что ему невольно начинаешь симпатизировать. Особенно когда речь заходит о его любимом режиссере Ридли Скотте, открывшем его в «Черном ястребе». С тем же самым выражением лица он чуть позже будет расписываться на футболке десятилетней девочки, а потом еще и извинится, что криво вышло. Когда я расспрашиваю его, почему он так со всеми любезен, Орландо отвечает: «Самое главное для меня — человечность. Если ей нет места на земле, то чему тогда есть место? Вот деньги, они для меня решительно ничего не значат». О себе Орландо говорит с огромным трудом, слова из него приходится вытаскивать почти клешами. Да, он действительно изучал буддизм. Да, он часто изъясняется при помощи буддистских метафор и вообще считает себя буддистом. Блум соглашается практически со всем, и мы договариваемся созвониться на следующий день.

Номер Орландо высвечивается на моем мобильном в восемь утра. Он рано закончил работать и приглашает встретиться за завтраком. В кафе рядом с актером сидит какой-то худощавый тип с взъерошенными светлыми волосами. Парня зовут Крисом, а познакомились они с Блумом а Кентербери, где оба обучались гончарному ремеслу. Позже Орландо похлопотал за своего друга, и того взяли декоратором в дизайнерскую команду «Пиратов Карибского моря-2». На голове Блума роскошная белая шляпа, которая отлично гармонирует с оранжевой рубашкой, зелеными шортами и амулетами на шее. «Здесь моя жизнь. — Орландо начинает перебирать свои украшения. — Все началось в Новой Зеландии на съемках «Властелина колец», когда Билли Бойд (актер, игравший Пиппина, — прим. RS) подарил мне кусочек нефрита». Блум откладывает в сторону книгу «История крестовых походов глазами арабов» и берет двумя пальцами какой-то камешек. «Это зуб моего пса. Я увидел Сиди и Марокко на съемках «Царства», когда он ел верблюжий навоз из какой-то коробки. Тогда он был маленьким и костлявым, и без слез на него смотреть было невозможно».

Доедая завтрак, мы начинаем разговор о женщинах, но, судя по всему, Блум не собирается рассказывать о своей официальной подруге Кейт Босворт. Известно, что он не любит говорить о человеческих отношениях даже в общих чертах, если есть шанс, что информация дойдет до Босворт. Орландо нельзя назвать плейбоем: его романы длятся годами еще с того времени, когда он подростком начал встречаться с женщиной гораздо старше себя. Мало того, сексуальность Блума вызывает у него самого чувство стыда, но в этой стыдливости, скорее всего, и кроется ключ к успеху его карьеры. В первом же своем фильме «Уайльд» Орландо изображал мужчину-проститутку и строил глазки главному герою около вокзала.

Крису пора возвращаться к своим декорациям, а Блум с телохранителем-израильтянином и тренером-австралийцем решают взять лодку и прокатиться до соседнего острова. Когда мы добираемся до места назначения, обнаженный по пояс Блум подставляет лицо под душ из морских брызг. «В океане есть что-то особенное, — кричит он мне. — Только он помогает мне чувствовать себя по-настоящему довольным». Для кого-то понятие «довольство» может показаться вполне обычным, но только не для Орландо, героев которого почти всегда раздирают внутренние противоречия. Возможно, поэтому они так мало говорят. «В «Элизабеттауне» у меня больше текста, чем обычно. А вообще я наговариваю предостаточно, просто изрядная доля этих записей летит в корзину. Актер Стив Маккуин, по-моему, любил высказываться в таком духе: «Стоп, мне нужен крупный план, и желательно без слов». Мне нравится такой ход мысли, так что идеальными актерами мне видятся Маккуин и Клинт Иствуд». Тогда мне приходит в голову, что Леголac, которого играет Орландо, — классический иствудский герой, говорящий только в ключевые моменты «Властелина Колец». «Точно-точно, —радуется Орландо.—Все слова Леголаса имеют принципиальное значение. Например, он произносит: «Орки» — и они действительно появляются».

Классический крупный план Блума, который есть почти в каждом фильме с его участием: голова опущена вниз, губы слегка подрагивают, глаза полуприкрыты. «Это мой фирменный взгляд «голубая сталь», как у Зулендера в «Образцовом самце», — объясняет Орландо. — Я вообще довольно задумчив, и мне нужно постоянно заставлять себя концентрироваться. Когда идут съемки, кругом кричат люди, звучат оглушительные выстрелы, это совсем непросто сделать». Блум наконец-то бросает якорь, и мы снопа плывем с ним до берега. На песке он снимает со ступни кусочек ракушки: «Однажды Мексике наступил на морского ежа. Понадобилось две операции, чтобы удалить все иголки». Блум очень хорошо знает, что такое боль: у него было около десяти переломов, он до сих пор страдает от болей в спине. Специально для меня Орландо поворачивается спиной и демонстрирует длинный кривой шрам, проходящий через всю спину. Страшноватая борозда появилась, когда Блум полез на крышу дома своего приятеля, чтобы там что-то отремонтировать. Тогда он схватился за водосточный желоб и попытался на нем подтянуться. Кончилось тем, что Орландо упал с высоты трехэтажного дома. «Смотри, какой гладкий», — Блум продолжает гладить шрам.

Благодаря матери Блум и его сестра Саманта начали читать стихи и даже разыгрывали сценки на библейские сюжеты в рамках Кентского театрального фестиваля. Кстати, его сестра в скором времени должна окончить театральную школу. В 12 лет Орландо узнал, что его настоящим отцом был совсем не ученый Гарри Блум, скончавшийся, когда будущему киногерою исполнилось четыре года. Биологическим отцом Блума оказался его опекун по имени Колин Стоун, управляющий школой, где работала мать Орландо. В начальных классах ему поставили диагноз: дислексия, врожденная безграмотность. «Из-за этого мне пришлось поменять несколько школ, ведь учителя считали меня недостаточно внимательным и постоянно ставили плохие оценки. Каким-то образом мне удалось получить образование с неплохим аттестатом». Перед прослушиванием Блум обычно берет сценарий домой и детально изучает текст, чтобы ничего не упустить из-за дислексии. Впрочем, иногда он все-таки путает слова и может несколько минут неподвижно смотреть на девушку, проходящую мимо, или бездомного пса.

Орландо Блум умеет налаживать связи. На площадке «Трои» он подружился с Брэдом Питтом, вместе с которым они общались с дикими собаками и даже кое-кого из них усыновили. А вот контакты Блума с девушками можно сосчитать по пальцам. Известно, что он предпочитает блондинок: первыми знаменитыми любовницами Блума были модели Джемма Кидд и Сиенна Миллер, а затем настал черед простушки-блондинки Кейт Босворт. Кейт бросила Орландо на съемках «Возвращения Супермена», куда бедняга приезжал ее навещать.

Орландо родился и жил в Кентербери, долгое время изучал актерское мастерство, фотографию и скульптуру. В 16 лет он переехал в Лондон и присоединился к труппе Национального молодежного театра. «Я никогда не думал, что буду играть в кино, — говорит Орландо, неожиданно поднимаясь с песка — Пределом моих мечтаний было место дублера в Королевской шекспировской труппе». Приклеивая этикетку от бутылки с водой себе на руку, Блум сохраняет серьезное лицо и тщательно выравнивает края: «На самом деле мама хотела, чтобы я занимался бизнесом. Она у меня настоящая деловая дама». Мама и посоветовала Блуму отправиться на пробы к Питеру Джексону, подбиравшему молодежь для «Властелина колец» . «Мне сильно повезло, что меня взяли на роль эльфа. У Леголаса довольно мало реплик, и мне просто негде было ошибаться». Блум ерзает на месте, его беспокоит спина, и я уступаю ему свое место. «Съемки во «Властелине» были для меня продолжением учебы. Я, как и мой герой Леголас, постоянно следил за окружающими меня актерами. Посмотреть было на кого: па площадке у Джексона собралось множество звезд».

После обеда Блум снова отправляется купаться и решает пополнить свою коллекцию странных кусков пластика и металла. «Посмотри на это, — он протягивает мне очередную железку, а сам в этот момент разглядывает моток проволоки. — Из этого можно сделать красивый амулет». На вопрос о том, зачем он вылавливает мусор, Блум удивленно отвечает: «Это же металл очень интересной формы. У меня ведь нет права брать из моря ракушки, они мне не принадлежат. А когда я беру кусок металла, то делаю океану одолжение». Орландо продолжает внимательно разглядывать проволоку: «Классная штука, похожа на крыло птицы». Мы возвращаемся обратно в Young Island Resort и расстаемся, чтобы вздремнуть перед ужином. Для Блума эта ночь будет последней на острове Сент-Винсент. Впереди десять дней рекламной кампании «Царства небесного» и заключительные дни съемки «Пиратов» в Доминиканской Республике. К ужину Орландо снова переодевается. Теперь на нем кофта с длинными рукавами и глубоким вырезом, щеки и нос покраснели от солнца. «Здесь есть еще осажденные башни», — напыщенно произносит Орландо и протягивает мне руку. Блум иронизирует, что ему приклеили ярлык «эпического актера». На съемках «Царства» он даже называл себя «случайной звездой». Сейчас за его спиной несколько подвыпивших каскадеров показывают друг другу трюки. Орландо смотрит на них с легкой улыбкой: «Есть масса актеров с такими же способностями, как у меня. Главное — побольше работать и не сбиваться с пути». После ужина Блум провожает меня до парома и снова заговаривает о «Царстве»: «Этот фильм изменил мою жизнь, я сильно вырос на его съемках».

Когда паром отплывает, Орландо все еще стоит на своем месте и кричит мне вслед: «Так все-таки хороший фильм или нет?» Я понимаю, что перекричать шум волн, разбивающихся о берег, невозможно, и Блум слышит только шум прибоя да вопли пьяных каскадеров.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно