• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Одежда и опора: внутри документального хип-хоп-фильма «Fresh Dressed»

16 Мая 2015 | Автор текста: Фиби Рейли
Одежда и опора: внутри документального хип-хоп-фильма «Fresh Dressed»

Кадр из фильма «Fresh Dressed»


© fb.com/FreshDressedMovie

Документальный фильм «Fresh Dressed» открывается старой съемкой пилота 1984 года для телешоу «Graffiti Rock», которое должно было стать хип-хоп-ответом известной передаче «Soul Train». Этот фрагмент — настоящая поп-культурная золотая жила. С ее помощью можно понять многие процессы, которые проходили в мощном музыкальном направлении в его инкубационный период. Несмотря на то, что в эфир вышел только один эпизод (его вел персонаж из когорты художника Жана-Поля Баскии Майкл Хольман), это шоу осталось в истории. Отчасти потому, что гостями программы были Run-D.M.C., а среди зрителей танцевали юные культовые актеры Винсент Галло и Деби Мазар.

Показ этого фрагмента великой эпохи стал идеальной отправной точкой для работы Саши Дженкинса, музыкального журналиста и сооснователя журнала Ego Trip, который решил проследить развитие хип-хопа с точки зрения моды. В процессе Саша предполагает, что буйство креативной энергии в культуре были отчасти спровоцированы расизмом и классизмом. А также выдвигается тезис, что создание нового стиля в одежде стало глотком свежего воздуха для ранее непривилегированных сословий и уличной бедноты. У них появилась в жизни новая цель, возникли иные идеалы. Разговор о важнейшем явлении в культуре Америки был бы невозможен без тех, кто символизирует триумф хип-хоп-культуры: от Канье Уэста и Фаррелла Уильямса до Наса, Дэймонда Дэша, Свисс Битца и других. Все они есть в фильме и дают вдумчивые комментарии обо всем: от благотворительности до поло и того, что значит одеваться так, чтобы показать собственную финансовую состоятельность (или, наоборот, несостоятельность). В данном случае стоит наряжаться в стиле «fresh», название которого стало частью названия картины темнокожего исследователя Саши Дженкинса.

При этом Дженкинс берет интервью не только у знаменитостей первого ранга, но и у тех, кто стоял у истоков всей этой истории и мог помочь раскрыть ее изнутри. Например, в кадре возникает Лорин Падилья, бывшая участница Savage Skulls, которая вспоминает те времена, когда «полиция вела себя еще более жестоко, чем теперь». Также имеется олдскульный би-бой Попмастер Фэйбел и Дэппер Дэн, чей магазин в Гарлеме, продававший фэйковую люксовую и навороченную одежду, был облюбован такими легендарными личностям, как Эл-Эл Кул Джей и Майк Тайсон. На обложке своего диска «Paid In Full» Эрик Би и Раким, например, фигурировали именно в поддельных кожаных Gucci от Дэппера Дэна. Карнавальный набор исторических персонажей, среди которых художники, дизайнеры, спекулянты, сутенеры и простые люди, обеспечивает «Fresh Dressed» серьезную глубину в изучении взаимосвязей моды и музыки. Rolling Stone поговорил с Дженкинсом перед премьерой его картины.

И как же возникла идея снять такую картину?

Я переехал в Куинс из Мэриленда в 1977 году. В то время я увлекался футболом, а в моем окружении только появились флуоресцентные маркеры и брейкдансеры. Я отлично помню, что в детстве было очень важно, как ты выглядишь. Особенно важно это было в кварталах, жители которых считали мелочь. Помните, как Дэймон Дэш говорил: «Когда ты живешь в хате с тараканами, что у тебя еще есть?» Ответ на этот вопрос: твой собственный имидж. Именно поэтому я и подумал, что развитие хип-хоп-моды способно отлично проиллюстрировать историю развития рэпа. В Южном Бронксе в 70-х важнейшей частью личного стиля бандита была пошитая на заказ кожаная куртка. Если вы промотаете время вперед, то в 2014 тут мочили насмерть ребят из-за курток за 600 долларов от брендов, названия которых они были даже не в состоянии произнести. Я хотел проследить эту эволюцию и засечь тот момент, когда хип-хоп исчез.

А в какое примерно вы начали в своем сознании фиксировать моду?

Я приехал в Куинс в поворотное время. После того, как культура банд стала увядать, желание делать себе «именные» вещи, которые могли бы указывать на принадлежность к определенной группировке, никуда не делось. Мы занялись нашими джинсовыми куртками. В 1985 году началась крэковая эпидемия, а я все еще возился со своими граффити. Ребята с района смотрели на меня как на сумасшедшего, потому что они поднимали по 800 долларов в день на торговле наркотиками. Рисовать граффити и вертеться на спине уже не имело никакого смысла. Фильм постоянно перескакивает с одной эры на другую, но если вы обратите внимание, вы легко заметите, как эволюционирует мода. Сначала ты участник банды. Потом творческой группировки. Затем это становится коммерцией.

И конечно, у меня есть колоритные персонажи вроде Дэппера Дэна, который заявляет, что всю свою жизнь он мечтал управляться фабрикой. Именно фабрикой хип-хоп и был. У ребят не было инструментов, и они превратили в них вертушки, которые до этого были просто устройствами для воспроизведения музыки. Дэппер Дэн провернул нечто подобное. Он пришел и просто начал делать ремиксы на одежду. Он брал вещи, которые по сути для него ничего не значили, и превращал их в достойные своего внимания предметы одежды. Таким образом и родился термин «очернил», «блэкенизировал».

Нас говорит, что Дэппер Дэн был Томом Фордом до Тома Форда. Вы согласны с ним? Ведь у него довольно неоднозначная репутация, потому что он получил выгоду от эпидемии крэка.

Я думаю, что это соответствовало развитию черной культуры в Америки. Что такое соул-фуд? Это гастрономическая проекция еды, которую ели рабы. А что, собственно, ели рабы? Объедки. Получается, что нужно использовать все ресурсы для того, чтобы выжить, если ты оказался в жесткой ситуации, да при этом еще и цветной. Так рождался новый нарратив. Да, все это было сложно устроено. Дэн, например, использовал бренды, которые ему юридически не принадлежали. Но идея всех этих ремней и шляп — черт побери, ребята вроде Тома Форда за эксперименты в том же направлении получают большие деньги. Вещи от Дэна сейчас собирают коллекционеры, они становятся частью музейных экспозиций. Ими интересуется Смитсоновский институт, чего уж там.

© fb.com/FreshDressedMovie

 

Вы были скептически настроены по отношению к тем люксовым брендам, которые старались дистанцироваться от рэперов в самом начале развития хип-хопа, потому что они не являлись целевой аудиторией?

А вы бы восхищались Ральфом Лореном, если бы он просто мастерски работал со вкусами своей аудиторией, а его аудитория состояла только из белых? Он же был просто милым еврейским мальчиком из Бронкса. И он вдохновлялся не только тем, к чему имел доступ. Мы же жили в капиталистической Америке. Черные и латиносы не могли тратить деньги на люксовые бренды так же свободно, как белые американцы. Я вовсе не жду, что крупные марки будут менять свою политику в интересах гуманизма. У Louis, Gucci и Prada есть собственные сценарии развития бренда. И они рассчитывают на очень специфическую аудиторию. Точно так же, как Rocawear имеет свой круг поклонников.

В фильме проводится мысль, что некоторые бренды — такие как Cross Colours и Kani — не смогли выжить на длинной дистанции, поскольку по уровню успешности им тяжело было сравниться с люксовыми марками. Дэймон Дэш говорит: «Большинство людей из гетто не хотели бы носить вещи производства людей из гетто». Они хотели бы иметь то, что когда-то не могли приобрести».

Тут множество факторов. Fubu, Cross Colours, Sean John — все, что они продавали, в какой-то степени было униформой. Если вы покупаете Rocawear, идея состоит в том, что вы приобретаете униформу Джей-Зи. Но на самом деле он не носит Rocawear. Он носит как раз вещи тех брендов, названия которых вы не в состоянии произнести. Реальной успех ждет только те марки, который пользуются успехом у ребят, играющих в водное поло и катающихся на яхтах. И я думаю, что такой расклад говорит о том, что могущество белой расы по-прежнему на уровне. А у цветных ребят в Америке по-прежнему проблемы с самооценкой. «Эй, а почему я должен помогать Джей-Зи еще богаче? Он же ничего для меня не сделал!». И это при том, что этот парень один из нас, из моего коммьюнити, и в принципе я даже хочу поддержать его личный бренд.

Вы не хотели попробовать поговорить с кем-нибудь из тех лейблов, которые на протяжении многих лет были в почете у хип-хоп артистов. Например, с представителями Polo и Louis Vuitton?

Я был готов к тому, что вы зададите этот вопрос. Тут не было такой ситуации, что ребята из Ralph Lauren отказали мне, потому что я снимал фильм про хип-хоп и черных ребят. Просто ни один из ключевых брендов, который упоминался в картине, не захотел поучаствовать в общей дискуссии. Хотя, на мой взгляд, было бы круто узнать их позицию по вопросу. Особенно если будет задействована фигура уровня Ральфа. Его же дико уважали ребята, которые слонялись без цента. Они не могли купить его вещи, но знали всю историю его жизни. Знали, что его настоящая фамилия — Лифшиц. Они знали, через что ему пришлось пройти, чтобы создать вокруг себя этот мир богатства и роскоши.

Но в то же самое время я испытываю гордость по поводу того, что в основном повествовательная перспектива фильма задана людьми, к которым обычно не обращаются за комментариями. Удалось найти отличный баланс между знаменитостями и теми, кого в принципе никто не знает. Я не хотел, чтобы в кадре были только известные люди, рассказывающие о моде и хип-хопе. Хип-хоп же начинался с простых людей, а не со знаменитостей.

Мир моды сейчас столь же интересен и выразителен, как и раньше?

Знаете, многие говорят, что сейчас мода снова возвращается к тому, чтобы дарить людям индивидуальность и оригинальность. Рэперы по-прежнему имеют большое влияние на моду, но сейчас изменился расклад сил. Вы же можете почувствовать дистанцию между успешными рэперами тогда и сейчас? И тогда они были популярны, но никто из них не действовал на уровне Джей-Зи, Фаррелла или Канье. Сейчас рэперы — это короли. Любой среднестатистический школьник хочет быть одним из них.

Также не стоит забывать про интернет. Я был просто черным парнем, который интересовался хип-хопом, брейк-дансом и граффити, но мне также был близок хардкор и я гонял на скейтборде. Когда я шел как-то по улице несколько лет назад в футболке Black Flag, до меня попытался домотаться какой-то молодой белый парень: «А что вы знаете, сэр, о группе Black Flag?» Я думаю, парень, что ты ни хрена не знаешь о моей истории. Сейчас такого уже нет. Я вижу черных ребят в майках Black Flag, которые все время гоняют на скейтах. Благодаря интернету все стало проще и доступнее. Все знают понемногу обо всем. И мода — это четкая иллюстрация нынешней расстановки сил.

Есть сейчас кто-то, кто кажется вам особенным и оригинальным?

Забавно, но я не то что являюсь человеком моды. Меня не интересует образ или лук. Мне интересно то, что за ним спрятано. Мой фильм о людях, которых не приняла мэйнстрим-культура, аутсайдерская культура или музыкальная культура. И тогда эти ребята сказала: «Окей, тогда мы будем заниматься чем-то своим!» Для меня это самое важное. Мне неважно, насколько круто или оригинально ты одеваешься. Меня интересует, что заставило тебя так одеваться. Сейчас я замечаю в одежде молодых ребят, что в ней стало много отсылок к культуре разных поколений. Когда я рос, считалось, что круто выглядеть, как в 60-е. А сейчас уже непонятно, к чему конкретно отсылает образ человека и откуда все берется. Просто все становится страннее и страннее.

Саша Дженкинс
Расписание показов «Fresh Dressed» на сайте Beat Film Festival.

11-го июня картина выходит в российский прокат. 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно