• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Корнель Мундруцо: «Сценарий «Белого Бога» написали собаки»

29 Мая 2015 | Автор текста: Алексей Комаров
Корнель Мундруцо: «Сценарий «Белого Бога» написали собаки»

Корнель Мундруцо на съемках фильма «Белый Бог»


© Proton Cinema

В Москве завершился Фестиваль венгерского кино, специальным гостем которого стал главный современный венгерский режиссер Корнель Мундруцо. Его ленты дважды номинировались на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля, а последняя на данный момент работа, фильм «Белый Бог» (2014), победила в номинации «Особый взгляд». Но примечателен он не столько наградами, сколько своей спецификой: главные герои «Белого Бога» — собаки. Почти три сотни. Массовые сцены с ними сняты без малейшего вкрапления компьютерной графики, что создает, по сути, уникальный для мирового кинематографа прецедент. Не говоря уже о том, с каким замиранием сердца ошеломленный зритель наблюдает за блужданиями маленькой девочки по жутковатому ночному Будапешту в поисках любимого пса Хагена, который тем временем поднимает приютских дворняг на бунт против людей. О съемках «Белого Бога» и особенностях своего творческого метода Мундруцо побеседовал с RS.

Если посмотреть все ваши фильмы один за другим, видно невооруженным глазом, насколько «Белый Бог» отличается от остальных. По общей атмосфере, тематике, киноязыку. Насколько для вас этот фильм знаменует начало нового периода в творчестве?

Целиком и полностью. В течение десяти лет я снимал фильмы, которые можно рассматривать как одно целое. И в какой-то момент понял, что не могу продолжать идти тем же путем. Этому во многом способствовало радикальное изменение окружающей меня будапештской реальности, размывание жанровых границ. Я четыре года искал подходящую тему и шел к разработке нового киноязыка. Этот переломный период был очень непростым, и сейчас я очень рад, что, наконец, нашел дверь, ведущую меня именно туда, куда я хочу двигаться.

Насколько сложным был поиск финансирования для такого смелого проекта?

Большинство из тех, кто теоретически мог бы его проспонсировать, сразу же говорили, что это несусветная глупость. Немногие рискнули поддержать «Бога», но, к счастью, этих денег оказалось вполне достаточно. Зачастую финансирование зависит от того, насколько твой фильм прямолинеен и угоден цензуре. Более свободные проекты, соответственно, всячески ужимают. Нам, венграм, повезло в том отношении, что мы находимся в Евросоюзе, и какие-то проекты удается реализовывать в копродукции с другими странами. Тот же «Белый Бог» был реализован совместно с Германией и Швецией, именно они осуществили значительную часть финансирования.

Вопрос про псов вам, наверное, уже задавали не одну сотню раз, но очень хотелось бы услышать ответ на него из первых уст: как вам удалось организовать съемочный процесс с такой кучей собак? Замечательных, симпатичных, фотогеничных, но все-таки собак?

По сути, собаки и есть основное содержание фильма. Почти полгода ушло на «кастинг», на поиск подходящих собачьих героев. Дрессировщики, Тереза Миллер и Арпад Холаз, осуществили, конечно, колоссальную работу. Без них никакого фильма не было бы и в помине. Эти полгода стали для меня своего рода терапией. Я немного повернут на своем желании полностью контролировать съемочный процесс, поэтому на протяжении этого периода я боролся и с самим собой, и с обстоятельствами, мешавшими мне осуществить задуманное (почти все собаки были взяты из городских приютов и после съемок нашли новых хозяев, — прим. RS).

Вы вот про контроль упомянули, и я сразу вспомнил замечательный венгерский фильм «Контроль» Нимрода Антала, который многие критики ругали за подражание как американским лентам, так и «Подземке» Бессона. В итоге Антал обиделся и уехал в Америку, где снял несколько малосодержательных боевиков и триллеров. А насколько часто вы сами получаете предложения отправиться за океан и снять что-нибудь англоязычное, с известными актерами?

Такого рода предложения регулярно поступают мне в течение последних нескольких лет, но английский язык фильма, автоматически выводящий его на международную арену, — это большой вызов для режиссера. И пока я не готов на него ответить. После «Белого Бога» подобные предложения участились... Не могу ничего загадывать. Посмотрим, в общем. Антал, кстати, мой хороший друг, и, честно говоря, он и сам не рад тому, чем сейчас занимается.

Возвращаясь к «Белому Богу»: понятно, что работа с животными крайне непредсказуема, и, наверное, вам часто приходилось переписывать сценарий прямо на съемочной площадке, в зависимости от специфики конкретного эпизода. Насколько итоговый, вышедший на экраны продукт отличается от того, что изначально было на бумаге?

Могу с полной ответственностью заявить, что сценарий фильма написали именно собаки! Были такие моменты, когда мы видели, что собака способна сделать, и сразу же вставляли эту внезапно открывшуюся способность в сценарий. На протяжении восьми месяцев мы жили в отдельном поселке за пределами Будапешта вместе с собаками, и я писал сценарий по мере того, как ближе знакомился с их повадками. Именно в той части, которая связана с какими-то действиями со стороны собак, сценарий изменился больше всего. Главная же сюжетная линия осталась прежней.

© Proton Cinema

 

Я слышал, что во время работы над «Богом» вы часто советовались с Миклошем Янчо, и этот фильм стал последним, что он посмотрел (Янчо умер 31 января 2014 года, – прим. RS). Насколько ценными оказались для вас советы, которые вам давал Янчо, и всегда ли вы им следовали?

Его советы были очень важны для меня. В первую очередь, советы человеческого характера. Он говорил, что нужно творить душой, не следует гнаться за трендами, наплевать на моду… «Белый Бог» понравился ему именно своей уникальной формой. Тем, что он начинается как детская комедия, а кончается как фильм ужасов.

Джим Джармуш, кстати, еще когда в киношколе учился, показывал сценарные наработки «По ту сторону Рая» своему наставнику Нику Рэю, и Рэй часто говорил: «Эта сцена никуда не годится, Джим, в ней совсем нет экшна. А эта неплохая, здесь уже есть действие». После чего Джармуш шел домой и вычеркивал из «неплохой сцены» все, что создавало хоть какой-то намек на действие.

(Мундруцо одобрительно хохочет. Подобный подход ему явно по душе.)

Насколько близко к сердцу «Белый Бог» был воспринят в Венгрии? В России, например, многие отнеслись к нему не более чем как к любопытному эксперименту, эдакой смеси «Белого клыка» и «Amores Perros». Политические и социальные аналогии уловили далеко не все.

Да, я, к сожалению, частенько сталкиваюсь с подобным отношением. Возможно, публика просто не хочет замечать эту проблему, вот и предпочитает закрывать на нее глаза. Но я считаю, что игнорировать ее никак нельзя. Эти аллегории созданы для того, чтобы зритель ощутил себя тем меньшинством, которым являются собаки.

Вы подразумеваете национальные меньшинства? Аллегория «собаки  цыгане» считывается очень хорошо, если знать о жесткой политике, которую по отношению к последним ведет нынешний венгерский премьер-министр Виктор Орбан.

Да, вы все правильно поняли. Это я и имел в виду. Просто если снимать фильм непосредственно о цыганах, нужно принципиально изменить подход к этой теме. Над ним надо как следует поломать голову. Я предпочел обозначить эту проблему на языке аллегорий.

Как Вы работали с актерами-собаками, я понял, а что насчет актеров-людей? Значительная часть вашего предыдущего фильма «Любящий сын Франкенштейн» отведена под сцены, где режиссер, которого играете вы сами, проводит кастинг для своего нового фильма. Сцены дьявольски смешные и, вместе с тем, во многом почти документальные, так?

Ох, знаете, я как Чарли Чаплин! Мой герой в этом фильме — это одновременно я и не я. По сути, вы наблюдаете резко критический подход, как раз таким, как в фильме, я не хотел бы быть. Во «Франкенштейне» акцент сделан на расширении реальности, и в жизни, и в искусстве. Я считаю, что это мой самый поэтичный фильм.

Хотя чисто визуально он довольно мрачен, и показанное в нем Рождество, без ложного преувеличения, едва ли не самое депрессивное в истории кино! При том, что действие сопровождается беззаботной фоновой мелодией «Jingle Bells».

Рад слышать! (Корнель от души хохочет.) Значит, у меня все получилось именно так, как я задумал! Этот контраст был мне необходим.

Такой же контраст ощущается и в «Счастливых днях», когда унылое душевное состояние героев внезапно разряжается песней Боуи «China Girl».

Да, я уделяю огромное внимание звучащей в моих фильмах музыке.

И раскадровкам явно тоже. Визуальное решение каждой вашей ленты тщательно продумано. Но, наверное, бывает и так, что сама натура, специфика конкретной локации диктует особенности построения кадра?

Да, я основываюсь на раскадровках процентов на 70-80, но во время съемок я приспосабливаюсь, акклиматизируюсь к тому, что происходит вокруг. То есть оставшиеся 20-30 % непредсказуемы. И во время препродакшна, будь то кастинг или поиск локаций, я делаю огромное количество фотографий. Порой — аж несколько тысяч.

А насколько вы допускаете импровизацию в работе с актерами? Или же требуете неукоснительного следования написанному тексту?

Я даю им полную свободу. Актеры произносят полностью свой текст. Ведь кино — это не литература. Когда люди на экране разговаривают заранее заученными словами, это выглядит кошмарно, это далеко от настоящего кино; я же предпочитаю снимать свободу жизни. Я не переношу зазубренных шаблонных фраз. Особенно когда актер пытается механически перенести на экран какой-то образ, не вживаясь в него. Эта дистанция между актером и ролью может полностью разрушить любой фильм. Именно поэтому ни в коем случае нельзя преуменьшать значение кастинга. Ошибка на этом этапе приведет к ошибкам и на других этапах. Отчасти именно об этом говорится в «Любящем сыне».

Жофия Псотта в фильме «Белый Бог»
© Proton Cinema

 

А как вы нашли девочку, сыгравшую главную роль в «Белом Боге»? И насколько сложно вам было работать с ней как с дебютанткой в кино?

Ой, эта девочка, Жофия Псотта, просто замечательная! Сначала мы искали подходящую кандидатуру среди профессиональных актеров, но потерпели в этом полное фиаско и решили пойти в народ. Жофия пришла на кастинг чисто ради подруги, я сфотографировал их, как и других кандидатов, и, вглядевшись чуть позже в ее лицо, понял, что она идеально подходит для этой роли. Но тут возникла проблема: Жофия ни в какую не соглашалась играть в кино! Я очень долго уговаривал ее, носил ее маме цветы и торты, часто ходил к ним в гости и всячески убеждал, что кино — это хорошо! (Cмеется.) Она еще ребенок, но актрисой оказалась фантастической. Уверен, что ее ждет большое будущее.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно