• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Рон Перлман: «Мы били сначала рекорды канала, а потом и собственные»

25 Сентября 2015 | Автор текста: Кори Гроу
Рон Перлман: «Мы били сначала рекорды канала, а потом и собственные»

Рон Перлман


© Oliver Wand, с facebook-страницы

До «Десницы божьей» Рон Перлман никогда не «говорил языками» в религиозном экстазе. Но его персонаж, судья Пернелл Харрис, получил божественное откровение, и 65-летнему актеру пришлось быстро учиться. «Это нельзя сделать правильно или неправильно, — говорит актер, специально посмотревший на YouTube ролики с теми, кого коснулся святой дух. — Это всегда получается по-другому, зависит от человека». Главное, по его мнению, передать то состояние человека с твердокаменным характером, которого вдруг отметил Господь. «Некоторые ведут себя очень спокойно и собранно, а некоторые просто трясутся и не контролируют себя, — медленно произносит Перлман. — Я пытался показать и то и другое». В итоге обнаженный герой Перлмана залезает в городской фонтан и, трясясь от холода, начинает нести околесицу.

«Десница божья», премьера которой состоялась 4 сентября, предлагает Перлману знакомый антураж: он играет человека с недостатками, антигероя, которого раздражают происходящие вокруг него перемены. Необычно для Перлмана, который известен по ролям аутсайдеров вроде Хеллбоя или Клэя Морроу из «Сынов анархии», то, что здесь ему предстояло сыграть судью, который олицетворяет опору общества, но быстро становится аутсайдером.

В пилотной серии достопочтенного судью Харрис обуревают противоречивые чувства. Его сын в коме после попытки самоубийства, невестку недавно изнасиловали, он женат и пытается прекратить шашни с девушкой по вызову. А самое серьезное — Харрису начали являться видения, после которых он совершает жестокие акты возмездия. И это после того, как он обрел Бога.

«Прочитав сценарий, я просто не мог поверить в такую удачу: мне попалась роль, в которой спаяны все свойства, интересные мне в человеческом характере! — признается Перлман. — Верность и неверность, любовь и фанатизм, безумие и вдохновение: наш сериал обо всем этом. Каждый, кто называет себя актером, позавидует такому набору характеристик». Перлман рассказал Rolling Stone, как ему удалось совместить в себе зло и святость и как работа в «Сынах анархии» и общение с Гильермо дель Торо помогло ему попасть в «Десницу божью».

 

Что самое трудное в исполнении роли персонажа, который разрываем на части столь разными чувствами?

Харрис эмоционально ущербен, он испытывает боль. Он твердо стоял на ногах в любой ситуации, а теперь впервые сомневается в себе.

В том числе благодаря новой религии. Как вам понравилась сцена «крещения»? От нее просто идет ощущение холода.

Действительно было холодно, а снимали мы ее полдня. Меня заманили в этот фонтан, соврав, что подогрели в нем воду. А фонтан-то — шестьдесят тысяч квадратных метров (в оригинале полтора акра, явное преувеличение, — Прим. RS), как такой подогреешь? Но когда они включили воду и начали съемку, я только и мог вскрикнуть: «А-а!» Мне было трудно даже говорить, потому что меня атаковала очень, очень холодная вода.

Я понял это по тому, как вы дрожите.

Да, дрожал по-настоящему. А что стало с моим членом, я вам даже говорить не буду.

Да, не надо. «Десница божья» — первый ваш сериал, который идет только «в цифре». Раньше вы снимались для сетевого ТВ («Красавица и чудовище») и для кабельного («Сыны анархии»). Как вам опыт такой перемены?

В самом процессе ничего не изменилось, такие же киносъемки. Но сейчас замечательное время для работы на телевидении: здесь рассказывают лучшие, самые оригинальные истории. Лучшие сценаристы сейчас пишут для ТВ. Само качество рассказывания поразительное. Когда закончились «Сыны анархии», я захотел снова работать на ТВ.

Кстати, о «Сынах анархии». Что вы думаете о развитии этого сериала с тех пор, как он стал культовым?

Это очень интересно. Где-то в середине первого сезона аудитория почти молниеносно реагировала на драматические и шокирующие сюжетные повороты. Тогда мы и поняли, чем наш сериал является, а чем нет. С этого момента мы набрали такую мощь, что никто поверить не мог. Даже телеканал был удивлен: мы били сначала рекорды рейтинга канала, а потом и собственные. Но, оглядываясь назад, понимаешь, что это было единичное явление. Феноменально, конечно, быть человеком, который переживает подобный сокрушительный опыт. Наверное, он изменил нашу жизнь.

В том сериале вы играете «плохого» персонажа. Поклонники «Сынов» по прежнему встречают вас со смесью любви и ненависти?

Да. Думаю, так будет всегда.

Наверное, это обезоруживает.

Да, это очень здорово: ведь все знают, что он антигерой. Все знали, что этого героя нужно с удовольствием ненавидеть. И я думаю. что ненависть перекидывается на меня, потому что я хорошо сыграл. Вспоминаю Роберта Райана, который сыграл кучу плохих парней и был при этом милейшим человеком. Он рассказывал, что лучший в его жизни комплимент ему сделали на улице в Нью-Йорке. Его кто-то остановил и спросил: «Ты Роберт Райан?» Он ответил: «Да». И тот чувак плюнул ему прямо в глаз! Райан говорил: «Когда мне плюнули в глаз, я понял, что выполнил свою работу хорошо».

А с вами такое случалось?

Пока нет.

Наверное, боятся. Что вас привлекает в ролях антигероев?

Это люди с проблемами. Антигерой — это герой, который сражается с собственными демонами, чтобы в конце концов творить добро. На это интересно смотреть. Побороть зло в самом себе и совершить самопожертвование — это и есть определение героизма.

А ваш судья Харрис — «хороший парень» или безнадежен?

Он сложный. Мне кажется, это зрелище заслуживает внимания: он справляется со своей потерей, обнаруживает в себе стороны, о которых не знал ни он сам, ни его близкие. В его боли есть что-то очень трогательное: то, как он вспоминает сына, которого потерял, думает, а вдруг я был дерьмовым отцом, да надо было вести себя по-другому, да нельзя было просто принимать как должное то, что это мой единственный наследник... Ощущение любви к этому мальчику, к его невинности. В этом есть что-то прекрасное. Когда называешь его хорошим или плохим, надо помнить о его пути искупления. Которое напоминает поход по канату.

Рон Перлман, фото с facebook-страницы актера 

Вы друзья с Гильермо дель Торо и много с ним работали. Как влияет его стиль режиссуры на исполнение таких ролей, как ваш Харрис?

Гильермо со временем стал очень хорошим «режиссером для актера». Он научился отводить актера в сторону и объяснять о его персонаже что-то такое, что раскрывало его с новой и неожиданной стороны. Мало кто из режиссеров дает актерам такие указания. Так что когда его нет рядом, я спрашиваю себя: «Что бы в такой ситуации сказал Гильермо?» К счастью, у нас в «Деснице божьей» прекрасные режиссеры. У Марка Форстера тот же дар: он умеет сказать тебе буквально пару слов, и ты думаешь: «Черт, как же я сам не догадался!» Например, играешь сцену, где ты должен быть вне себя от злости, а он тебе скажет: «Играй, как будто тебе наплевать». И вот тогда злость становится страшной.

Вы недавно написали в твиттере, что Дональд Трамп станет «таким президентом, что вы сами не поверите». Что вы имеете в виду?

А это потому что он сам все время говорит: «Я построю такую стену, что вы сами не поверите», «Я буду так разговаривать с Ираном, что вы сами не поверите». Что это вообще значит, черт подери? На нас обрушивают какой-то карнавал. На встрече с прессой он сказал «вы не поверите» раз сорок. Свой твит я запостил ради поучения и удовольствия.

Ну что ж, он тоже персонаж.

Забавно смотреть, как люди всерьез к нему относятся. Смотрят на него как на реального претендента. А несколько недель назад они же над ним потешались. Он выстроил спектакль в духе Пиранделло: «Если я говорю, что это так, значит, это так». Даже если это не так. Вот почему люди на него ведутся. Что бы он ни говорил, он так в это верит, что люди думают: «Да, убедил».

Но на дебатах он заметно нервничал.

Ты хочешь стать самым могущественным человеком свободного мира и лезешь в бутылку, когда тебе задают неудобный вопрос? Говоришь: «Со мной там плохо обошлись: задали неудобный вопрос»? А потом глава Fox News Роджер Эйлс перед тобой извиняется, а журналистка Мегин Келли берет неделю отпуска? Да какого черта!


«Десница божья»
Сериал доступен на Amazon.com.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно