• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Без фильтра: Страны и революции режиссера Василия Сигарева

26 Января 2016 | Автор текста: Александр Кондуков
Без фильтра: Страны и революции режиссера Василия Сигарева

На съемках «Страны ОЗ»


© Архив Василия Сигарева

Режиссер Василий Сигарев, чей фильм «Страна ОЗ» совершил в декабре небольшую революцию в жанре русской комедии, приступает к съемкам фильма про зомби. RS встретился с Сигаревым в центре Москвы, чтобы обсудить дикий мир Василия – человека с медицинским подходом к жизни на территории Российской Федерации. Сейчас «Страна ОЗ», разошедшаяся на цитаты, доступна в iTunes. 

В педагогическом университете Нижнего Тагила, куда попал будущий русский кинорежиссер Василий Сигарев, было неспокойно. «Я поступал на химико-биолога, – рассказывает Василий, который назначил мне встречу в итальянской пиццерии прямо напротив «Табакерки» на Тургеневской. – Я был на тот момент очень подготовленный – как будто еду в мединститут поступать. Получилось, что не доехал. На экзамене мне пришлось всем вокруг подсказывать, потому что эти люди, которые в пединститут поступают, они вообще ничего не знают. Вот у них потом наши дети и учатся». В грязноватой зимней Москве три дня, и Сигарев заказывает пиво – мы встречаемся в самом конце дня, в ходе которого режиссер рекламирует свою новогоднюю комедию «Страна ОЗ» – зажигательную историю киоскерши, которая идет принимать праздничную смену в праздничном Екатеринбурге.

Близость Нового года никак не сказывается — за столом он сидит в шапке, просит официантку принести «карбонарочку» и со смаком вспоминает общажные времена в Нижнем Тагиле, где обстановка была тревожная, а нравы и распутство напоминали ему любимый фильм – «Калигулу» Тинто Брасса. «Каждый день пьянки, это капец, – резюмирует Сигарев, который является самым жестким иллюстратором нравов русского человека в нашем кино последних лет. – Я на это смотрел-смотрел, а потом мне захотелось от этого валить. Это утомляет — жизнь же не только из этого состоит». На третий день одной из пьянок у Сигарева пошла из носа кровь, которую так и не удалось остановить. Утром он проснулся на пропитанной кровью подушке. Василий полагает, что ярко такие эпизоды смотрятся только со стороны, а вот когда в них участвуешь, — совсем другое дело.

Трупы горят: Режиссер Василий Сигарев о зомби и «Калигуле»

«У меня вообще в жизни все смешно, – заразительно хохочет Сигарев, спектакль которого «Вий» идет в театре напротив, да и сам он живет поблизости, исследуя район Тургеневской на предмет новомодных крафтовых пивных. – Я даже под поезд смешно попал в том же самом институте. С практики бежал какой-то, на электричку опаздывал. Начал перебегать пути — и очнулся в болоте. У меня с собой была книжка Рэя Брэдбери «Вино из одуванчиков». Библиотечная, в пакетике лежала. Я помню, очнулся в том болоте и сразу книжку начал искать. Нашел, положил обратно в пакетик, добежал до электрички, которая остановилась, забежал в последний вагон и говорю: «Чего-то у меня со спиной». А на меня куча людей смотрит – одна станция всего до Нижнего Тагила остается. И говорят мне: «Все нормально у тебя, ты на ногу посмотри». А у меня там кость торчит».

Детально рассказывая о визите в последний вагон к проводнице с требованием жгута («Ой, я крови боюсь, не показывай только мне!» – опила она), Сигарев сетует на несовершенство русской медицины. «В травмпункте три часа ждали скорую, – говорит он. – Я и еще дед какой-то с разбитой головой». Отхлебывая светлое пиво, Сигарев, большой специалист в области черного юмора, говорит, что у врачей он черный особенно. «Я же медбратом работал, – вспоминает режиссер. – Когда учился в школе, на практику ходил в перевязочную. Всякого насмотрелся. У мужика одного был сильный ожог руки по локоть, а он решил его при помощи уринотерапии подлечить. Обоссывал эту руку и прятал ее в полиэтиленовый мешок. И только когда уже все стало гнить, он пришел в больничку. Такая вонина стояла! И я это все скреб и бинтовал».

Свои инфернальные веселые истории, полностью передающие шизофрению русской жизни, Сигарев, по его утверждению, писал с детства. «Это были такие рассказы ужасов, совсем ужастики, – говорит режиссер, который готовится к съемкам новой ленты про зомби. – А свою комедию первую я написал про отношения папы с мамой. Когда они все это увидели, то за голову хватались. История-то про своеобразную любовь рассказывала. И они все время себя там узнавали». «Уже двадцать лет мучаюсь, – жалуется герой пьесы «Детектор лжи» Борис. – То стулом шмякнет. То деньги все выгребет и наврет, что потерял. То вон про стены в туалете перед кем-нибудь запозорит. Или с пылесосом этим, как клещ, вцепится. Вот так вот мучаюсь и живу. Двадцать лет уже. Дочку вон вырастили. Замуж выдали. А я все живу с ней. Живу, потому что люблю, стервозу. Не любил бы – давно ушел». Реальные события показаны и в «Стране ОЗ». «Просто связки драматургические придуманы, а все остальное и правда было», – констатирует Сигарев. 

Арт-хаусным режиссером Василий себя не считает, и эту тему он закрыл для себя фильмом «Жить», так что теперь его задача – оспитывать зрителя коммерческого кино. И он беспокоится, будут ли зарабатывать его фильмы деньги. «Надеюсь, мы привлечем тех, кого так называемая российская комедия – говорит Василий. – Хочется людей из помоек на сторону добра переводить. В людях точно добро заложено». Сигарев предлагает покурить и начинает сворачивать самокрутку с табаком. Привычки меняются – например, жена Василия и его муза Яна Троянова еще и перестала пить. «Сдала волосы для теста на микроэлементы, а алюминия там как в ложке, – говорит режиссер. – Вот и пришлось что-то решать. И с пьяными людьми общаться учиться».

Знакомство с Яной в Екатеринбурге Сигарев (тогда – перспективный драматург) вспоминает с воодушевлением. «Там в театре решили мое «Черное молоко» поставить, – рассказывает Василий. – А я им говорил, что сам ставить буду, потому что устал гадость смотреть, да еще и артистов своих приведу. Потом я начал читку смотреть, как актеры «Парфюмера» прогоняли, которого тогда тоже в театре ставили. Вышли потом на улицу, и Троянова у меня зажигалку попросила. Я стоял курил, а она как-то так попросила зажигалку, что сразу запала. Я поднялся и сразу спрашиваю: «А что это за артистка была? Вот она и будет играть!» – Сигарев улыбается. «И в принципе после первой репетиции я ей предложил пойти побухать, – говорит Сигарев. – Купил 12 бутылок «три топора» – портвешков. И мы где-то там на лавках все это распивали».

Трупы горят: Режиссер Василий Сигарев о зомби и «Калигуле»

Совместную жизнь Трояновой и Сигарева лучше всего иллюстрирует таиландский эпизод, в котором парочка действовала в традиции почти что «Прирожденных убийц» Оливера Стоуна. Только с благими намерениями, да еще и в пользу местных транссексуалов. «Заступился я за одного из трансиков, – рассказывает Сигарев. – На него чувак мотоциклом наехал и орать начал. Долбанул тому тайцу один раз, он подлетел со своего мотоцикла и упал. Никаких признаков жизни не подавал. Потом за нами двадцать дружков его гонялись с палками. Нарисовалась полиция, нас загрузили, а следом и трансы прибежали, сломав ногти на ногах. У кого-то там был брат-полицейский. Отмазали нас. А я тогда уже думал, что все. Типа убил тайца. И так было страшно, что мы вдвоем в тюрьму тайскую попадем. Бейте сколько хотите, только не в тюрьму».

Мы снова за столом пиццерии, которая постепенно начинает наполняться людьми. Возможно поэтому в будний день тут царит такое настроение, словно на дворе пятница. Европоп в колонках становится громче, а вместе с ним и голоса за столиками. Доевший «карбонарочку» Сигарев тем временем ведет рассказ о месте рока в своей жизни. «Была у меня группа, называлась «Водолаз», – говорит он. – Сначала хотели назвать «Педераст», но как-то неблагозвучно было, так что назвали «Водолаз». Мы всяких персонажей в городе встречали и давали им клички. То есть там возникал Щорс какой-нибудь, Гриб. Про них мы песни и писали — типа кто, с кем и как. И какие дети у них могут родиться».

Барабанная установка состояла из кастрюль, а также в арсенале «Водолаза» были гитара и баян. «Никто играть не умел, но очень хотелось, – констатирует Сигарев. – Конечно, мы Летова и «Сектор» в основном слушали, но вдохновляли нас больше всего именно эти персонажи, у каждого из которых кличка была. Был такой дядька Угол – его по пьяни скрутило набок, и он таким образом ходил потом». Сигарев с удовольствием говорит, что в школьные годы было реально трэшово и интересно. «Переснимали плакаты в видеосалонах и продавали, – вспоминает режиссер, – «Коммандо» какое-нибудь, «Кобра». Делали фотки 8 на 12, очень хорошо они шли».

«Меня один раз на мотоцикле покатал одноклассник, — продолжает вспоминать веселые школьные времена Сигарев. – С утра мы проснулись, поехали кататься. И я упал с мотоцикла. А ноги у меня зацепились. Так что я вместе с мотоциклом какое-то расстояние проехал. Пришлось меня в скорую везти и всего забинтовать. Под ноль всю спину себе стесал. Потом мы продолжили и поехали на пляж. Он начал кататься на этом мотоцикле, коляску задирать, приехали менты и всех нас загребли. Их посадили в одну камеру, а меня в другую. Отдельную. Смотрю: они ржут там, а я один сижу. Скучно. Я взял себе нос разбил, и всю камеру кровью измазал. Мне было лет 18 тогда, наверное. Мать мою вызвали меня забирать. Она такая открывает окошечко, а там камера в крови и я весь в бинтах. Я говорю: «Мать, смотри, чего они со мной сделали!»

Разглядывая проходящих мимо насупленных людей, мы с Сигаревым топчемся у пиццерии на улице Чаплыгина. Разговор идет о велосипедах и о том, как можно перемещаться на них по Москве зимой. Василий просит меня включить диктофон и на прощание рассказывает велоисторию. «Значит, про велик, – закуривает самокрутку Сигарев. – Как-то мы поехали в Норвегию с Трояновой на мою премьеру. И там был чувак русский – звукорежиссер в театре. У него полморды было снесено. Потом кусок лица был восстановлен – глаз сделали, в щеку силикон запихнули. Он там в Норвегии пьяный ехал на велосипеде, нажал передний тормоз и полетел через руль. Снес себе все на свете, хотя с пьяными вроде бы ничего случаться не должно. И этот чувак как-то поехал в Россию на Новый год к друзьям. Он вообще рок-музыкант из Питера. Такой уже остепенившийся был. А в Питере чувак опять развязал – и на месяц в запойчик. У него в общем силикон в щеку стек, – Сигарев показывает на себе и смеется. — Вместе с глазом, короче! В общем, когда он вернулся, у него все лицо было в этой самой щеке. И я хотел сделать такого персонажа в «Стране ОЗ»: он постоянно приходит к киоску. Только это женщина должна была быть, которая приехала из-за границы. Лицо такое стекает-стекает-стекает». Сигарев вздыхает, переживая редкую творческую несостыковку в диковатой карьере. – В общем, я хотел Ренату Литвинову!»

Василий Сигарев

Фильм «Страна ОЗ» можно взять напрокат или загрузить в iTunes 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно