• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

АМФЕСТ 2016: «Зеленая комната» — в плену у скинхедов

18 Сентября 2016 | Автор текста: Сэм Адамс
АМФЕСТ 2016: «Зеленая комната» — в плену у скинхедов

Алиа Шокат и Антон Ельчин в фильме «Зелёная комната»


© Scott Patrick Green/ A24

В самом начале «Зеленой комнаты» Джереми Солнье, гитарист Антона Ельчина объясняет журналисту, почему их группа не представлена в социальных сетях: «Когда выслушаете музыку онлайн», говорит он, «вы теряете качество». Немногим позже группа Ельчина  Ain't Rights оказывается забаррикадированной за кулисами неонацистского деревенского клуба где-то а лесах Орегона, после того, какпосле их концерта обнаруживают труп. 

Этот неторопливый — без особых наворотов — триллер Солнье, последней работой которого была «Катастрофа» 2013 года, держит в напряжении до самого конца: Как только Ельчин и его группа осознают всю серьезность проблемы, в которую они влипли — когда в кадре появляются мачете, питбули и дробовики — динамика фильма ускоряется, и он уже не сбавляет ход, пока в кадре не упадет последнее тело. 

Кадр из фильма «Зеленая комната». Фото: Scott Patrick Green/ A24

«Сейчас я уже не так много слушаю панк», — признается Солнье, 39-летний отец троих детей и примерный семьянин, который в 80-х и 90-х постоянно ходил на выступления деятелей хардкор-сцены. «Когда ты во что-то был с головой погружен, единственный источник, заслуживающий доверия, — это твоя слабеющая память. В некотором смысле такой расклад сбивает с толку». Во время работы над сценарием режиссер провел несколько месяцев, общаясь с приятелями по панк-прошлому, собирая гастрольные байки и невыпущенные демо; большая часть репертуара Ain't Rights принадлежит его старым друзьям-музыкантам.

Другой задачей было обеспечить на съемочной площадке атмосферу полной анархии. Алиа Шокат, исполнительница роли гитаристки и по совместительству администратора группы, говорит, что актерам приходилось много прыгать, делать активные дыхательные упражнения и даже истошно орать, чтобы войти в нужное, беспокойное состояние. «В конце каждого рабочего дня мы валились с ног от усталости, — отмечает она. — Но я чувствовала себя отлично. Солнье реально выжимал из нас все до последней капли».

Герои «Зеленой Комнаты» по идее могли бы быть и группой незнакомых друг другу людей из пригорода (чисто сюжетно) — эдакой версией персонажей «Техасской резни бензопилой». Но для Солнье это фильм в равной степени об истощении некогда пульсирующей энергии панка и о недостатках системы политических прав.

Ain't Rights, как поясняет он, «словно старьевщики в попытках отыскать остатки некогда яркой субкультуры. Когда Пэт говорит «Вы должны быть там» — это на 100% правда. Потому что хардкор — это, прежде всего, про опыт и участие. Когда я увлекся панк-роком, я катался на скейтборде, разглядывал футболки самых крутых старших ребят, старался запомнить названия групп, затем гнал домой и упрашивал маму отвезти меня в музыкальный магазин, где я находил альбом группы, которую, как мне казалось, я видел на футболке, покупал его, вез домой и только там уже слушал, что же я, мать твою, такое купил. Вы скажете, что это ностальгия, но именно поэтому сцена процветала. Это сейчас вы можете просто сидеть дома и нажимать кнопки».

По словам Антона Ельчина, который сам играл на гитаре в любительской группе The Hammerheads, ощущения до сих пор живы, несмотря на то, что достигнуть их уже совсем непросто. «Мы живем во времена, когда люди постят каждый свой шаг в социальных сетях, — говорит он. — Если вы не запостили криво сделанную фотографию какого-либо события, считайте, что его не было. Это вообще не про панк. Ребята, которые идут на панк-концерт, идут туда ради музыки, у большинства из них даже нет телефонов. Они просто отрываются на полную катушку».

Кадр из фильма «Зеленая комната». Фото: Scott Patrick Green/ A24

После того, как Солнье набрал группу молодых актеров и провел им курс молодого панк-бойца, ему предстояло найти идеальное воплощение зла; так в команде появился Патрик Стюарт, исполняющий роль харизматичного неонациста и хладнокровного лидера Дарси Банкера. В этом лихорадочном фильме Дарси — оазис внешнего спокойствия, не повышающий голос даже во время раздачи смертельных приказов. Он достаточно убедителен, чтобы сплотить вокруг себя молодых людей, даже если им самим не совсем понятно, ради чего — «Они - правые скинхеды», объясняет один из персонажей, «или технически ультра-левые» — и чтобы убедить заточенных участников группы в том, что на самом деле у них есть шанс договориться о своем освобождении. «Когда Дарси говорит: «Это все скоро закончится», я всегда смеюсь, — говорит Стюарт. — Он произносит это очень успокаивающим тоном, но на самом деле имеет в виду совершенно другое».

«Меня никогда не пугали зомби или вампиры. Меня пугали живые люди, с которыми в силу их специфического склада ума или позиции, ты не можешь найти общего языка, в какой бы ситуации вы не оказались» – Патрик Стюарт»

Стюарт обычно играет вполне здравомыслящих мужчин: когда его спросили, кто победит в схватке — Джеймс Тиберий Кирк или Жан-Люк Пикар, он ответил, что Пикар убедит Кирка уладить возникшие между ними разногласия, не прибегая к насилию. Дарси олицетворяет собой родственную душу знаменитого капитана из фильма «Звездный путь: Следующее поколение» и лидера-основателя «Людей-Икс» Чарльза Ксавье, основное различие между которыми, помимо фашистских наклонностей, в том, что Дарси готов выслушать своих оппонентов только, пока придумывает, как бы получше перерезать им глотки.

Для Стюарта контраст был настолько ужасающим, что во время прочтения сценария Солнье, он сделал небольшой перерыв, чтобы закрыть все окна в доме. «Меня никогда не пугали зомби, ходячие мертвецы или вампиры, — объясняет Стюарт. —Меня пугали живые люди, с которыми в силу их специфического склада ума или позиции, ты не можешь найти общего языка, в какой бы ситуации вы не оказались. Ты не можешь с ними просто сесть, выпить кофе и сказать: «Давай-ка все обсудим».

«Для меня это самое страшное на сегодняшний день, — говорит Стюарт. — Не зомби, не пришельцы, а обычные люди, которые очень сильно друг друга ненавидят. И, к сожалению, сегодня они собираются на митингах, их показывают по телевизору».

Амфест

Подробнее о фестивале, который в этом году пройдет в 13 городах России, на официальном сайте

 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно