• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Александр Петров о «Притяжении», мире рок-залов и актерах-животных

3 Февраля 2017 | Автор текста: Александр Кондуков
Александр Петров о «Притяжении», мире рок-залов и актерах-животных

Александр Петров


© Nikka Lorak

Рабочий день вроде бы еще не закончен, но центр Москвы уже с трудом различим в свинцовом полумраке — по цветовой гамме вполне напоминает кадры из «Притяжения» Фёдора Бондарчука, героического блокбастера о защите России от инопланетного вторжения на территории мрачненького московского района Чертаново. Исполнитель главной роли Александр Петров — очень подвижный и улыбчивый молодой человек в черном худи — ожидает RS несколько севернее, в оплоте кавказского гедонизма на Новокузнецкой под названием «Есть хинкали, пить вино». Ни хинкали, ни вина на столе пока не наблюдается, но питание определенно потребуется — по воле прокатчиков Петров мотается по городу, раздавая интервью, и, судя по его затравленному виду, официантка пустого кафе получит монументальный заказ.  

Петров на количество интервью не жалуется — вполне очевидно, что он воспринимает их по-спортивному, как очередной вызов, который нужно принимать и перехватывать инициативу. Борьба с ситуацией дискомфорта и своим внутренним состоянием — это часть программы жизни Саши, который после «Притяжения» явно выйдет на новый уровень и будет доминировать в русском кино. Кипящая энергетика, резкие перемены настроения — все это роднит его с актерами американской школы вроде Леонардо ДиКаприо, которые также воспринимают роли как поход на войну, откуда ты можешь вернуться покалеченным, но все равно гордым за пережитые испытания. «Для меня в этом отношении все изменилось после того, как я переехал в Москву, — рассказывает он. — Когда ты тут оказываешься, у тебя появляется ощущение, что ты один в большом городе, ты — чужой, у тебя нет соратников, и тебе еще предстоит их найти. Но изначально для меня попадание в Москву было войной с городом. Мой курс в ГИТИСе был очень крутым, как показало время, но поначалу мне даже хотелось уйти, переломить свое внутреннее состояние, потому что я понимал — этому городу я в чем-то внутренне проигрываю».

«Меня до сих пор раздражает театральный бархат и искусственные фоны. Я все детство видел разбитые стены заводов — они притягивали меня»

Уговаривая себя «терпи, терпи», Петров добрался до третьего курса ГИТИСа — тогда как раз и улицы Москвы стали родными, и появились первые предложения о работе в кино. По словам Саши, 2012 год стал для него сказочным временем — тогда он снимался в сериале «Пока цветет папоротник» и постепенно обрастал броней, которая защищает артистов от мыслей о собственной несостоятельности в тисках мегаполиса. «До этого я словно был без кожи, а теперь ее приобрел, — рассказывает Петров о своем нынешнем состоянии. — Тогда я был еще совсем зеленый — выпускник театрального института, но с горящими глазами. Котенок, который вслепую куда-то идет, абсолютно незащищенный. Надеюсь, что то состояние я сохранил». 

Интерес к одежде японских дизайнеров, эффектные публикации в глянцевых журналах, хорошо прокачанный инстаграм  — все составляющие успешного знаменитого русского актера у Петрова присутствуют. Впрочем, его скорее можно увидеть в образе беснующегося рокера с микрофоном, чем на обложке еженедельника с телевизионной программой. Даже в сериалах Саша не ищет легких путей — например, во «Вы все меня бесите» он сыграл, по его словам, -«абсолютного социопата, юного гения в очках, отрешенного от всех и мира». «Было много импровизаций на этот счет, так что будет смешно», — говорит он. Петров уверен, что перед попаданием в проект «Притяжение» ему пришлось пройти очень серьезный отбор. «Такие люди, как Бондарчук, много смотрят, — полагает Саша. — Конечно, у него есть свои идеи, кого он хочет видеть. Он смотрит не десять тысяч человек, а точечно. Думаю, что моим сильным качеством при отборе была «животная» энергия. Потому что он искал актеров, которые живут в кадре инстинктом. Посмотри, вот Эдвард Нортон, Леонардо ДиКаприо — как раз их инстинкты помогают им «делать кадр». Нужна была молодая бешеная энергия, когда человек может сделать все, чтобы завоевать кино. Если учитывать логику и сценарий, то тогда и получается результат». 

Спортивный компонент Петрову близок — он родился в Переславле-Залесском, но с детства болел не за ярославские команды, а за триумфаторов — московский «Спартак». «Мне нравился тот состав с Егором Титовым, — говорит он. — Состав, за который не стыдно. Который приезжал в какой-нибудь европейский город, и там сразу понимали — сегодня местные будут иметь дело с очень серьезным соперником».

Саша вспоминает, что он серьезно занимался футболом и сам, имея шанс попасть в настоящую клубную структуру. «С детства мечтал стать футболистом, играл в Переславле за местную команду, получал дикое удовольствие, — говорит он. — Но в школе на практике на меня случайно упала стенка из кирпичей, и я получил травму, после которой месяц нельзя было заниматься футболом. Я получил сотрясение мозга, и как раз в это время проходил набор в команду, куда я мечтал попасть. Ужасное разочарование — а ведь на тот момент у меня и форма была отличная и играть получалось». 

Переславль-Залесский — умиротворенный русский город, где много монастырей, и ничто, в принципе, не предвещало того, что Петрову придется повести жесткую борьбу за место в переполненном киномире столицы России. «Там пацаны и девчонки живут очень правильной жизнью, — вспоминает актер. — Футбол, дворы, гитара. Играли во что-то на территории заброшенных заводов, разыгрывали друг друга — мне кажется, очень правильное было детство. Я люблю туда приезжать — там живут родители, родственники, сестра, племянница, все там. Для меня это место семьи. Люди получают там очищение, поэтому все чаще и чаще туда едут — спокойно и хорошо».

«Москва меня сначала испугала, — рассказывает Петров. — ты рос в маленьком городе, а тут на тебя сваливается такой гигант. Первый раз я пошел из института домой один — мы сняли квартиру на Чистых прудах, потому что в общежитии все места были заняты. И хотя институт был недалеко, я заблудился и долго ходил по району. У меня географический кретинизм — я тяжело по геолокации ориентируюсь. Если я на машине куда-то еду и у меня ломается навигатор, я никуда не еду — жду, когда он снова начнет работать. И вот до сих пор у меня этот образ Москвы — ты в Москве, один, тишина звенящая. Это даже не страх, а такая внутренняя паника. И ты понимаешь, что с этого момента начинается твоя взрослая жизнь и непростой путь к твоей мечте, которая казалась полгода назад намного радужнее». 

Впрочем, «Притяжение» и работа в русском кино, состоявшаяся благодаря целеустремленности и завоевательным настроениям, — это не все, что увлекает Петрова. В компании группы Ocean Jet он еще и захватывает концертные площадки Москвы — территорию, по-своему еще более дикую и непредсказуемую, чем Чертаново, куда приземлился инопланетный космический корабль. Проект #Зановородиться, который в конце прошлого года собрал 2000 человек в YOTASPACE, — это мультимедийный полуимпровизационный киноспектакль со стихами и живой группой на сцене. Сейчас у создателей проекта во главе с Петровым новые цели — покорить семитысячник Stadium Live, который забивают до отказа только очень удачливые артисты. В свое время его вообще строили для того, чтобы там играл Ленни Кравитц.

«В детстве я слушал The Prodigy, — вспоминает Петров. — Тогда нужно было это слушать, нравилось это тебе или нет. Были все эти кепки, футболки, надписи на стенах. С точки зрения пацанства это была единственная музыка, которая могла тогда быть. Привлекала эта бешеная энергетика, рэп». Когда возникает спонтанная идея, мог бы Саша сыграть в кино русского рэпера на пике славы, он сначала улыбается и говорит, что это немного не его история, но, если бы такая задача стояла, в кино он смог бы. 

«На концертах я все-таки своей актерской профессией занимаюсь, — говорит он. — Вот меня, например, всегда интересовал вопрос — как сделать так, чтобы стихи заинтересовали сразу большое количество людей? Для этого понадобилась дополнительная история, рассказанная при помощи видеофрагментов. Все это меня заводило — страшно же по-своему было, люди в зале могли просто начать кричать». 

Петров вспоминает, что полезный опыт в своей жизни он вынес даже из обучения на экономиста в университете, которое продолжалось два года и закончилось фактически ничем. Теперь накопленные тогда знания помогают Петрову целенаправленно вести атаку на зрителей во время шоу #Зановородиться — чтобы ни один зритель не выпал из зоны внимания и не покинул зал раньше, чем нужно. «На одной из лекций загадку загадали, — вспоминает Петров, — нужно было соединить точки на доске одной линией. Никто не знал, даже те, кто на красный диплом шли. А надо было просто выйти за рамки доски. Вот и мне хочется выйти за рамки — например, за рамки театра, чтобы зритель мог спокойно уйти, если ему не понравится. В театре подобное все-таки связано с некоторым унижением, а в том же Stadium Live выходящего из зала зрителя никто не заметит». 

То, чем занимается Петров на своих киноспектаклях, можно охарактеризовать как вариацию стендапа — только с огромной аудиторией и почти без шуток. «Это такой искренний рассказ на кухне для двух тысяч человек, — говорит он. — Когда ты держишь в голове такую схему, все будет работать. Поэтому конкретно за свою работу мне страшно не было — я понимал, что делаю, а люди понимали, что я им хочу сказать». Работа над постановкой ведется постоянно — Саша вспоминает, что на последнем прогоне ему пришла в голову идея изменить финал. И то, каким он должен быть, он понял только в процессе действия. «Мне нравится несовершенство, незаконченные вещи, — говорит Петров, перед которым наконец вырастает шашлык с ткемали. — Это все из детства. Тогда мы целые дни проводили на разрушенных заводах, так что меня до сих пор раздражает театральный бархат и искусственные фоны. Я все детство видел разбитые стены заводов — они притягивали меня своим несовершенством, своим таинством, страхом». Не напоминает ли это мир коррумпированного и неуправляемого русского шоу-бизнеса? «Да, но я не об этом, — говорит актер, который в начале 2017 года наиболее четко ассоциируется с переменами в русском кино. — А скорее о картинках полуразрушенных сцен. Мне это нравится. Что-то в этом есть».

Александр Петров

Фильм «Притяжение» уже в прокате. Саундтрек фильма доступен в Apple Music

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно