• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

«Малыш на драйве»: как Эдгар Райт сделал криминальный фильм экшн-мюзиклом.



30 Июня 2017 | Автор текста: Дэвид Фир
«Малыш на драйве»: как Эдгар Райт сделал криминальный фильм экшн-мюзиклом.



Ансель Элгорт в фильме «Малыш на драйве»


© outnow.ch

По словам Эдгара Райта, он бы «21-летним парнем из Северного Лондона, сломленным и живущим на пособие (по британским меркам тогда это значило «благополучно существовать»), когда его поразила одна вещь — сравнимая разве что с религиозным видением. Тогда он находился в процессе монтажа своего первого фильма — малобюджетного посвящения спагетти-вестернам. При этом Райт и понятия не имел, чем же он на самом деле хочет заниматься в своей жизни. Ничто не предвещало, что он станет автором таких лент, как «Зомби по имени Шон» и «Типа крутые легавые». Но затем он как-то включил «Bellbottoms» — первый трек с пластинки Jon Spencer Blues Explosions «Orange». И тут Райта озарило: ему привиделась сцена погони, которая идеально синхронизировалась с ретро-рокерским треком — неряшливой одой джинсам 70-х. Представьте «Сотворение Адама» Микенланджело, только в версии гика, помешанного на жанровом кино. И вместо божественного перста — горящие покрышки «доджа челленджера».

Поэтому в принципе нет ничего удивительного, что именно «Bellbottoms» мы слышим в фильме Райта 22 года спустя — после серии его в разной степени успешных набегов на Голливуд и определенно удачной кинокарьеры. В «Малыше на драйве» Райт сразу обращает внимание на экзистенциальную крутизну кино семидесятых и пост-айподную одержимость музыкой. Молодой человек в темных очках (Ансель Элгорт) паркуется около банка. Его пассажиры — в их числе Джон Хэмм и покрытый татуировками Джон Бернтал — не спеша выходят из машины, берут пушки и входят в заведение. Паренек же — пусть его зовут, скажем, Малыш — барабанит по рулю, пока в его наушниках звучат хаотичные барабаны Рассела Сайминса. Затем отряд запрыгивает в машину, Малыш вжимает педаль в пол и через центр Атланты уходит на полной скорости от погони. Все это искусно подогнано к визгам одержимого имитатора Элвиса за кадром и сходящей с ума гаражной гитаре. Вступление картины Райт вспоминает, сидя в конференц-зале в нью-йоркском мидтауне. Он немного подается вперед, как будто бы вспоминая тот самый день, когда видение настигло его несколько десятилетий тому назад. И реализация этого видения определенно будет отличаться от всего, что вы видели в кинематографе до «Малыша».

«Малыш на драйве» уже провозглашен одним из лучших фильмов. И он — наглядная иллюстрация фанатизма 43-летнего режиссеров. Это цепь воссозданных аллюзий на те фильмы, которые он начал смотреть, как только стал ходить в кино. Вы легко считаете отсылке к «Схватке», «На гребне волны», «Команде Шарки», фильмам, которые сделали знаменитым Стива Маккуина, и множеству триллеров, где фигурирует «одно последнее дело». Если отвлечься от цитат, то это рассказ о симпатичном парне, его возлюбленной (Лили Джеймс из «Аббатства Даунтон»), хорошем комплекте покрышек и подготовленных плейлистах. Но это не фильм, а настоящий квантовый скачок, пролетающий в один миг. Сцены, в которых перестелки и музыка кажутся частью единого целого, — это кинематографический эквивалент адреналинового выплеска. И при все при этом «Малыш на драйве» — это первый музыкальный фильм в криминальном кино 21-го века — микс из грохота выстрелов, пацанских диалогов («А ну тихо. Давай поговорим»), дикого количества песен и экшн-хореографии, выполненной на поистине гениальном уровне.

За пару дней до того, как «Малыш на Драйве» вышел в прокат, Райт попробовал объяснить нам, почему те или иные песни были выбраны для эпизодов, и как они работают. Мы старались избегать спойлеров, но все равно читайте все осторожно.

«Bellbottoms» — Jon Spencer Blues Explosion (1995)

Вообще, этой песни не должно было быть в фильме. Но все началось именно с нее — с возникновения синестизии (это как ощущение цвета при прослушивании музыки, — прим. RS). У меня даже не было таких типичных режиссерских мыслей: «О, я знаю, с этого момента начнется фильм». Просто когда я услышал эту песню, внутрь мне что-то пришло. Спустя годы формировалась особая последовательность, связанная с этим треком, и я понял, что он станет началом чего-то. Правда, чего именно? Я долго этого не понимал.

Затем я подумал: «А что. если водитель будет слушать этот трек? Внезапн мысль стала отправной точкой экшн-мюзикла, в котором использовано разом все то, что я люблю в фильмах Тарантино, Джона Лэндиса и Скорсезе. И это помещено в один полноценный проект. Или можно привести в пример фильм Джорджа Лукаса «Американское граффити» — первый в мире «внутрикадровый мюзикл», в котором саундтрек — это не просто музыкальное сопровождение, а то, что слушают герои, находящиеся на экране.

Когда появился iPod, случился настоящий переворот в сознании любителей музыки — теперь можно было сопровождать музыкой буквально каждое действие в своей жизни. Это был настоящий шаг вперед по сравнению с эпохой Walkman. Когда я задумался над этим, то предположил: «А что если есть человек, который действительно всю жизнь шагает под музыку». После этого я наткнулся на «Музыкофилию» — книгу, написанную Оливером Саксом. И она напомнила мне о звоне в ушах, который я слышал последний раз, будучи ребенком. Мне было семь или восемь лет, и эти ужасные приступы заставали меня ночью — было больно, в уши приходилось делать подкожные впрыскивания. Книга Сакса рассказывает о том, что люди используют музыку для того, чтобы заглушить звон в ушах. И я подумал: «Вот оно. Вот чем болен Малыш». Это было точно то, что нужно. Когда я это понял, придумать эпизод с «Bellbottoms» было уже делом техники.

«The Harlem Shuffle» — Bob & Earl (1966)

Я и раньше работал с хореографами — еще во времена съемок «Spaced» (ситкома 1999 года, — прим. RS). И еще в «Зомби по имени Шон» была та сцена под «Don't Stop Me Now» Queen, над которой я работал с хореографом и каскадером одновременно. И я подумал, что рано или поздно построю вокруг работы людей двух этих профессий целый фильм.

Хореограф Райан Хеффингтон был на съемках все это время, и некоторые из тех вещей, что он делал, просто так и не заметить — это небольшие ремарки в сценах, то тут, то там. Но был и эпизод под «Harlem Shuffle», который оказался невероятно крутым и важным. То был первый день съемок. Замечательный способ создать равные для всех условия. 



Мы сели с Райаном и послушали песню несколько раз от начала до конца, находя места, где можно сделать некие отметки. Но еще до того я общался с одним британским диджеем по имени Марк Николсон, также он известен как Osymyso. У меня было несколько песен для фильма на примете. Я даже в сценарии это отметил. В общем, я спросил у Марка: «Можешь мне сделать ремикс на «Harlem Shuffle» со звуковыми эффектами?». Мы взяли песню и вставили туда разные аудиофрагменты — звуки улицы, гудки автомобилей, лай собак, плач детей. Затем мы с Райаном исследовали съемочную локацию, и тут началось: «Вот тут нам нужно пиканье банкомата, а тут надо записать радио — на том моменте, когда он заходит в кофейню». Вот в чем фишка момента, когда Малыш стоит за кофе, а парень за прилавком спрашивает: «А что вы будете». И он отвечает «Ага, ага, ага» — вместе с песней. И потом говорит: «Мне четыре кофе, пожалуйста» (смеется).

Слева направо: Лили Джеймс, Эдгар Райт и Ансель Элгорт. Фото: Wilson Webb

Следующий пункт программы — надо было взять Райана, а также оператора и помощника режиссера, включить «Harlem Shuffle» на моем айфоне и все как следует разметить. Окей, можем ли мы зайти в кофейню на первом куплете? Есть ли подходящая дверь? Затем мы прошли этот маршрут в размеренном темпе — как шел бы Ансель. Нужно было четко определить расстояние до кафе и как все должно быть. Надо было уложиться во время. Со стороны мы, наверное, выглядели безумцами. Какие-то люди, которые ходят и говорят: «А что, если нам пойти сюда? Ой, постойте, это же пиццерия. Давайте ее в кофейню переделаем». Потом Райан прогонял это все в танцевальной студии. Затем было две репетиции, где все уточнялось. «Окей, а теперь давайте все это снимем».

Кроме того, нам нужно было выгодно подать песни из фильма. Конечно, многие знают «Harlem Shuffle», но для многих ее начало ассоциируется, скорее, с сэмплом, с которого начинается «Jump Around» House Of Pain. Есть еще один такой пример — песня Detroit Emeralds «Baby Let Me Take You», которая засэмплирована в «Say No Go» De La Soul. А еще я использовал это (включает телефон) — большинство зрителей подумают, что это начало «The Next Episode» Доктора Дре, а это, на самом деле, «The Edge» Дэвида Маккаллума и Дэвида Аксельрода. Это, кстати, тот же самый Маккаллум, что и в «Агентах А.Н.К.Л.». Он — Илья Курякин, и он клевый!

«Neat Neat Neat» — The Damned (1977)

Это одна из моих любимых песен Damned... Кстати, Фли из Red Hot Сhili Peppers (он появляется в фильме) сказал, что когда узнал, что мы будем использовать эту песню на саундтреке, то сразу решил, что он в деле. Эпизод с ограблением с самого начала был сделан под этот трек, и — это именно тот момент, после которого люди понимают, как хорошо сделан фильм. Мне не хочется отбирать лавры у моих потрясающих монтажеров, которым нужно дать награды просто за то, как они совместили кино с музыкой. Но, надо заметить, что актеры тоже слушали треки на съемочной площадке, так что в итоге все так круто работает, потому что перед вами сочетание монтажа и хореографии. Мы всегда совмещали все вместе, помня о музыке — всегда и во всем. Это не как в трейлере «Отряда Самоубийц», где это выглядело как: «Давайте мы все снимем и смонтируем, а потом просто наложим «Bohemian Rhapsody». Мы постоянно ставили актерам музыку — чтобы они могли под нее играть.

Был и еще один забавный момент с этим треком, который стал счастливым для всего фильма. Я придумал тогда сцену для песни, набросал порядок того, что нужно снять, а затем свел раскадровку с самим треком. Все было схвачено. После этого показал раскадровку оператору Биллу Поупу, и он говорит: «Да песня ведь закончится уже. У тебя получается намного быстрее, чем все происходит в реальности. Эдгар, ты собираешься потратить кучу времени на экшн, но песня-то закончится намного быстрее». Разумеется, он был прав! Песня-то всего две с половиной минуты длиной!




В последний день съемок я добавил момент, где персонажи выбираются из машины, а им нужно залезть в другую — и Малыш здесь просто включил трек снова! Прекрасный пример того, как я хотел выбраться из ямы, но закапывал себя обратно...но вдруг, ты начинаешь понимать персонажа лучше! Малыш рассчитал все время погони, подогнал его под трек, а когда все пошло не так, разумеется, он подключил свой iPod к новой тачке и отмотал на последний куплет и припев, — туда, где трек и оборвался.



Про группу Damned сняли документальный фильм «Don't You Wish We Were Dead». Я как раз закончил «Малыша на Драйве», когда посмотрел ее, и там был кусок, в котором Дэвид Ваниан напыщенно пустословит: «Никто не помнит Damned! Когда речь идет о панке, всегда тут как тут Pistols, Clash, Buzzcocks... Почему наши песни никто не ставит как саундтрек? Почему музыка Damned не появляется в фильмах?» И я чуть не вскочил и не прокричал на его изображение на экране: «Обожди уж, Дэвид! Сейчас твой год наступил!».

«Tequila» — Button Down Brass (1996)

Знающие люди поймут, что эта версия песни «Tequila» — не оригинал Chаmps, который всем хорошо известен. Это кавер от Button Down Brass. Я услышал его в 1996 году, и пока долго-долго вынашивал идеи для этого фильма, очень надеялся, что не услышу эту песню в каком-нибудь еще фильме. Именно эта версия вмещает в себя эти «спорящие» барабанные соло — прямо посреди песни. Помню, как впервые услышал эти соло и подумал: «Было бы круто снять перестрелку под это».

То был один из самых хорошо выверенных эпизодов фильма. В отличие от песни Damned, эту мы могли совместить со всем очень четко — это был ремикс, который, опять же, сделали мы, и в который мы добавили много эффектов. И, вообще, мы бы наложили ее прямо на эпизод, но стрельба все портила. И, короче, Райану и каскадерам пришлось учить людей, как нужно стрелять. Он мог повернуться к Джейми [Фоксу] или Джону Хэмму и выдать: «Окей, тут ты делаешь Бах-Бах-Бах!», а затем твоя партия будет уже «Ба-Бах-Бах-Бах!» [изображает стрельбу из автомата]. Это было очень похоже на сведение ударных партий. Были деньки, когда мы приходили и такие: «Так, пять, шесть, семь, восемь... поехали, Бах-Бах-Ба-Бах!» (смеется).



Я однажды наткнулся на Джейми и спросил его: «Ты ведь в курсе, что тебе нужно будет сделать, да?», а он такой: «Ага, этот парень будет типа «Бам-Бам-Бам, а я такой: «Бам-Бам», а потом...». И тут он сымитировал сигаретную затяжку. Я сказал: «Мне нравится, сделай так в самой сцене». — «Что, с настоящей сигаретой?». — «Нет, просто притворись!». Так и в фильме: он стреляет парню в голову, а потом изображает, что затягивается. Вот почему надо обязательно брать Джейми Фокса в свой фильм.

«Hocus Pocus» — Focus (1970)

Я узнал о Focus из этого музыкального шоу, которое постоянно крутили в Англии. Оно называлось «The Old Grey Whistle Test». Focus тогда сыграли эту песню там так, что это свело меня с ума. Я не большой фанат прог-рока, но мне нравится динамичный прогрессив — когда музыканты дико быстро играют и демонстрируют свою крутизну. Кажется, песня попала в Top 10 в Штатах, что довольно-таки необычно для инструментального трека, где еще и йодли используются.

Студия хотела обрезать то, что вышло. Мне пришлось платить из собственного кармана за два дополнительных дня съемок, чтобы мы могли получить то, что хотели — и это стало моим любимым моментом. Мне всегда казалось, что будет здорово, если ты сделаешь фильм о погоне на машине, а потом одной из самых взрывных сцен окажется погоня на своих двоих. 

Люди спрашивают меня, как я выбирал песни для «Малыша на Драйве», и это вот как раз отличный пример. Если бы у вас был танцевальный трек или рок-трек с похожим темпом на протяжении всей песни, это было бы не так круто. 


«Hocus Pocus» — это визуально очень выразительный трек. Ты можешь его разглядеть: «Окей, это сцена, где бегут, очень похоже на твою лучшую в жизни кардиограмму». Но также в нем есть эти старт-стоп моменты, во время которых ты можешь позволить эпизоду жить своей жизнью и диктовать свои правила: «Окей, тут у нас быстрые гитары — он бежит. Погодите-ка, здесь переход с йодлем — поэтому тут он прячется за деревом, переводит дыхание. Стойте, вот другая гитарная партия — и тут он снова бежит, а потом снова аутро — он прячется в торговом центре. И снова стоп, переход на аккордеон — и теперь он забирается в машину». Только так ты можешь взять песню семидесятого года наподобие этой и превратить ее в полноценный хит для экшн-кино 2017-го года.

«Малыш на драйве»

Фильм в прокате с 24 августа.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно