• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Как Имоджин Лехтонен спасла женскую байкерскую культуру

10 Июля 2017 | Автор текста: Эрик Хендрикс
Как Имоджин Лехтонен спасла женскую байкерскую культуру

Имоджин Лехтонен


© Eric Hendrikx

Имоджин Лехтонен проносится мимо меня — ее путь лежит в итальянские Апеннины. Мотоцикл ныряет в сень деревьев, скрывающих усыпанный гравием асфальт. Одетая во все черное, с демоническим шлемом на голове, Лехтонен выглядит чертовски круто.

Она восседает на Ducati Scrambler Café Racer. Если начать преследовать ее, проходя все узкие, полные изгибов повороты на таких скоростях, от которых у любого мотоциклиста волосы встанут дыбом, станет предельно ясно, что вы едете за прирожденным опытным байкером. Стоит заметить, что это происходит в неприятное для байкерской культуры время. Культура страдает от толп «рыцарей выходного дня» и тысяч искателей селфи, который превращают дороги в аналог Coachella. Но Лехтонен даже среди настоящих байкеров стоит особняком — как женщин, так и мужчин. 

Те, кто уже видел обаятельную Лехтонен в передаче «RIDE with Norman Reedus», уже знакомы с ее новозеландским акцентом. Впрочем, Норману больше по вкусу ее характер — она настоящая искательница приключений, пусть и наделенная немалым обаянием. «Имоджин — настоящая оторва. И в седле мотоцикле, и без мотоцикла тоже, — говорит Ридус. — В ней живет дух свободы». Впервые он познакомился с ней в 2015 году — тогда она еще колесила по стране без остановки. Из первая встреча состоялась в Джорджии, где Норман жил и снимался в «Ходячих мертвецах». 

Спустя полгода он попросил Лехтонен поучаствовать в «RIDE» — в том в эпизоде, где он посещает ювелирную лавку ее семьи в Мелроуз. После этого они отправляются в четырехдневное путешествие вдоль побережья Тихого Океана. «Было круто ее получить, — говорит Норман. — Думаю, что она многих девчонок вдохновила взобраться на мотоцикл». 

Когда Лехтонен не гоняет на байке, она работает в магазинчике под названием «The Great Frog» — это старый семейный бизнес. Имоджин делает на заказ ручные рок-н-рольные ювелирные изделия. Серебряных дел мастер во втором поколении, Лехтонен коротает время за шлифовкой металла и химической обработкой колец с черепами разных размеров. В общем, занимается тем, чему ее научил отец. Впоследствии она развивала навыки под руководством дяди и одновременно сооснователя «Frog» Патерса Райли. С 1972 года семья Лехтонен-Райли переосмыслила рынок мужской бижутерии с черепами, ну а популярной их продукцию сделали такие группы как Motörhead и Metallica.

Что ты думаешь о подъеме движения девушек-байкеров?

Я — его посланец поневоле, и, надо сказать, у меня смешанные чувства на этот счет. В самом начале у нас была крутая команда, состоящая из чертовски крутых и сильных женщин. Но все эти «детки на байках», которые гоняют, чтобы сделать селфи и побегать в бикини — это слишком; и это к тому же очень опасно. Не люблю ездить в команде, когда не знаю тех, из кого она состоит. У меня много близких людей погибло. 

У тебя есть приближенный круг девчонок, с которыми ты катаешься?

Все эти поездки открыли для меня новый мир. Я познакомилась с девчонками, которые занимаются и работой с кожей, и которые создают дизайн для обуви. Среди подруг есть и те, кто работает с детьми, требующими особого внимания. Их объединяет то, что они все катаются на мотоциклах, и то, что они круты. Вот, кого я уважаю, а не тех девчонок, что носят байкерские шмотки, чтобы подцепить парня на мотоцикле.

Твой отец познакомил тебя с мотоциклами в раннем возрасте. На что это было похоже?

Я всегда находилась среди мотоциклов — они составляли большую часть отцовской жизни. Я могла сесть на байк позади отца и он бы отвез меня в университет, что, кстати, он всегда и делал. Учиться ездить под его руководством было нереально круто, поскольку моя тетя тогда жила у черта на рогах, на дорогах не было пробок, а также от тебя никто не требовал, чтобы ты надевала шлем. Когда я стала чувствовать себя комфортно на мотоцикле, мне хотелось только веселиться и учиться трюкам. 

Ты потеряла отца несколько лет назад после его долгой борьбы с раком. Как это повлияло на твои отношения с мотоциклами?

Когда моему отцу диагностировали рак, то сказали, что он проживет еще полтора года — к счастью, в результате у нас было целых семь лет. Я действительно любила ездить с отцом, и сейчас я не могу сейчас ездить на мотоцикле без мысли о том, что это нас связывает. Я до сих пор  говорю с ним, пока еду — с надетым на голову шлемом. Также у меня есть ожерелье, которое мой кузен сделал для меня — это пуля, внутри которой прах моего отца. Я еще ни разу без него на улицу не выходила. Не могу даже представить, как я куда-то поеду без него.

Имоджин Лехтонен и Норман Ридус. Фото: архив Лехтонен.

Как ты познакомилась с Норманом Ридусом? 

Норман прознал о поездке по Америке, в которой я участвовала с четырьмя девушками. Он пригласил нас встретиться, когда мы проезжали Джорджию. Там он живет, пока снимается в «Ходячих Мертвецах». Сказать по правде, мне пришлось погуглить, кто это такой — меня абсолютно не интересует телевидение и я никогда не видела сериал. Но Норман — хороший парень, и ему плевать на шумиху вокруг него. В итоге, он приехал в «The Great Frog», мы отсняли материал и поехали в четырехдневную поездку. С тех пор мы добрые друзья.

Изменилось ли что-то после того, как ты приняла участие в съемках того эпизода?

У Нормана совершенно сумасшедшая толпа поклонников — люди буквально заполоняли наш магазин спустя месяцы после того, как тот эпизод показали в эфире. Большинство из них были замечательны, они хотели зайти внутрь и пообщаться, или купить что-то из изделий. Но, кстати, и на меня свалилась эта странная фанатская волна — это было очень смешно, но и страшно в то же время — и да, мне пришлось защищать себя и даже спрятаться на несколько месяцев. (Смеется)

Где и как ты обучилась ремеслу серебряных дел мастера?

Я жила на чердаке нашего семейного магазина в Лондоне, пока училась тому, как использовать те или иные инструменты и готовить воск для отливки. Это такое крутое место! Скрипучее старое здание, расположенное вдоль вымощенной булыжником улицы — очень напоминает Кэрнаби-роуд. 

Я жила в так называемом Крысином Гнезде — чердаке с заостренной крышей, на высоте четырех этажей над самим магазином, без окон. Думаю, крысы там тоже были. Тогда я стала очень бледной и странной, но и вдохновение получила будь здоров. Я должна была работать с моим дядей Патерсоном, который ничуть не изменился с семидесятых. Все в мире поменялось, но не он. Он избегает технологии, он никогда не пользовался компьютером и у него даже никогда не было мобильного.

Патерсон тогда зависал и развлекался с ребятами типа Лемми [Килмистера] и он все еще остается парнем из семидесятых: длинные волосы, громкий голос, сапоги из змеиной кожи. Он обычно носит футболку, на которой написано: «Great Fucking Frog» или «Fuck off» — определенно, он человек стильный. 

И это все привело к тому, что ты теперь владеешь магазином в Лос-Анжелесе на Мелроуз?

С тех пор, как я уехала из Лондона, я страшно хотела снова заняться «Frog». Мой кузен Рейно, старший сын Патерсона, начал тогда вести семейный бизнес. Рейно собирал нас онлайн, курировал наши лучшие работы и совершенствовал все — он художник. Сотрудничество, которое мы ведем со Slayer, Iron Maiden и Motörhead, — его заслуга. Это было тем еще путешествием, но когда люди начали узнавать про нашу семейную историю и про то, что все, чем мы заняты, — это хэндмейд и собственный дизайн — семейный бизнес, насквозь пропитанный рок-н-роллом, — картина сложилась.



Мы только что провезли Ducati Scrambler Café Racers через извилистые дороги Апеннин в Италии. На что это было похоже по ощущениям?

Это было похоже на мечту. Я живу в Лос-Анджелесе, но чувствую, что корнями я в Европе. Мне нравится эта богатая история — я росла, думая, что родилась не в том веке. Получить возможность поездить по дорогам, минуя старинные дома и замки на виноградниках, расположенных на вершине холмов Италии — владений, которым уже сотни лет — это было потрясающе. Мне действительно это понравилось. Болонья — это родной дом Ducati, а Café Racer — это то, чего им не удавалось сделать прежде, и это действительно круто. Это идеальный мотоцикл для извилистых дорог гор Италии.

Какой самый важный урок тебе удалось извлечь из всего, что с тобой случилось?

Кое-что я узнала в возрасте 19 лет, пока путешествовала по Европе, — что нужно избавиться от любых ожиданий и следовать за своей интуицией — делать то, что сделает меня счастливой. В конечном счете, это было тем, что я узнала от своего отца, в особенности после того, как мы узнали о его болезни. С тех самых пор как это стало для меня чем-то вроде мантры, со мной, пока я жила в Новой Зеландии, происходили такие вещи, о которых я не смела и мечтать. Мне очень повезло, что я мог следить за семейным наследием в виде «The Great Frog» — своими руками, самосовершенствуясь — а потом сесть за руль мотоцикла. Я живу ради приключений и чего-то нового. Не хочу, чтобы моя жизнь когда-либо становилась инертной.    

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно