• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Хью Уэлшман: «Я не разгадал тайну ван Гога полностью»

20 Ноября 2017 | Автор текста: Рената Гарифуллина
Хью Уэлшман: «Я не разгадал тайну ван Гога полностью»

Ван Гог. С любовью, Винсент 


© Ракета Релизинг

Вначале ноября на экраны вышел необычный анимационный фильм «Ван Гог. С любовью, Винсент», созданный из более чем шестидесяти пяти тысяч написанных  маслом картин. В течение более, чем шести лет сто двенадцать художников из двадцати стран работали над созданием уникального проекта под руководством режиссера Хью Уэлшмана, обладателя «Оскара» за короткометражный анимационный фильм «Петя И Волк». RS связался с Уэлшманом, чтобы узнать подробности работы над картиной и его личное отношение к неоднозначной фигуре ван Гога.

Вы работали над этим фильмом больше пяти лет. Наверное, Винсент ван Гог уже стал неотъемлемой частью вашей жизни. Рискну предположить, что вы знаете о нем больше, чем все остальные, не так ли?

ХУ: Есть несколько исследователей и биографов, изучавших его жизнь, и фанаты, которые читали о нем больше меня, но, скорее всего, это только небольшая группа людей во всем мире. Я прочитал больше тридцати книг о ван Гоге. И, конечно, самыми важными источниками в этом деле являются его письма.

Что Винсент ван Гог значит именно для Вас?

ХУ: Он стал для меня вдохновением. Этот проект изначально был работой моей жены. Шесть лет назад я ничего не знал о Винсенте ван Гоге, потом начал читать книги, которые Дорота раскладывала по всей квартире, и начал очаровываться этим человеком. Казалось, что в двадцать семь лет он полностью провалился в жизни. На тот момент ван Гог не достиг успеха в трех профессиях, у него не было жены, девушки, денег, он был белой вороной в семье и пребывал в глубочайшей депрессии, жил в холодном сарае в индустриальном угольном районе Боринаж в Бельгии. В течение последующих десяти лет он научился чертить и рисовать на таком уровне, что его работы повлияли на все искусство после него. Через невероятную страсть и силу воли он сделал из себя гения. 

Можете ли вы сказать, что смогли разгадать тайну этого загадочного человека? Гения, который не был понят своими современниками, или больного, но в тоже время чрезмерно амбициозного человека?

ХУ: Нет, я не разгадал эту тайну полностью, как не смогли это сделать ни исследователи в музее ван Гога, ни основные биографы Винсента. Это одна из причин, почему он очень хороший герой для художественного фильма. До сих пор существует много тайн, – и они всегда будут существовать, – из этих загадок мы можем создать отличную драму. Как я уже сказал ранее, одна из самых удивительных вещей состоит в том, что он начал рисовать только в двадцать восемь лет и уже через девять лет стал одной из самых великих фигур всех времен. Никто не мог ожидать, что он способен на это, кроме его младшего брата Тео, который верил в него. Но даже Тео удивился бы нынешней славе Винсента. 


Во время работы над фильмом, что вас больше всего вдохновляло? Кроме картин ван Гога, само собой.

ХУ: Кроме его писем и картин, которые были основным вдохновением, во время работы над сценарием мы с Доротой посмотрели много фильмов в жанре нуар, в том числе «Глубокий сон» – даже несколько раз. Дорота также много раз пересматривала «Часы», и мы оба вдохновлялись разными полнометражными документальными фильмами – «Dreams of a Life» и «Тонкой голубой линией» в особенности. Мы постоянно слушали музыку из фильмов авторства Клинта Мэнселла в течение трёх лет написания сценария, поэтому мы очень хотели, чтоб именно он писал музыку и для нашего фильма.

Какие картины ван Гога вы могли бы назвать любимыми?

ХУ: Я большой поклонник его картин, изображающих ночь : «Звездная ночь», «Ночное кафе», но моя самая любимая – «Ночная терраса кафе». Еще меня шокировал его автопортрет в музее д’Орсе. Это был его последний автопортрет, и он действительно завораживает.

Какая часть фильма, эпизод или сцена вам нравится больше всего?

ХУ: Ох, прямо в конце, когда наш герой Арманд Рулин наконец находит эксцентричного Доктора Гаше.

 

Скажите, пожалуйста, пару слов об отношениях с актерами, с которыми вы работали. Всем ли довольны, понравилось ли вам то, как они передали атмосферу того времени?

ХУ: Мы больше, чем довольны – мы в восторге от нашей команды. Часто они произносили реплики настолько великолепно, что мы спрашивали себя, действительно ли именно мы их написали. Их игра очень часто улучшала наш сценарий. Как режиссер я не могу и желать большего, чем ситуаций, когда актеры берут твой материал и делают его лучше!  

Почему было так важно сначала снять фильм с реальными актерами и только потом переделать это в анимацию?

ХУ: На это есть несколько причин: во–первых, потому что Винсент хотел, чтобы люди, которые увидят его работы через сто лет, могли прочувствовать душу натурщика, душу человека, который сидел напротив него. Винсент начинал с реальных людей с сильным характером, и мы хотели сделать то же самое. Во–вторых, нам нужны были художники с высоким уровнем мастерства, и, к сожалению, несмотря на то, что по всему миру есть сотни тысяч художников–аниматоров, лишь немногие из них также хорошо могут работать с маслом. Поэтому мы разделили движения в фильме, обеспечиваемые людьми, и нарисованные картины, чтобы нанять только самых лучших художников.

Могло ли это быть нарисовано с самого начала?

ХУ: Да, Дорота изучала этот вариант в 2007 году. Я большой поклонник свободной прорисовки анимации без отсылок к чему–то, но это не подходило для нашего фильма. Это хорошо для короткого метра, над которым могут работать только один или два аниматора. Но это было бы плохим решением для нашего фильма «Ван Гог. С любовью, Винсент».

Судя по вашим предыдущим работам, можно сказать, что музыка в фильмах значит многое, если не является главным. Особенно классика. Композитором музыки к фильму «Ван Гог. С любовью, Винсент» стал всемирно известный Клинт Мэнселл. Как проходил процесс написания музыки для такой необычной истории? Когда он показал вам свои первые наброски, это был действительно тот звук, который вы искали или нет?  

ХУ: Работа с Клинтом была осуществлением моей мечты. Как я говорил, мы слушали его музыку все время, пока писали сценарий. Казалось, что он идеально подошёл бы для этого фильма. Мы кратко рассказали ему, какую музыку хотим для конкретных персонажей и определенных сцен. Он посмотрел еще не смонтированный фильм, полностью прочитал биографию ван Гога авторства Найфи и Уайт–Смита (а это тысяча страниц – не такое уж легкое чтение), и начал придумывать музыку. Клин работал над ней год. В течение этого времени я открыл для себя бретонскую народную музыку и почувствовал, что она подойдет для нашего фильма. Он же включил некоторые мотивы оттуда в свои задумки, что в результате дало уникальный звук, который, кажется, соответствует картинке.    

Вы являетесь лауреатом премии Оскар за мультфильм «Петя и волк». Как сильно это повлияло на вас? Как это изменило вашу жизнь или ваши отношения с индустрией кино?

ХУ: Было облегчением получить Оскар за «Петю и волка». Я так долго, до абсурда, усердно работал без особого материального успеха, что, когда выиграл Оскар за «Петю и Волка», почувствовал, что я чего–то достиг. Это позволило мне немного больше отдыхать и радоваться жизни, что было важно для меня как для одержимого трудоголика. Люди не начали бросаться в меня деньгами – над следующими проектами было так же трудно работать, но с тех пор моя жизнь стала лучше, потому что я стал менее маниакально к этому относиться! Или, может быть, это приходит с возрастом!

Хью Уэлшман

Фильм «Ван Гог. С любовью, Винсент» доступен просмотру в избранных кинотеатрах

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно