• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКИНО

«Грайндхаус». Двойка за поведение

15 Июня 2007 | Автор текста: Мэттью Ролстон
«Грайндхаус». Двойка за поведение
Grindhouse

© www.outnow.ch

На экраны выходят две части картины «Грайндхаус» — дань почтения голливудских хулиганов Квентина Тарантино и Роберта Родригеса малобюджетным хоррорам и слэшерам тридцатилетней давности. Накануне появления «Грайндхауса» в российском прокате RS устроил очную ставку обоим режиссерам и исполнительницам главных женских ролей — Роуз Макгоуэн и Розарио Доусон.

Квентин Тарантино явно пребывает в отличном расположении духа. «Меня потрясает то, как Макгоуэн произносит слово “дебилка”! — своей обычной скороговоркой выпаливает мне прямо в лицо режиссер. — Роуз чертовски смешно ставит ударение на первом слоге. Получается “дэбилка”. Однажды во время съемок она позабыла какую-то строчку из своей роли, долго ее вспоминала и в конце концов брякнула: “Ну я и дебилка!” Я подумал, что это нужно обязательно использовать! А еще Родригес говорил, что Роуз ненавидит слово “шлюха”. Типа: “Обзывайте ее как угодно, только не шлюхой”». Тарантино довольно хохочет.

После пресс-показа фильма «Грайндхаус» мы с Тарантино, Родригесом и Роуз Макгоуэн отправляемся в гости к Розарио Доусон. Актриса сыграла одну из главных ролей в новелле Тарантино «Доказательство смерти», в которой рассказывается о серийном убийце в исполнении Курта Рассела, разъезжающем на спортивном «Додже Челленджере» по югу Америки. Роберт Родригес снял вторую часть картины — в зомби-новелле «Планета страха» Макгоуэн изображает танцовщицу с пулеметом вместо ноги.

По дороге Квентин взахлеб рассказывает о своих любимых фильмах категории «В» — «Vanishing Point», «Italian Connection», семидесятнических ужастиках и старых глупых мультфильмах вроде «The Boob Tube». «Все-таки странно, что актрисы соглашаются сниматься в столь откровенных кинофантазиях, — перебивает его Родригес. — Однажды Квентин сказал мне: “Я считаю, что в фильме обязательно должен быть хотя бы один смачный лесбийский поцелуй”. Я воспринял его слова как руководство к действию. В самом начале моей новеллы вы можете видеть два соприкасающихся женских языка. Затем камера отъезжает назад, и зрители видят, что на самом деле Роуз просто облизывает свое собственное отражение. Вот вам и смачный лесбийский поцелуй».

Розарио Доусон проживает в коттедже в колониальном стиле, выстроенном на берегу океана неподалеку от Лос-Анджелеса. Доусон любит принимать гостей — она говорит, что вечером ожидает своего массажиста, личного тренера и одного знакомого художника, рисующего комиксы. В планах компании — небольшая коктейль-вечеринка. Мы входим в гостиную, Роуз тут же забирается с ногами на белый кожаный диван и закутывается в свитер. Мы пьем пиво Shiner Bock, которое варят в Остине, штат Техас, — городе, где проходили почти все съемки «Грайндхауса». Роберт Родригес прихватил с собой закуску — любимое мятное печенье, которое очень обожают его дети.

Доусон, хихикая, наблюдает, как уже слегка захмелевшая Роуз делает очередной глоток. «“Грайндхаус” — гениальная картина, а Тарантино — гениальный режиссер, — заявляет Розарио. — Я с нетерпением ждала того дня, когда смогу увидеть себя в этом фильме». «“Грайндхаус” стилизован под идиотские экшны 70-х годов, — говорит Макгоуэн. — Получилось, на мой взгляд, великолепно — и смешно, и жутко одновременно. Кстати, Розарио! Было очень гнусно с твоей стороны бросить партнершу по «Доказательству смерти» (Мэри Элизабет Уинстед. — Прим. ред.) в одиночестве. Ведь ее изнасиловал этот подонок». «Да, я обсуждала этот вопрос с Тарантино несколько раз, — начинает оправдываться Доусон. — Мне совсем не хотелось бросать ее на произвол судьбы, хотя это всего лишь кино. Я любила ее, мы были друзьями! Но Квентин четко сказал: “Нет!” Я продолжала клянчить: “Пускай она спасется!” Но Тарантино был неумолим. Он сказал: “Малышка, нельзя делать этого. Иначе все дальнейшие события пойдут не так, как я задумал”». «Я удивлена, что ты поверила в то, что ради тебя Квентин изменит хотя бы одну строчку в сценарии, — смеется Макгоуэн. — Наверняка он настаивал, чтобы ты заучила все диалоги слово в слово. Все, о чем вы с Родригесом думаете, так это о том, каким еще пыткам можно подвергнуть женщину,— Роуз поворачивает голову к довольно ухмыляющемуся Тарантино. — Я не понимаю этого. Вы что, снимаете инструкцию для подрастающих маньяков и серийных убийц? Может быть, стоит наконец-то вспомнить о милых голливудских комедиях 50-х?»

Grindhouse

Grindhouse
© Фото: www.outnow.ch

На следующий день Макгоуэн приглашает нас попробовать гамбургеры в заведении под названием House Of Pies, одной из забегаловок Лос-Анджелеса. «Здесь готовят лучшие бургеры в городе», — радостно сообщает нам Роуз. Мы занимаем отдельную кабинку с барными стульями и стойкой. Невысокая Макгоуэн едва достает ногами до пола. «Однажды меня не взяли в картину из-за того, что режиссеру не понравились мои рост и прическа, — жалуется актриса. — Мне объявили об этом, позвонив домой рано утром. Я была готова передушить всю съемочную группу телефонным проводом, а потом взять аппарат и разбить его о голову режиссера». Макгоуэн принимала участие в обеих частях фильма — в «Доказательстве смерти» Тарантино пригласил Роуз сыграть роль блондинки, которая неосторожно соглашается прокатиться на автомобиле с нарисованным на капоте черепом. Родригес же предложил актрисе роль одноногой Черри в «Планете страха». «Как-то я сказала Роберту, что если бы у меня была дочка, то я назвала бы ее Черри, — говорит Макгоуэн,отламывая кусок от многоэтажной конструкции, именуемой “сэндвичем с куриным филе и манго”. — Очевидно, он запомнил мои слова. Хотя, думаю, я едва ли дала бы такое имя своей девочке, ведь над ней тогда издевались бы в школе». Роуз и Роберт познакомились два года назад на одной из вечеринок в Каннах. Оба пили коктейли в одиночестве, ожидая приезда своих друзей. «Я сказала ему: “Смотрю, парень, ты такой же лузер, как и я”, — Макгоуэн улыбается, вспоминая эту встречу. — Затем, как я обычно поступаю в подобных случаях, я начала без какой-то цели бродить по комнатам. Родригес в какой-то момент просто присоединился ко мне». «На тот момент я считал Макгоуэн отработанным материалом кинобизнеса, — с хитрым выражением лица заявляет Роберт. — Однако оказалось, что Роуз — не только красивая и сексуальная женщина, но и настоящая творческая натура. Я подумал, что смогу снять ее так, чтобы зрители остались в полном восторге. Чтобы было совсем весело, я решил присобачить ей ногу в виде пулемета. Лично я в наличии такой “огнестрельной” ноги вижу лишь положительные моменты. Вы легко можете избавиться от тех, кто вам не по душе. Правда, в магазине вам придется платить за две туфли, а носить вы будете только одну, но в целом нога-пулемет — это очень круто».

Макгоуэн полагает, что ее персонаж в «Планете страха» станет предметом фантазий для разного рода извращенцев. «Есть люди, которые возбуждаются от вида огнестрельного оружия, — говорит она. — Им нравятся ампутированные конечности. Моя героиня определенно будет иметь среди них огромную популярность, — немного нервно смеется Роуз и разводит руки в стороны, демонстрируя размер возможной славы. — Но, увы, я едва ли воспользуюсь ею. Я слишком ленива, чтобы стать королевой».

«Моя героиня появилась в сценарии почти случайно, изначально там не было никакой девицы с ногой-пулеметом, — продолжает Роуз. — Но когда я встретилась с Родригесом в Каннах, я начала жаловаться на то, что лучшие роли в боевиках всегда отдаются мужчинам. Я сказала, что не вижу причины, по которой героем экшна не может быть женщина. Так появилась Черри Дарлинг. Мне нравится, что она — это вовсе не крутая тетка, но зато она придумала так много разных способов убивать людей!»

В прошлом году Родригес развелся с Элизабет Авеллан — женщиной, с которой прожил шестнадцать лет и которая родила ему пятерых детей. Тем не менее Авеллан осталась на должности продюсера «Грайндхауса». Желтая пресса тут же растиражировала сплетню о том, что Роуз Макгоуэн и Роберта связывают любовные отношения — однако они вполне правдоподобно это отрицают. «Мы не более чем хорошие друзья, — говорит Родригес. — Хотя бессмысленно отрицать, что мы буквально прилипли друг к другу, когда начали снимать этот фильм». «Я сейчас ни с кем не встречаюсь, я одна впервые с четырнадцатилетнего возраста, — кивает Макгоуэн. — Сейчас мне тридцать три, мне одиноко, и, что смущает меня больше всего, у меня появилась зависимость от своих друзей. Я люблю их больше жизни, но все они в один голос талдычат о том, как мне иногда полезно побыть одной. Скажите, почему?»

Grindhouse

Grindhouse
© Фото: www.outnow.ch

Среди любовников Макгоуэн были Мэрилин Мэнсон и герой обложек журнала Men’s Health Дэвид Зинченко. Роуз говорит, что ее романы обычно длятся по три с половиной года. «Мне кажется, я привыкла к чересчур долгим отношениям, — на лице актрисы возникает ехидная ухмылка. — Вероятно, необходимо установить новый срок — скажем, два с половиной года. Мне иногда говорят, что я люблю мужиков, одержимых работой. На самом деле если я и ищу что-то в мужчине, так это умение сопереживать. И еще меня ужасно бесит, что все вокруг полагают, что Макгоуэн — это такая “крутая тетка”. Однако я не собираюсь доказывать людям, что это не так». Роуз действительно ведет довольно замкнутый образ жизни, предпочитая проводить свободное время дома в обществе двух бостонских терьеров — Бага и Фестера. «Вы бы, наверное, долго смеялись, если бы узнали, чем я на самом деле занимаюсь, — вздыхает актриса. — К примеру, в прошлую пятницу я, стоя на коленках, оттирала старую грязь с плитки в ванной. Я вся пропахла этой ужасной жидкостью для мытья полов». Роуз говорит, что ее самый любимый момент в «Планете страха» — сцена в госпитале, в который попадает ее героиня после того, как зомби оторвали ей ногу. Макгоуэн вспоминает, что на съемочной площадке она «попыталась нагнать драматизма», но в какой-то момент заметила, что Родригес и Тарантино лишь ехидно ухмыляются. «Их рожи напрочь убили все мое рабочее настроение, — вспоминает Макгоуэн. — Я сказала: “Вы, два придурка, валите отсюда!” — и Тарантино тут же вписал эти слова в сценарий. Выходит, если я и попаду в историю американского кино, вспоминать меня будут исключительно по нецензурным репликам».

«Сказать по правде, мне нравится играть дрянных девчонок, — продолжает Роуз. — От природы у меня есть все, что нужно для таких ролей. Я достаточно агрессивная женщина, умею постоять за себя, поскольку все мои пять дядьев считали своим долгом принять участие в моем воспитании. Так что, если нужно, я могу зажечь по полной». «А я во всем предпочитаю спонтанность, — говорит Доусон. — Возможно, именно поэтому я так люблю путешествовать. Однажды на Коста-Рике на меня напали обезьяны, а еще я убегала от разъяренных быков в Памплоне и прыгала с парашютом». Доусон коллекционирует комиксы и может процитировать любой диалог из сериала «Звездный путь». В свои двадцать семь Доусон снялась в тридцати трех фильмах. Она начала кинокарьеру в пятнадцать лет с фильма «Детки» — ее случайно заметил агент по кастингу, когда Розарио сидела на крыльце сквота в нью-йоркском квартале Ист-Виллидж. В то время семья Доусон жила в брошенной квартире без электричества и канализации. Розарио говорит, что она всю жизнь готовила себя к роли в фильме Тарантино: «Квентин — человек, от которого я просто без ума». В подтверждение своих слов Розарио цитирует один из диалогов фильма «Бешеные псы». «Однажды мы с Квентином поспорили, сколько раз он произнес слово “член” во время разговора. Он сосчитал, что семь. Я начала убеждать его, что девять. Мы спорили очень долго, в конце концов он сказал: “Вот как это было: член, член, член, член, член, член, член”». «Возможно, Розарио была права в своих подсчетах, — смеется Тарантино. — Но я считаю, что в моем фильме большое значение имеет то, каким образом актеры произносят слова. Я хотел, чтобы у них получалась настоящая словесная каша — чтобы семь слов показались вам девятью». Доусон говорит, что в перерывах между съемками Тарантино только тем и занимался, что слушал свой iPod. «Он обычно подключал плеер к съемочному громкоговорителю, чтобы все могли послушать его любимые песни, — хихикает Розарио. — Орет музыка, а Квентин со скоростью пулемета выдает информацию о том, что это за композиция, кто и когда ее написал и сколько раз ее исполняли другие музыканты. Иногда от его слов начинала болеть башка».

Расставшись со своим бойфрендом и коллегой по сериалу «Зачарованные» Джейсоном Льюисом, Розарио купила себе собственный дом. Актриса говорит, что ненавидит оставаться одна по вечерам. Чтобы как-то скрасить одиночество, Доусон пишет детскую книгу и изучает учебник по управлению вертолетом: «За всю мою жизнь у меня было всего лишь три более-менее серьезных романа. Раньше я считала, что у меня страх перед постоянными отношениями, но, как оказалось, я просто очень избирательна. Я люблю целоваться, люблю ходить в рестораны, ужинать при свечах. Но, если вы зануда, я не оставлю вам никаких шансов на продолжение вечера». «На съемочной площадке я привыкла работать с мужчинами, — продолжает актриса. — За то время, пока мы делали “Грайндхаус ”, я получила ни с чем не сравнимый опыт съемок с девчонками. Это был замечательный период, который я забуду еще не скоро. Мы очень много курили, частенько выпивали. Ха, я боюсь даже подумать о том количестве пустых бутылок, что осталось после нас!»

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно