• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Архив RS. Алексей Балабанов: «К реализму «Жмурки» никакого отношения не имеют», 2007

28 Декабря 2014 | Автор текста: Александр Кондуков
Архив RS. Алексей Балабанов: «К реализму «Жмурки» никакого отношения не имеют», 2007
Архив RS. Алексей Балабанов: «К реализму «Жмурки» никакого отношения не имеют», 2007

© Юрий Козлов, www.rollingstone.ru

В своем фильме «Жмурки» Алексей Балабанов одел Никиту Михалкова в малиновый пиджак и украсил его тело тюремными татуировками. Над внешним видом других звезд нашего кино — от Татьяны Догилевой и Ренаты Литвиновой до Виктора Сухорукова и Сергея Маковецкого — гримеры тоже поработали: приклеивали им безумные прически, накладные носы и вставляли фальшивые зубы. О первой комедии в карьере русского режиссера Rolling Stone поговорил с ним на «Мосфильме», где Балабанов и Вячеслав Бутусов заканчивали запись музыки к «Жмуркам».

Балабанов, актеры и нож в кармане

Вместе с Алексеем Балабановым мы стоим около входа в студию, куда он отходит примерно каждые пять минут — в работе возникают паузы, и в это время мы можем поговорить. Мы немного опоздали, Балабанов явно недоволен и держится очень холодно. Впрочем, с прессой Алексей так ведет себя практически всегда, и чувствуется, что неприязнь эта взаимная — за время нашего общения режиссер пару раз называл журналистов «специальными людьми» и был абсолютно прав. Чего стоят только репортерские шуточки о том, что якобы на съемках «Жмурок» Балабанов выходил к своим звездам с ножом в кармане. «Много чего они могут наговорить», — морщится Алексей. «Скажут еще, что с пистолетом ходил, убил кого-нибудь».

Ирония журналистов по поводу ножа и актеров понятна — один из лучших наших режиссеров до «Жмурок» никогда не работал с такой армией знаменитостей, он предпочитал открывать их сам. Сам Балабанов вообще выделяет только Виктора Сухорукова да Сергея Маковецкого, которые, по его мнению, органично существуют на экране. «Известные артисты мне нужны для конкретной задачи», — поясняет Алексей. «Нужно, что бы их узнавали. А я их всех испортил, они у меня на себя не похожи».

Конечно, Балабанов преувеличивает — актерские лица подверглись минимальным изменениям, скорее гримеры акцентировали какие-то детали. Сухорукову и Михалкову на головы налепили дурацкие рыжие парики, а главному нашему кино-боссу еще и нарисовали зэковские татуировки. Молодые актеры пострадали меньше — Дмитрию Дюжеву («Космосу» из «Бригады») сделали накладной нос, а темнокожему Григорию Сиятвинде для роли негра по кличке Баклажан пришлось посещать солярий. «Что-то он не очень черный», — говорил тогда режиссер.

Балабанов, рэкетиры и чемодан с героином

В тон-студии (звукозаписывающий павильон) играет группа «Ю-Питер». Алексей Балабанов, сдвинув очки на кончик носа, смотрит на монитор, где раз за разом проматывается короткий эпизод первой комедии в его карьере — истории двух нижегородских рэкетиров, у которых отобрали чемодан с героином. Потрепанный «черный бумер» с актерами Дмитрием Дюжевым и Алексеем Паниным раз за разом срывается с места, и машина начинает нестись по осеннему провинциальному городу. В это время из динамиков доносится гитарный рифф, который после просмотра «Жмурок» будет преследовать, наверное, каждого зрителя. Через пару секунд музыка резко обрывается и звукорежиссер говорит: «Ну что, запишем? Давайте попробуем».

Балабанов и весь русский рок

Балабанов садится на стул и просит: «Ты мне выведешь звук, чтобы послушать хотя бы грубо?». В комнате снова начинает рычать гитара Георгия Каспаряна, а из студии кто-то уже кричит: «Да ладно, выводи, все равно отдельно пишется». Пока идет подготовка к очередному прогону эпизода, Каспарян негромко импровизирует, а Вячеслав Бутусов, композитор «Жмурок», проходится по струнам своего баса. «Ну, начали», — командует звукорежиссер, раздается бодрое тиканье метронома и группа начинает играть главную тему фильма.

Алексей Балабанов впервые начал работать с Вячеславом Бутусовым на съемках «Брата», где тот снялся в эпизоде и написал к фильму музыку. Тогда в картинах Балабанова впервые зазвучал русский рок — Nautilus Pompilius, «АукцЫон», чуть позже — «Сплин». «Я люблю музыку на русском языке», — коротко бросает Алексей, выглянувший ко мне в коридор из студии.

«Вот в «Войне» была оригинальная музыка — там Слава специально свою старую песню для фильма сделал с Deadушками. Во всем фильме звучал «Эхолов» в фонограмме «минус один». Они специально для «Войны» ее писали, под изображение, а на титрах пустили уже со Славиным голосом. Сейчас тоже оригинальную музыку используем: мне Слава написал несколько тем, и я выбрал те, которые больше всего мне подходят для «Жмурок». Вот в студии они в данный момент исполняют музыку уже в нужном мне ритме, все подгоняется под изображение. Проблем никаких нет: Каспарян — гениальный гитарист».

Русский гитарный рок в фильмах Балабанова всегда играет особую роль. Иногда посредством песен изъясняются немногословные герои, иногда музыка оттеняет гротескные сцены на экране: например, ту, где дуло пистолета Данилы Багрова выискивает очередную жертву, имитируя действия виртуального персонажа компьютерной игры «Doom». О роли русского рока в его фильмах Балабанову разговаривать неинтересно: «Я не математик, никогда ничего не просчитываю. Обычно подставляю под изображение различные мелодии и примерно понимаю, куда и что выходит. Ведь у нас есть очень хорошая музыка на русском языке, есть хорошая и на английском. Вот на французском я уже не слушаю».

Балабанов, «Агата Кристи» и Ирина Салтыкова

В «Жмурках» музыки хватает: в одной из сцен, действие которой разворачивается в нижегородском баре, попеременно звучат «Агата Кристи» и Ирина Салтыкова. Если учесть, что роль официантки в этом эпизоде исполняет Рената Литвинова, коктейль и в самом деле получается гремучий. Балабанов продолжает: «Здесь будут Stray Cats, будет Electric Light Orchestra, здесь будет, может быть, Sparks. Со Sparks еще не договорились с правами. Будет русская народная музыка. Эклектика будет — в «Жмурках» с разных носителей музыка идет. Действие происходит в квартире, и там есть проигрыватель со множеством пластинок. Их ставят периодически».

Звук гитары Каспаряна обрывает голос Балабанова: «Поздно, ребят, начали. Но, в общем, хорошо гитара на проезд ложится. Просто немножко поздновато, надо сразу драйва побольше дать». Из студии доносится суровый голос: «Ну, если с барабанами все нормально, то потом на них ритм-гитара наложится и...», — Каспарян показывает, как именно должна звучать партия, — «...вот так». Балабанов: «Я понял, Георгий, извини. Я просто не понял, что гитара потом пойдет».

Балабанов, коммерческое кино и политика

«К реализму «Жмурки» никакого отношения не имеют», — тихо говорит Алексей, сидящий на откидном кресле в коридоре. «Это черная комедия, условное кино. Ну, вот «Дик Трейси» — это реализм? И «Жмурки» примерно в ту же сторону, только другое немножко. Даже не немножко, а сильно другое. Но принцип одинаковый». Зачем Алексею Балабанову снимать коммерческое кино — понятно. Он работает на благо компании «СТВ» («Кукушка», «Война», «Бумер»), которая является однозначным лидером русского кинопроизводства. Алексей стоял у истоков «СТВ» (был одним из соучредителей) и многим ради нее жертвовал. Однажды даже поступился принципам и снял политический ролик за деньги, чего не делал ни до, ни после.

«Я с политикой никак не связан, никогда ей не занимался и не интересовался. Да и предложений не поступало. Хотя однажды, когда-то давно, Явлинский предложил сделать ролик. У нас денег не было тогда, студия плохо жила и я согласился. По телевизору потом даже говорили, что у Явлинского это лучший ролик был. Хотя я его не люблю. Делал это просто, чтобы денег заработать». Сейчас компания «СТВ» чувствует себя значительно увереннее, хотя генеральный продюсер Сергей Сельянов и старается не превышать бюджетную планку в 2 миллиона долларов. Вместе с Балабановым они работают с 1992 года, и именно они несут ответственность за невероятный успех «Брата» в 1997-м.

Балабанов, пессимизм и американцы

Как только речь заходит о прокате, Балабанов немного оживляется и выходит из рабочего ритма: «Мне вот, например, не нравится, что у нас американцы прокатом рулят. Почему в моей стране мне американцы диктуют, когда я должен свой фильм показывать в кинотеатрах. Прокат у них в руках, вот они все эти блокбастеры и ставят постоянно. Компания «СТВ» в плане проката им ничего противопоставить не может. Я лично точно не могу, потому что прокат — это уже немного другая профессия, к творчеству она отношения не имеет. Сельянов, конечно, организовал прокатную компанию, но кинотеатры-то все равно не наши — они все на американские деньги построены».

Впрочем, у балабановского пессимизма есть и оборотная сторона. «Совсем не пессимистичные у меня прогнозы! Просто сейчас сложилась определенная ситуация, которая будет развиваться. Постепенно американцев будут выдавливать и выдавят», — быстро говорит Балабанов, тут же скрываясь за дверью студии.

Балабанов, юмор и «Русская идея»

Когда Алексей Балабанов снял «Брата-2», то из просто талантливого режиссера превратился в одиозную фигуру; его фамилию склоняли на последних съездах Союза Кинематографистов. Наверное, в этом была виновата политика студии «СТВ», направленная на производство настоящего (правда, иногда несколько гипертрофированного и лубочного) русского кино. Ее политика очень точно определена названием монтажно-документального фильма Сергея Сельянова «Русская идея». Это словосочетание особо чувствительные журналисты и общественные деятели восприняли как оскорбительное и почти шовинистическое.

Особенно доставалось криминальному эпосу «Брат-2» с героически-наивными фразами вроде «Русские своих на войне не бросают» и циничным юмором в адрес негров и украинцев. Сам Балабанов, лингвист по образованию, к «цитатности» своих фильмов относится с демонстративным равнодушием: «Я специально это не закладываю. Пишу как бы и пишу, чтобы было интересно — неосознанно все это получается. Главное, чтобы нескучно было. Когда потом фразы слышу — никаких эмоций не испытываю, мне все равно».

Балабанов, Михалков и голая Джулия Ормонд

Центральная фигура нашего кино — Никита Михалков — к Балабанову всегда относился очень неровно и время от время публично критиковал его творческие методы. Возможно, Никитой Сергеевичем двигала ревность, ведь только Алексей мог составить ему конкуренцию по части народной любви. И если михалковский колосс «Сибирский цирюльник» при всем своем гигантском бюджете не смог сделать солидную кассу (возможно, виной тому было малое количество кинотеатров), то все тот же «Брат-2» показал отличные для своего времени результаты в прокате (при бюджете в 1,5 миллиона долларов он собрал 1,08) и гигантским тиражом продался на видео.

Балабанов отвечал Михалкову взаимностью — презрительно отзывался о «Цирюльнике» в интервью, зло иронизируя над сценой, где юный герой Олега Меньшикова падал в обморок, завидев голую Джулию Ормонд. Впрочем, некоторое время назад борьба с Голливудом наших крупнейших режиссеров все-таки объединила, и в балабановских «Жмурках» Никита Сергеевич даже сыграл острохарактерную роль Михалыча — городского пахана. Как проговорился однажды Виктор Сухоруков, Михалков отправился к Алексею со словами: «Не важно что, важно с кем».

В итоге Председателю Правления Союза Кинематографистов России пришлось комиковать на пару с сыном хозяина нижегородского авторынка «Канавинский» Матвеем Чапраком (папа толстого мальчика обеспечивал съемочную группу Балабанова транспортом). Так или иначе, Михалков своей могучей фигурой подтвердил работоспособность сельяновской программы — фильм, который обычно стоит полтора миллиона долларов, в «СТВ» снимается за миллион, остальное обеспечивает государство, а в исключительных случаях (крупный проект) — зарубежные инвесторы.

Балабанов, молодежь и патриотизм

Когда на экранах появились оба «Брата», а затем и «Бумер» Петра Буслова, пошли разговоры о том, что «русская идея» в фильмах «СТВ» подменяется криминальным романтизмом. Балабанов с таким мнением не согласен: «А вы посмотрите, что было в 30-е годы в Америке, посмотрите сколько было снято криминальных фильмов. Все эти «Перекрестки Миллера», «Неприкасаемые», «Крестные отцы». И все это — классика. Да, все это — жанровые фильмы. А у нас «Бригада», что, не жанровый фильм? Вообще, я считаю, что «Бригада» — это качественно сделанное кино. Длинное просто».

По словам, Балабанова, снимая абсолютно коммерческие «Жмурки», он ориентировался на молодежную аудиторию. Абсолютная правда — патриотизмом в комедии и не пахнет, ну разве что в героях ощущается непробиваемая (очень типичная для балабановских фильмов) жизнестойкость. Сейчас Алексею, похоже, достаточно того, что свою страну он любит сам: «Я всячески буду Россию пропагандировать и дальше любить. Потому что она мне нравится. Мне нравится, что у моего старшего сына на стене висит плакат — про Родину там что-то написано. Что-то такое».

Алексей Балабанов
Фильм «Жмурки» можно приобрести здесь

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно