• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

ПроявленияКИНО

Одной левой

Одной левой
Каменная башка

Михаил Трофименков (ИД «Ъ») о роли боксеров в кинематографе

Есть замечательный анекдот о журналисте, которому несказанно повезло: подыскивая ко Дню авиации необычного героя, он натыкается на слепого - уже лет двадцать как слепого - летчика. Секрет его мастерства прост: как только второй пилот в ужасе кричит: «Е* твою мать, что он делает!» - слепой плавно берет рычаги на себя. Анекдот вспомнился по поводу премьеры фильма Филиппа Янковского «Каменная башка». Фактурнейший Николай Валуев - ему бы гадов играть в фильмах о Бонде - изображает боксера, потерявшего память (хотя зачем боксеру память?). Что ж за напасть такая! Как только на российском экране появляется боксер, он непременно испытывает тяжелейший физический дефицит. В «Бое с тенью» герой терял зрение, теперь вот - память. Понятно, что это результат дурной мондиализации. «Бой с тенью» подстраивался под мировое увлечение слепыми громилами: от самурая Затоичи до спецагента Джонни Деппа («Однажды в Мексике»). Амнезия - тоже модный мотив: от «Помни» Кристофера Нолана до «Шультеса» Бакура Бакурадзе. Можно отшутиться: мол, все наши увечные боксеры - реинкарнации Павки Корчагина, но гораздо интереснее уложить их на кушетку социального психоаналитика. Мифология бокса, вообще-то, изобретение совершенно не русское. В советском кино было, помнится, два фильма о боксе: «Первая перчатка» (1946) Андрея Фролова и «Ринг» (1973) Виллена Новака. Бокс - это Хэмингуэй, зрелище, на которое герои американской прозы выводили девушек, «Джентльмен Джим» и «Малышка на миллион». Бокс - это социальный лифт, позволявший героям классического Голливуда - от «Кто-то там наверху любит меня» (1956) Роберта Уайза до «Рокки» (1976) Джона Эвилдсена - вырваться из этнического (как правило, итальянского или ирландского) гетто. В Голливуде история боксера - это, как правило, история успеха - или обломавшейся надежды на успех, что, в общем-то, одно и то же: Голливуд в лучших своих проявлениях полагает, что тот, кто осмелился, уже победил. У нас же история боксера - история падения. Вот вам типа самый супер-пупер, которому дали по голове, он ослеп и все забыл, а теперь пытается выкарабкаться. Кто такой, откуда взялся - не важно. Именно поэтому кинобоксеру требуется гандикап в виде травмы, иначе о нем просто неинтересно снимать и смотреть. Но тогда возникает вопрос: почему же так интересно смотреть американские фильмы о боксе, где у спортсменов все на месте: и глаза, и память, и обоняние? Наверное, именно потому, что у них все на месте. Смотреть кино о нормальном человеке по определению интереснее, чем смотреть кино об уникуме, обделенном или наделенном чем бы то ни было, и вот этого российские режиссеры категорически не понимают. Да, есть исключения из правила. Есть, например, великий и наивный фильм «Реквием по тяжеловесу» (1961) Ральфа Нельсона, там герой оставляет спорт из-за угрозы слепоты, но, не выдержав «давления среды», возвращается на ринг клоуном, ряженым индейцем, исполняющим танец со скальпами. Увы, для современных наших фильмов о боксе актуальнее другая аналогия. В 1975 году некто Ю Вонг снял в Гонконге фильм «Однорукий боксер» - это примерно то же самое, что слепой пилот из анекдота.

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно