• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Ольга Куриленко. Оля к победе

6 Ноября 2008 | Автор текста: Ольга Леонтьева
Ольга Куриленко. Оля к победе
Quantum of Solace

© www.outnow.ch

Запорожская фотомодель Ольга Куриленко стала первой «девушкой Бонда», родившейся на постсоветском пространстве. Встретившись с RS в Лондоне , Куриленко вспомнила подробности своего пути в высшее общество.

«Французы сходили с ума от моей фамилии, - сообщает мне Ольга Куриленко, которая несколько минут назад уселась передо мной за столик в лондонском кафе. - Не знаю уж, чем она им так понравилась. «Куриленко! Куриленко!» - на разный лад повторяли все. Честно говоря, я планировала взять себе какой-нибудь красивый псевдоним, однако французы убедили меня оставить все так, как есть. Впрочем, когда я работала моделью, фотографам и визажистам приходилось нелегко, поэтому меня называли Ольга К. либо просто ОК. На мой вкус, звучит вполне прикольно, но актерскую карьеру с такой кличкой лучше не начинать».

С Ольгой Куриленко мы встречаемся во второй раз: предыдущее интервью с актрисой проходило на пресс-джанкете с тремя десятками аккредитованных журналистов. В подобной ситуации на общение с артисткой пресс-служба выделяет минут пятнадцать и заранее просматривает список подготовленных вопросов.

Тогда Ольга показалась мне обычной девицей из Европы, которая едва может связать пару слов и морщит лоб в течение минуты перед тем как рассказать о том, как сильно ей недостает в Париже любимой тушеной капусты. «А я вас помню, - замечает Куриленко, переходя на английский. - Тогда мы беседовали на русском, и обе еле языками ворочали. Уф, сейчас мне стало попроще. Английский в этом смысле более гибкое и универсальное наречие». Брюнетка Куриленко с легкостью болтает на трех языках (включая французский) и может изъясняться на украинском и испанском. Она довольно скоро избавилась от восточноевропейского акцента, так что у ее героини Камиллы в «Кванте милосердия», который появится на экранах в начале ноября, идеальное манхеттенское произношение.

«Буквально на днях я дублировала «Квант» на русский и украинский, - радостно вспоминает Куриленко, кутаясь в осеннее пальто. - Мной руководили два парня - русский и украинский режиссеры дубляжа. Само собой, работа шла довольно туго, и от бессилия приходилось материться себе под нос. Скажешь «fuck», и все вокруг сразу понимают, как тебе непросто. Ребята все не могли взять в толк, почему я ругаюсь на английском, а не на русском или хотя бы французском. Ведь я никогда не жила в англоязычных странах. Пришлось объяснить свою жизненную позицию: если мат, то только по-английски. Когда я вижу русских девочек, матерящихся на родном языке, это выглядит так пошло! А на английском мат воспринимается куда более ржачно, и создается ощущение, что тебя просто подкалывают, а не хотят оскорбить до глубины души». Ассистентка приносит Ольге миниатюрную чашку чая, и Куриленко, прихлебывая дарджилинг, принимается рассуждать о славянских мужчинах. «Последний раз я видела привлекательного украинского парня лет в пятнадцать, - откровенничает Ольга. - Он жил неподалеку и казался... В общем, потом я уехала в Париж. Господи, сколько лет прошло, я ведь даже не помню, как он... Нет, конечно, я помню, как он выглядит! Потом через какое-то время я приехала в Бердянск, чтобы навестить всех, видела его, но столько уже с того времени воды утекло - даже вспоминать об этом, если честно, не хочется».

Через неделю после премьеры «Кванта» Ольге Куриленко исполнится двадцать девять лет - в таком возрасте многие манекенщицы покидают подиум, чтобы сосредоточиться на рекламных фото или родить парочку детей какому-нибудь обеспеченному седовласому финансисту. В случае с Куриленко модельный стереотип не срабатывает: Ольга редко выбиралась на подиум и пришла в мир кино в статусе девушки с постеров Just Cavalli и Carte Noire. «Ха! - неожиданно восклицает Куриленко, когда я интересуюсь, считали ли ее красивой в школе. - Была у нас в Бердянске компания из четырех девчонок, что-то типа модной тусовки. Мы тогда даже о парнях не думали, просто друг перед другом красовались. Мечта у меня тогда была только одна: я хотела стать натуральной блондинкой и ради этого могла сделать все что угодно. Однажды я взяла зубную щетку, окунула ее в перекись водорода и основательно прошлась по волосам. Мама моя тогда реально подумала, что дочка совсем ку-ку».

Когда Ольге Куриленко исполнилось три года, ее родители развелись, и своего отца она увидела только спустя десять лет - в год, когда в московском метро ее приметил скаут модельного агентства. Украинское детство Ольги стало легендой еще в тот период, когда на экраны всего мира вышел уморительный голливудский боевик «Хитмэн», где Куриленко получила роль глуповатой, но бойкой и острой на язык русской шмары Ники Ворониной. Многочисленные промо-интервью, которые раздавала молодая актриса, вертелись вокруг мрачных образов: унизительная бедняцкая жизнь в четырехкомнатной коммуналке, постоянная забота о ремонте одежды и горькие слезы матери, которая работала в школе учительницей рисования. После знакомства с женщиной-скаутом в московской подземке Ольга поступила на курсы моделей, а в шестнадцать лет отправилась в Париж, подписав контракт с агентством Madison. «Скучно мне не было, - вспоминает Куриленко. - Вокруг хватало девчонок из славянских стран, которые к нынешнему дню наводнили рынок до отказа и соревнуются только с бразильянками». После двух лет работы в агентстве Ольга попала на обложку журнала Glamour, а дальше пошло-поехало: Elle, Vogue. Причем ее не воспринимали как девочку славянского типа - даже в своем первом фильме «Змий» ей довелось играть модель-неудачницу из Грузии.

Людей, далеких от мира моды и женского глянца, парижская жизнь Ольги Куриленко едва ли заинтересовала бы: бердянская красотка освоила французский буквально за полгода, выскочила замуж за своего лучшего друга, фотографа Седрика Ван Моля, и прожила с ним четыре года. Вторым мужем Куриленко стал не менее загадочный для русского понимания мужчина - сотрудник компании по продаже мобильных телефонов Дамиан Габриэль, с которым Ольга рассталась в конце 2007 года. Насчет актерских талантов Куриленко в мире кино иллюзий, наверное, не существует: налицо разве что природная звериная грация и горящие глаза, благодаря которым Ольга запросто может играть грузинок, румынок и даже боливиек (героиня «Кванта милосердия» как раз и представляет эту южноамериканскую страну). Впрочем, впервые Куриленко прославилась в роли вампирши без определенной национальности - эта героиня досталась ей в одной из новелл альманаха «Париж, я люблю тебя». «Из-за вампирских зубов я постоянно мучилась от голода, - вспоминает Ольга, ковыряясь в миниатюрном десерте. - Мы с моим партнером Элайджей Вудом могли только суп через трубочки потягивать. Снимать протезы зубов нам строго-настрого запретили, потому что обратно их хрен наденешь. А от этого супа не было никакого толку - буквально через полчаса меня снова пробирал адский голод. Постоянно думала о куске пиццы, черт его побери».

По сюжету «Кванта милосердия» Куриленко изображает дочерна загорелую брюнетку Камиллу - русско-боливийскую (в мире агентов 007 понятие «это уж слишком» никогда не работало) шпионку, которая имеет собственные счеты с центральными злодеями фильма и на первых порах строит козни самому Джеймсу Бонду. «Камилла - это совсем новый тип «bond girl», совсем не похожий на других, - поясняет Куриленко, покосившись на маленький чемоданчик, с которым она прибыла на интервью. - Если бы я пришла на кастинг «Бонда» в конце 60‑х, мне пришлось бы томно валяться на диване и изображать порочность. Сейчас другие времена: в цене бодрые, энергичные девушки. В конце концов, мне удалось обойти четыре сотни конкуренток, так что радоваться по поводу «Кванта» у меня есть абсолютно все основания».

Несмотря на хорошую спортивную подготовку, Ольге пришлось всерьез поработать над собой в тренажерном зале: одни только тренировки с оружием заняли порядка трех недель. Кроме того, Куриленко пришлось заниматься с лингвистом-репетитором, который ставил ей нужный акцент, и лично выполнить несколько трюков. «Когда я посмотрела весь фильм целиком, то попросту офигела, - восклицает Ольга, широко раскрыв глаза. - Есть пара сцен, где камера снимает меня со спины: там сзади у меня все оказалось раскачанно, как у моделей из журналов для культуристов. Когда я заявилась к массажисту, он подробно рассказал мне, какие именно тренажеры довели меня до такого состояния. Так что все, что вы увидите на экране, - это настоящее живое мясо. Тренер так и говорил: это тебе, милая моя, не битый час на каблуках перед фотоаппаратом стоять».

Разобравшись с порядком поднадоевшей Ольге темой «bond girl», мы заказываем себе еще по чашечке чая, что вызывает бурю негодования у помощницы актрисы. «В аэропорт я еще успею, - одергивает ее Куриленко. - А вот о моем любимом Набокове меня в ближайшее время едва ли кто спросит». За минуту до этого Ольга пространно рассуждала о набоковской «Аде» и чтении вообще как лучшем способе остаться собой. «Недавно я поняла, что после знакомства с той кипой сценариев, которые мне присылают, надо прочищать себе мозги, - рассуждает Ольга. - «Но на чтение совсем не остается времени. Я даже завела домработницу, чтобы иметь возможность вместо уборки ненадолго уединиться с книгой. Но ничего не вышло - я очень скучаю по хорошей литературе». Все постсоветское пространство по привычке считает Ольгу Куриленко «своей», но на самом деле она является гражданкой Франции. «Французский паспорт я получила, когда выходила замуж, - вспоминает актриса. - Иметь европейские документы - это логично, учитывая то количество поездок, которое мне приходится совершать каждую неделю. Конечно, в интервью я говорю, что люблю Украину, но сейчас, признаться, меня с ней мало что связывает. Все мои друзья - французы, оба мужа тоже были французами, так что перед вами, в общем-то, состоявшаяся парижанка. С этим уже, наверное, ничего не поделать».

Рассуждая о французских мужчинах и обаянии Дэниэла Крейга, который однажды поделился с Ольгой своей карманной грелкой, Куриленко снова вспоминает триллер «Змий», на съемках которого судьба свела ее с престарелым «блондином в черном ботинке» - Пьером Ришаром. Эротическая сцена между похотливым адвокатом и грузинской моделью-динамщицей стала настоящим украшением фильма, о чем Ольга вспоминает с мечтательной улыбкой. «Это было поразительно! - рассказывает она. - Я снималась только в третьем своем фильме и уже работала в одном кадре с актером, фильмы которого стали частью моего детства. Меня так трясло, что второму режиссеру даже пришлось меня одернуть. «Успокойся, - сказал он мне. - В конце концов, ему уже не двадцать, и у вас там не первая брачная ночь». Но это же был Пьер Ришар! Он был таким осторожным и внимательным, я сначала его только на «вы» называла. И только после съемок сцены с первым нашим поцелуем мы перешли на «ты».

Поправив съехавшую с подлокотника полу пальто, Куриленко просит официантку принести чаю покрепче. «В крепком чае я себе отказывать не собираюсь. С остальным в тридцать лет куда сложнее, - комментирует свою просьбу Ольга. - Чтобы хорошо выглядеть, приходится от многого отказываться. Слава богу, в отличие от многих моделей я люблю торчать дома и чувствую себя одиноко как раз на гламурных вечеринках, куда меня иногда затаскивают подруги, - когда смотрю на людей, буквально на глазах пьянеющих и превращающихся в похотливых свиней. Мне нравится веселиться дома, где тебя точно никто не ущипнет в очереди за коктейлями. Плюс ко всему, мне противопоказано похмелье: мой организм устроен таким образом, что для полноценного восстановления после вечеринки приходится серьезно работать над собой».

Время, отведенное на наш разговор, стремительно подходит к концу, о чем свидетельствует очередная попытка помощницы уволочь чемодан Куриленко в такси. Через несколько минут Куриленко отправляется в аэропорт, где ее ждет самолет в Израиль: там актриса снимается в очередном своем фильме. Драма Дэнни Лернера «Кирот» рассказывает о непростой судьбе киллерши Гали, которая смогла улизнуть от захвативших ее торговцев людьми и устроиться на работу в некую таинственную организацию. Когда речь заходит о девушках, снимающихся в экшн-фильмах, я вспоминаю о «Коде Апокалипсиса» с Анастасией Заворотнюк, с которой Куриленко одно время путали не слишком сведущие в мире шоу-бизнеса журналисты. «Такой же тип лица? Да что вы говорите? - искренне удивляется Ольга. - В Европе стилисты обычно узнают славянских девушек по одежде и макияжу. Когда мне подбирали гардероб для пресс-тура с «Квантом», стилист, помню, сразу выдал свое фэшн-резюме: «Ольга из России? Ага, понятно. У нас есть леопардовый костюм, прозрачная блузка и вот этот лифчик тигровой расцветки». Когда моя ассистентка сказала, что я это в жизни не надену, стилист дико удивился: «Как же так? Она же русская! Подождите-подождите, у меня еще комбинезон-сетка где-то тут валялся». Представляешь, и такое мне приходится выслушивать всю мою жизнь! Так что девушкам Бонда тоже живется непросто. И я тому - самый живой пример».

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно